Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ТРАМВАЙНЫЙ  ВАЛЬС


М. Е.

И стыдно мне и страшно становилось...
А. Пушкин


Когда начинались белые ночи, я приезжал на трамвайное кольцо на окраине города, окруженное красными домами, - внутри которых, казалось, чирикала стая воробьев, - с разноцветным выцветшим бельем на ржавых балконах, по окраинам соединенных между собой железными лестницами. Иногда бесшумно выходил на балкон с папиросой под седеющими усами старый рабочий, оставляя в сумерках голубовато-молочное, как туман, облачко табачного дыма.

Временами, бренча, раскачиваясь, с лязгом и звоном, тяжело подпрыгивая на стыках рельс, медленно приезжал трамвай под невероятным номером - например 74 или 91 - и с неизвестным маршрутом, словно пробираясь тайком из другого города; табунок детей с криками водил его за свисающие с крыши веревки; трамвай останавливался, с одышкой поджимал перепончатые двери, вновь делал круг и медленно уезжал, чтобы никогда не возвратиться на моей памяти. А к началу ночи, когда я - примелькавшаяся деталь цветного пейзажа - собирался к дому, который был почти на другой планете, так далеко, приезжал маленький трамвай без номера, с длинной дугой, похожей на расплывающийся абрис ночного облака. Весь дрожа, словно отраженный в невидимой в сумерках воде, он переходил на останавливающийся шаг, его голова вспыхивала светом, и рыжая вагоновожатая, встав, выбрасывала в окно выбежавшим из ночного подъезда детям несколько мандаринов.

Взявшись за руки, за моей спиной, они шли домой.

Иногда, вместе с детьми, ее встречал в сумерках молодой жених в белой, распахнутой на горле рубахе с короткими рукавами, играя вальс на губной гармонике. Дети убегали в подъезд. Она сбрасывала куртку. Они кружились. Я слышал перецокиванье ее каблуков. Он обнимал ее одной рукой, продолжая, в танце, играть на губной гармонике.

Затем маленький трамвай проезжал мимо меня; они ехали кататься. Освещенный, он взбирался на горбатый мост вдалеке, замирал на нем и, скатываясь, исчезал в переулке.

Подходя к мосту, я слышал отдаленный звон.



Иногда я вижу его во сне, и он останавливается; сталь подножки вздрагивает у моей руки.

- Садитесь, - звонко говорит молодая машинистка.

- Мы довезем вас до города, - говорит ее жених.

Ее волосы, как лен в воде, тихо шевелятся на черном сквозняке ночи.

Трамвай выехал на площадь.

У входа в сквер стоял милиционер с трубой. Казалось, в ее жерло падали и вновь вылетали из него маленькие и пушистые хлопья снега. В сквере, среди черных и разросшихся городских кустов, на маленьком постаменте стоял плотный и печальный человек в цилиндре, глухо запахнувшись в шинель. Мимо нас, сквозь ночь, прошел улыбающийся генерал в парадном мундире. Наклонясь к тротуару, пожилая дворничиха неуверенно старалась поймать кота в маленькую клетку с раскрытой дверцей, похожую на сетчатый колокол. Мимо них, держа во рту позолоченную дудочку, тихо прокатился на велосипеде круглоголовый мальчик. Под густую медленную музыку милицейской трубы молодой матрос танцевал со своей девушкой. Они кружились, почти не касаясь земли, то быстрей, то медленней.

Улыбаясь, - как будто мы стояли на страшной вышине, покачиваясь над темными небесами, - молодая вагоновожатая молча протянула мне, достав из кармана юбки, маленький оранжевый мандарин.




© Ростислав Клубков, 2004-2019.
© Сетевая Словесность, 2004-2019.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Луис Камоэнс: Лирика [Луис Камоэнс (1524 - 1580) по праву считается Первым поэтом Португалии. Именно его называют создателем португальского литературного языка.] Литературно-критический проект "Полёт разборов", 27 января 2019: Рецензии [27 января 2019 в Культурном Центре им. Н.К. Крупской состоялась 39-я серия литературно-критического проекта "Полёт разборов". Стихи читали Алёна Каримова...] Дмитрий Гаричев: Стихотворения [мы всё прошли, и всё нам помогло / как бы благословение легло / на карты клубные без погашенья / всем видно нас, и к нам на afterglow / не нужно...] Алена Каримова: Стихотворения [а трава зелена и над нами солнце / смотрит прямо из космоса дай погадаю / на говорю протягиваю ладони / солнце водит по ним своими лучами...] Александр Фельдберг: Семь коротких историй про Блинную на Воронцовской [Когда становится особенно тоскливо, я отправляюсь в Блинную на Воронцовской, чтобы, подобно багдадскому халифу Гаруну аль-Рашиду, узнать, что обо мне...] Никита Николаенко: Знакомая ворона [Неожиданно прямо над ухом раздался громкий вороний крик, послышалось хлопанье крыльев и, зависнув надо мной на мгновение, ворона отлетела в сторону. Невольно...] Владимир Васильев. Диалоги о сокровенном и наболевшем [Подмосковный "Стихотворный бегемот" встречал тульскую литературную студию "Вега".] Виктория Смагина: От мая до декабря [Варить варенье из нарезанных ранеток. / Смотреть, как дольки превращаются в янтарь. / Прощаться с летом в мелких зернышках пометок, / шептать для...] Вера Суханова: Пчелиный путь [Катись, мой клубочек серебряных нитей, / Сквозь ушко игольное, землю, мытарства, / По жгучим пескам, облакам, по наитью / В неведомый край, в тридевятое...]
Словесность