Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Dictionary of Creativity

   
П
О
И
С
К

Словесность



*


* Из цикла "БЕЛОЕ МОРЕ, ЧЕРНАЯ РЕКА"
* Я пришла в сумасшедший дом...
* Благо-получье с-состояньем...
* (VERMONT)
 
* Тебя, а не его...
* (ВОКРУГ КОНДАКОВ)
* Мы замолчали и сложили руки...
* (К МАМИНОМУ ПОРТРЕТУ)



    Из цикла  ЕЛОЕ  МОРЕ,  ЧЕРНАЯ  РЕКА"

    (1)

    Мы научились боль перемогать
    и научились обходить молчанье
    по краю, как болото с рыжим мхом,
    где в самом центре озеро зияет.
    И научились иногда прощать,
    не оборачиваться на прощанье,
    и хоронить любимое живьем,
    тихонько по-французски напевая.

    Мы научились. Только море - нет
    - и наши лодки волнами смущает,
    и не дает расправить паруса.

    А небо полюбило серый цвет,
    непролитые слезы возвращает
    и стонет лес на наши голоса.


    (2)

    - Ты помнишь, вымерли на литорали
    медузы красные и пескожилы?
    В деревне избы серые упали,
    а не упали - так перекосило
    как пьяных мужиков. А те - сгорели.
    И лес сгорел от одного окурка.
    Последних овец волки переели.
    И две последних бабки - Ленка с Нюркой
    на разных берегах зимой остались.
    Мост через речку тоже развалился.
    И за зиму они не обменялись
    ни словом;
    лишь в окошках свет слезился,
    для Ленки - Нюркин, а для Нюрки - Ленкин...
    Но льдом на стеклах намерзали числа,
    скрывая жизнь, скрывая свет в чужом окошке...

    - Да, помню: вновь размножились за мысом
    и пескожилы, и медузы тоже.
    Весной в деревню мужики вернулись,
    и розовые новые ограды
    поставили из жердей из еловых.
    И вновь овечье заструилось стадо,
    а следом - лошади, а следом - и коровы.
    И бабка Ленка дважды в день с пригорка
    овец скликает прежним звонким матом...

    - Но почему-то делается горько,
    как будто все поумирали рядом.

    - Сгоревший лес оброс зеленым пухом...

    - На кладбище - все свежие могилы...

    - Пейзаж и звук, коснувшись глаз и слуха,
    их сделал чище и острей чем были...

    - Теперь болота превратят в покосы.
    Детей родят собаки, овцы, люди.
    Мы этого просили - лили слезы.
    Мы этого хотели - это будет.
    Смерть отменяется - и розовой оградой
    жизнь поднимается - и жизнь, и иже с нею.
    А мы привыкли рая ждать и ада,
    но завтрашнего утра - не умеем.

    _^_




    * * *

    Я пришла в сумасшедший дом
    чтобы было с кем говорить.
    Мне сказали: смотри на огонь,
    он поможет тебе ожить.
    Он поднимет твои волоса,
    он разбудит память и страсть.
    А как научишься воскресать
    - ты должна на море попасть

    - где остался от всех речей,
    диалектов, судеб, племен
    только профиль волны ничей,
    только гладкий песчаный склон.
    Где так просто оставить след
    и так просто его стереть.

    - Ты должна на море смотреть
    - оно поможет тебе умереть.

    1994

    _^_




    * * *

    Благо-получье с-состояньем
    - мне это никогда не снится.
    Я и простому выживанью
    не понимаю научиться.
    Пытаюсь завязать ботинки,
    на право-лево рассчитаться
    - но все блестящие картинки
    поверх насущного ложатся,
    рябят, дрожат, переливаясь,
    все путают и преломляют.
    И вот - я в стену лбом втыкаюсь,
    рот открываю мимо чая.
    Так в воду брошенной монетке
    на дне фонтана, ручейка
    - ей не мечтать о прочной сетке,
    обивке мягкой кошелька.
    Зато! - зато не будет счета.
    В свинью не бросят, на съеденье
    не отдадут. Одна забота:
    блести улыбкой идиота,
    лежи залогом возвращенья.

    _^_




    (VERMONT)

    В каждом озере - по Луне.
    Вдоль дорог стрекочет трава.
    Выделяется на холме
    камня белого голова.
    - Ты на солнце, сын, не гляди,
    а особенно на закат.
    Когда черные как вожди
    в красном небе сосны стоят;
    - не смотри на Луну потом
    между синих ночных берез.
    На лице ее на сыром
    не ищи котлованы слез;
    - пробегай по скользкой траве,
    прикасаясь ладонью слегка
    к ветке, камню стволу, голове,
    ко всему, что встретит рука;
    - поднимая ступни высоко.
    Замечая углами глаз
    блеск в кустах, крыло над рекой,
    - отворачивайся тотчас.

