Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


        Образ мира:    Пленэр



          1

          Апрельский день. Светило над
          домами пятится назад
          к земле, на запад, наугад

          как баснословный рак. И небо
          полно не сеющими хлеба,
          не вьющими гнезда. "И мне бы

          так," - мыслишь. Но, увы, не так
          устроен свет, как некий Мак
          свистел среди соплей и как.


          2

          Весной гораздо резче тени
          между реальностью и ленью
          и тем, что славный деда Ленин

          Имел в виду, когда писал,
          когда Пикассо рисовал,
          а Дионисий воскресал,

          и ликовал народ в восторге,
          оставив ссоры, войны, торги,
          и все опустевали морги.


          3

          Весна по сути есть ответ
          на "что есть тьма" и "что есть свет".
          Все вещи обретают цвет

          и блеск. И ослепляя очи
          машины мчатся дни и ночи,
          рыдает кот, кукует кочет,

          культура ширится кругом,
          и первый сексуальный гром
          грохочет в небе голубом.


          4

          Текут сосульки, пухнут почки,
          в столовой тухлые биточки
          и смех. Оттаивает почва

          для новых всходов. Все Творца,
          что лепит вещи из сырца,
          поет, и бьются в такт сердца.

          И вторит им могильщик хилый:
          "Нам весны сберегают силы -
          сподручнее копать могилы.


          5

          Весною солнце ест сугроб.
          Фиалка сохнет и укроп.
          Ложится в гроб и хип и поп.

          Друзья! Замечено не ложно:
          бежать могилы невозможно.
          Так будем жить, доколе можно,

          и, радуясь, играть с огнем.
          А там, за гробом, как умрем,
          глядишь, в гербарий попадем".


          6

          На фоне стен и труб фабричных
          так много женщин истеричных,
          мужчин приличных и публичных,

          казенных дач и личных дел,
          любителей бифштексов, тел,
          словесности... Коль есть предел

          многообразью этой флоры,
          неведом он. Людские взоры
          весьма зрят узкие просторы.


          7

          Вот зритель пялится в TV.
          Там объясняются в любви,
          считая трупы: раз-два-три...

          Дурное следствие прогресса
          (об этом пишет наша пресса):
          не стало в людях интереса,

          все копят страсти на потом.
          Скрестив икону с топором
          добро пожаловать в дурдом.


          8

          Горит огнем библиотека.
          Печальные приметы века:
          машина жучит человека,

          и человека человек.
          Тысячелетий быстрый бег
          безлик и жуток: бык дней пег -

          как солнце над Александрией,
          как сердца пепел в Dies Irae,
          как плитка кафеля в сортире.

          1988




          © Евгений Горный, 1988-2020.
          © Сетевая Словесность, 2001-2020.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Петров: Эпидемия [Любая эпидемия, как и война, застаёт людей врасплох и пробуждает самые низменные инстинкты. Так получилось и в этот раз: холеру встретили испуганные,...] Белла Верникова: Композитор-авангардист Артур Лурье [В 1914 г. в Петербурге вышел манифест русских футуристов, синтетически объединивший модернистские поиски в литературе, живописи и музыке - "Мы и Запад...] Михаил Фельдман (1952 – 1988): Дерево тёмного лика [мой пейзаж / это дерево тёмного лика / это сонное облако / скрывшее звёзды / и усталые руки / и закрытая книга] Татьяна Щербанова: Стихотворения [На этом олимпе сидят золотые тельцы, / сосущие млеко из звездно-зернистой дороги, / их путь устилают сраженные единороги, / Гомеровы боги и даже...] Питер Джаггс: Три рассказа из книги "От бомжа до бабочки" [Сборник рассказов "От бомжа до бабочки", по мнению многих, является лучшей книгой о Паттайе. Он включает двадцать пять историй от первого лица, рассказанных...] Сергей Сутулов-Катеринич: Попытка number 3, или Верстальщица судьбы [дозволь спросонья преклонить главу / к твоим коленям, муза-хохотунья, / верстальщица, волшебница, шалунья, / сразившая зануду-школяра / метафорой...] Роман Смирнов: Следующая станция [Века уходят, астроном, / когда ты ходишь в гастроном, / но столько чая в пятизвёздном, / и столько хлеба в остальном...] Сергей Слепухин: Карантин [Ах, огненная гусеница вербы, / Накаливанья нить пушистой лампы, / Светильник в старом храме изваяний / В конце пути - там где-то, где-то там...]
Словесность