Словесность

[ Оглавление ]





КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Время падения с луны



"В  СВЕЖЕВЫМЫТОМ  ЛИФТЕ  ВСЕГДА  ПАХНЕТ  СОБАКОЙ",  -

подумал человек по имени Голубцов, бочком шагнув в лифт и, скользко потоптавшись, огляделся. "Х..! х..!.. ... х..!!." - в пубертатном захлёбе нацарапанное по периметру замыкалось в порочный "круг"-квадрат неожиданно твёрдым и веским "ЧЛЕН".

"К чему бы?" - подумал Голубцов.

- Эй, товарищ! Товарищ, задержи лифт, - пропыхтели с площадки, - у меня вещи!

"Ага, лифт один, а нас двое - значит, с незнакомцем в одном лифте. С мужчиной... Знаем такие вещи!" - Голубцов рванулся наружу, врезался в того, пыхтящего, отпрянул...

- Ты чего, товарищ?!

- ...я пешком... я спортсмен, - буркнул Голубцов не оборачиваясь и, задохнувшись, прилип спиной к стене за углом.

Лифт, сомкнувшись, утащился...

"Не электричка - по расписанию не ходит, может вообще не прийти... - подумал Голубцов про лифт, - а на улице уроды с ротвейлерами... А я?.." - и капризно топнул сандалетой.



Потолок подтекал...

Голубцов выставил челюсть: поймать каплю - не хватило. Голубцов выставил дальше - и капля, скользнув по гладкому, как у "первоклашки" подбородку, ушла куда-то в свитер, "а повезло, так в трусы бесплатно" - скривился Голубцов - но не почувствовал. Голубцов выставил челюсть совсем - и справа голову прострелила хрустящая боль. "Челюсть сломал, - подумал Голубцов, баюкая щёку, - надо крикнуть: Врач!".

Но рот не послушался.



Лифт умер где-то на верхотуре, куда надо Голубцову, где был недосягаемо-добрый Серьга с ванной и халатом нараспашку, с по-русскими водочкой под икорку и широченной "плавучей" кроватью с торшером, полной ночных шёпотков и поцелуев в пупок.

"Не приедет лифт, - подумал Голубцов снова, - не электричка... а как же я - к Серьге?"

Голубцов решился по лестнице, но шагать болела челюсть. "...ещё гадят на лестнице... и хулиганы там", - Голубцов растерялся и всхлипнул.

Он сполз по побелке на корточки, "буферами" скрестил руки под свитером, для тепла, бережно подпёр саднящую голову плечом и уснул смотреть про Серьгу.

Голубцов не заметил, как зондируют его нервными усами тараканы и обкусывают крысы...



Вместо Серьги ему привиделись лето, древня и изжаренная досуха зноем коровья лепёшка, наколотая на ивовую лозину, с маху подлетающая вверх высоко-высоко - аж солнышко тёмно!..



Следующий рассказ
Оглавление




© Анатолий Яковлев, 2003-2022.
© Сетевая Словесность, 2003-2022.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Владислав Кураш: Последняя глава. Артюр Рембо [Это была отчаянная авантюра. Больше десяти месяцев он просидел в Таджуре, небольшом сомалийским порту, в ожидании прибытия закупленной партии оружия....] Маргарита Ованесбекова: Снежинки [В этом году, несмотря на низкую температуру, во всём городе ещё не упало ни одной, даже самой маленькой, снежинки...] Николай Архангельский: Поэты яблочной поры [яблоня спящая в январе / бабочка спящая в янтаре / жизнь очень маленькая сама / так велика из окна / ума...] Алексей Борычев: Стихи. Должно быть нечто большее... [Это всё – и ты, и я, и все! / Это всё – и разности, и суммы... / Вся вселенная – в твоей слезе. / И в моём костре – полночный сумрак... /] Ирина Горбань: Вовкина любовь [Больной человек не знал. Он ничего не знал кроме того, что ему очень надо обнять Леночку и сказать, как сильно он её любит. Иначе не успеет...] Дмитрий Рябоконь: Фокусник по-настоящему [А в стихах должен быть эпатаж, / А в стихах должен быть кураж, / Видимо, – стихи нынче плохи, / А должны кусаться, как блохи...] Татьяна Разумовская: Лингвостишутки [Все мы знаем – нету в мире мира, / Вина вряд ли этому виною... / ...В смыслах слов просвечивают дыры, / Что-то не в порядке под луною...] Ольга Горицкая: Земные мелочи [Ещё живи меж вечностью и мигом, / Нагольной глиной и сырой зарёй, / И прошлое учи по новым книгам, / И сущее на чёрный день зарой...]
Словесность