Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


Рассказы



О  ОСЛИКЕ


Я хочу только безыскусно рассказать, как два еврея-человека 1  - под плывущей и прозрачно неподвижной, как кровавая заря, улыбкой равви - перевалив муравчатой тропкой горку, вошли в Рай; видели Авраама; взяли у него необъезженного осленка; ничего не поняли; привели к учителю Иисусу, который - в те часы, как пришедшие в Иерусалим предвкушали запеченного с травой агнца, приуготовляясь окроплять кровью косяки дверей - внутри алой, мягкой и хрупкой сдобы мяса и костей, в "плаще плоти", "отягощенный трупом", узнав труд, голод и одиночество, готовился узнать предательство, суд, пытку, смертный приговор и смерть.

Верней, только рассказать о ослике 2 .

Но сначала все-таки не о нем.

Во всемогуществе - таинственный даже для несущих Его керувов - Господь знал глубокую, позорную человеческую боль. Народ, избранная и возлюбленная Иудея, как блудница, вытирала губы и говорила: я ничего дурного не делала 3 .

Тогда, ради любви к ней, Он принял вид одного из пышно-тонковолосых ее любовников 4 .

Но в то время как к Его глазам приближается распахнувшая ворота, как девка - ноги, непотребная столица, окропленная тяжелой земнородной водой фонтанов, с жадным взглядом, в многогранных гроздьях домов - город под тяжелом подбородком мясника-всадника, - в то время как следом апостолы едва поспевают за ослом со своими узелками с сыром и пресным хлебом, я лишь хочу, опустив глаза, видя следы копыт, видя отпечатки замолкающих уже вдалеке подковок, спросить себя, как мог ослик быть в Раю?

Я думаю, полюбивший Авраама полюбил и его ослика. Выкупленный, как и Авраам, кровью Христа, он живет в Раю лишь силою Любви Бога, Духом ее, ставший ее воплощением и акциденцией.

И если теперь достать навощенную дощечку, набросать на нее ослика, едущего Христа, апостолов, дорогу, заочную деревеньку на холме, Иерусалим за холмом, а затем истолковать нарисованное как аллегорию, то мы - (которое составляю сейчас пока один я, величина, впрочем, тоже, пожалуй, множественная) - мы получим отличную моральную максиму, с полным правом смело говоря - хотя, может быть, и не так верно, как раб Иов - что Закон движется Любовью и Добротой - как Христос в Иерусалим на ослике.





1 А ко прочим всем иным, даже христианам всякого различного толка, что-то, как в плохой табак, мало человеческое подмешано.
2 Потому как что сказать о праотцах в заочном селении, райской деревеньке, если не бывал там, если не видал из черной удивленной бусиной глаза. Да и что писать? Как Авраам, да сын его, - жи'вый, и одновременно жирным черным бараньим пеплом лежащий на жертвеннике в Вечном Доме Бога-Отца, - да хромой внук видят неожиданно, что пришли с отягощенной смертью земли грешные евреи-мужики, неучи в законе, и - на тебе! Неужели пришел Мессия? - забирают от забора осликов. "Что такое?" - кричит выбежавший Авраам: "Куда забираете осленка?" - "Он надобен Господу?" - отвечают неучи-мужики.
"Да что ж сам не пришел?" - только что негромко с горечью вздохнул Авраам им в спины.
3 Точно зная, что соитие, как тяжелый полет орла или корабельное движение в подвижной влаге, совершается бесследно.
4 Бог, Он был осужден ради первой заповеди: "Да не будет у Израиля богов иных".




Следующий рассказ




© Ростислав Клубков, 2002-2021.
© Сетевая Словесность, 2002-2021.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Разговоры птиц [А после он, она (ее зовут Овцебык) - стоят на ступенях школы в теплом тумане ноября, под медленным, падающим на маленькие ивы школьного двора снегом,...] Ирина Кадочникова: "Слово, ставшее событьем" [Читая "Почерк голоса" понимаешь, что право сказать "ты - только слово" дано лишь тому, кто по-настоящему верен собственному выбору и кто способен переживать...] Александр Корамыслов: Поэт и финифть [выйду-ка я в темень, посвечу-ка мордой - / может быть, увижу за гнилой Смородиной - / для кого-то Родину, для кого-то Мордор, / а для самых ушлых...] Иван Клочков: В ребяческих руках [во сне ко мне приходит страшный Он / садится на краю моей постели / и шепчет мне тихонько колыбели / чтоб я заснул и видел страшный сон...] Денис Гербер: Будитлянин, или Приснившаяся змея ["Слава богу, - подумал К., - есть хоть какая-то опора в мире, и эта опора - дети, которые пока не разговаривают".] Поэт перед взглядом тьмы: о стихах Юлии Матониной [В рамках цикла вечеров "Уйти. Остаться. Жить" (куратор - Николай Милешкин) в Культурном Центре им. академика Лихачёва состоялся вечер памяти поэтессы...] Александр Щедринский: Молчания ночного антитеза [мне нравится это (не знаю, как это назвать): / деревья в цвету и бегущие автомобили. / рассветная сырость, примятая телом кровать. / звонящий мне...] Андрей Баранов: Изгнание из Рая [Играя на трубах, в литавры звеня, / чумные от пота и пыли, / мы сами в ворота втащили коня, / на площадь его водрузили...]
Словесность