    _^_




    * * *

    J't'aime plus que de l'amour.. (S. Adamo)

    Тебя, а не его
    (будь этот "он" хоть кот,
    хоть человек, хоть океан, хоть кофе).
    И не себя в любви - она идет
    мне не сильнее, чем кресты - Голгофе,
    липучка - мыши,
    ураган - зонту..

    Тебя, тебя, не пустоту под боком
    которую спросонья по утрам
    тянусь обнять.
    Не счастье, не мечту
    не боль, не страх
    не этот жалкий хлам -
    стишки и музыку - схватить бы их всем скопом
    и рассовать по мусорных мешкам.

    Тебя - не жизнь, не смерть.
    Они вдвоем
    не покрывают щиколоток даже.
    Тебя, а не любовь.
    Ее зовем
    как желтенький наемный экипаж,
    чтобы довез наверх до алтаря
    или спустил до вирусов.
    Не это.

    Не чудище. Не жертву. Не царя.
    Не истину, не время, не котлеты.

    Не благо. Не просроченных детей
    которые в тюрьме воображенья
    состарились и умерли давно.

    А просто так - тебя.
    Тебя живьем.
    Когда ты, жмурясь под дождем весенним,
    зеваешь в междуоблачный проем
    и думаешь о булочке с вареньем.

    _^_




    ОКРУГ  КОНДАКОВ)

    1

    Душа, душа моя, что спишь? - проснись!
    Конец грядет: восстань
    и имаши смутись.
    Река течет огнем и книги разогнулись.
    Спустились с неба черные хлысты.
    Земля рычит, леса бегут - а ты
    Как пьяница на ложе растянулась

    2

    Со святыми упокой, Христе,
    душу раба твоего,
    идеже несть болезнь, ни печаль,
    ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
    Огромные и легкие святые
    как дирижабли
    висят над пляжем.
    Под ними наши вечно дорогие
    в прибое пляшут, руками машут.

    Несть смерти, ни болезней, ни печали...
    И даже вздохов не остается.
    В аду видны мельчайшие детали,
    А это - словно
    смотреть на солнце.

    _^_




    * * *

    Мы замолчали и сложили руки
    И головы склонили, как мадонны,
    С какой-то болью вслушиваясь в звуки,
    Что нарастали в теле окрыленном.

    И вот - огни во тьму вдавились с силой,
    Размазались до линий...
        И завыли
    Моторы детским голосом восторга,
    Пытаясь ноги заменить на крылья.

    И на часах обратно побежали
    Все стрелки мира.
        Несколько минут
    Земля еще в окошке дребезжала
    И - со щеки сорвалась, как слеза.

    И в длинных креслах мы полулежали,
    Прикрыв помолодевшие глаза.

    _^_




      МАМИНОМУ  ПОРТРЕТУ)

    Посмотреть - только кости да кожа,
    да угрюмые кисти волос.
    На тебя я тем больше похожа
    чем во мне больше струн порвалось.

    Чем темнее поля под глазами
    - тем светлей этих глаз глубина.
    Мама, как получается с нами
    что и жизнь лишь над смертью видна?

    Ты хотела в лесах притаиться,
    ты хотела пореже дышать
    - но стволами не откупиться,
    но не море стволами сдержать.

    Ты могла быть всех женщин моложе,
    всех мужчин ты могла быть смешней.
    Но душа словно кости под кожей
    проступала сильней и сильней.

    Слишком сильные мы в этом мире.
    Слишком нежные струны на нем.
    Непохожими в мир приходили
    - одинаковыми умрем.

    1983

    _^_



© Марина Георгадзе, 2006-2018.
© Сетевая Словесность, 2006-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Андрей Бычков: Неизвестные звезды [И дивлюсь я подвалам подлинным, где мучают младенцев, чтобы впредь не рождались...] Сергей Саложин (1978 - 2015): А иначе - Бог [О, боги пустых полустанков, / Архангелы ищущих труб - / Слова выпадают подранком / С насмешливо пляшущих губ...] Андрей Баранов: Сенсоры Сансары [Скорый поезд уходит в ночь. / Шумом города оглушён / Я влетел на вокзал точь в точь, / Когда поезд почти ушёл...] Евгений Пышкин: Стихотворения [и выкуриваешь всю пачку и сипя / шепчешь мне тяжко мне тесно мне / кто мы спрашиваю себя / так диптих с двумя неизвестными] Семён Каминский: Саша энд Паша [Потерянный Паша пробовал что-то мычать, помыкался по знакомым, рассказывая подробности, но все и так знали, что к чему: вот и его проехали...] Яков Каунатор: Ах, душа моя, косолапая... [О жизни, времени и поэзии Сергея Есенина.] Эльдар Ахадов: Русские [Всё будет хорошо когда-нибудь / Там, где мы все когда-нибудь, но будем / Счастливыми - вне праздников и буден... / Запомни только, слышишь, не забудь...] Виктория Кольцевая: Фарисей [Вражда народов, мир рабов, суббота. / Не кошелек, не божия забота, / к писательству таинственная страсть / на век-другой позволит не пропасть.....]
Словесность