Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


 

Лев Куклин

Книга отзывов


ЦИТОТРОН

Лента отзывов
Общий форум в LiveJournal
Книга жалоб и предложений


Виктор Волков. Птица в горле. Стихи
Александр Калужский. Незадолго до станции стало смеркаться. Стихи
Сергей Славнов. Бывшие панки. Стихи
Георгий Жердев. В тенётах анналов. Танкетки
Игорь Андреев. Горка во дворе. Рассказ
Никита Николаенко. Коронный номер. Рассказ
Литературные хроники: Феня Веникова. "Диван" и "Бегемот" в защиту доктора Гааза.

Поставьте себе кнопочку!
Инструкции по установке
Авторская кнопка
Имя:   
E-mail: 
Внимание! Указывая свой почтовый адрес,
Вы совершаете это на свой собственный страх и риск!
Сообщение: 
  Внимание: временно,
в целях борьбы со спамом,
нам пришлось запретить
любые web-адреса (URL)
в текстах сообщений.
Постарайтесь обходиться
без них!
Допустимые тэги: <b>bold</b>, <i>italic</i>, <u>underline</u>
<tt>моноширинный шрифт</tt>


  



Архивы:  31.10.08 (1)  



15.10.14 06:27:18 msk
Алексей (Tolstoj@rambler.ru)

АРБУЗ НА СОЛНЦЕ ЛЮБИТ ЗРЕТЬ
Азбука гусарская
(А.К.Толстой{?>)

Предисловие
Эти популярные и крайне неприличные стихи, на наш взгляд, имеют в основе неопубликованное сочинение великого русского поэта, графа Алексея Константиновича Толстого (1817–1875). Точное время создания такого сочинения, т.е. возраст автора первоначальных стихов, установить невозможно, прежде всего потому, что оно не сохранилось в первозданном виде, сочинялось для увеселения чисто мужской компании, не было опубликовано и передавалось из уст в уста с многочисленными искажениями и присочинением новых стихов случайными стихотворцами-любителями, очень разношёрстными по части ума и таланта.. Ясен только первоначальный замысел: сочинение двустиший на каждую букву алфавита. В этих двустишиях первая строчка носит характер изысканно-светский или же учёно-церковный, т. е. показывает верх воспитанности и приличия, вторая же – нарочито похабная и грубая, верх скабрёзности и бесстыдства. Нам довелось в течение многих лет (с 90-х годов прошлого века) собирать материалы, относящиеся к этому сочинению, и теперь, ознакомившись в Интернете с тем, что там опубликовано, обнаружить, во-первых, что нет здесь и десятой части собранных нами материалов, а во-вторых – что несколько обидно за А.К. Толстого, ибо получается, что с одной стороны ему как бы приписываются крайне слабые стихи, с другой – что явные шедевры этого жанра не попали в Интернет и не стали достоянием публики, имеющей право их знать. Конечно, бессмысленно без разбора публиковать весь имеющийся у нас материал и уподобляться ребёнку, который пишет на стенке, только потому что это запрещено и похабно. Нужна редакция, выявляющая и в похабстве художественную ценность (хотя бы наличие юмора). С другой стороны нельзя быть уверенными в том, что именно наш вкус является истиной в последней инстанции и скатываться в банальную вкусовщину. Публикация всех наших материалов заняла бы целую книгу, а нам хочется уложиться в один лист. Поэтому в настоящей публикации мы исходим из следующих принципов:
1) Отметаем стихи явно слабые вплоть до полного отсутствия художественной или научной ценности. Например, вряд ли какой-нибудь филолог заинтересуется двустишием:
Львы сильнее всех зверей
Лапкой дрочит соловей –
инфантильность подобного рода стихов настолько выражена, что сразу видно, что они – плод    раздумья  какого-нибудь отрока, обучающегося на первом году военного училища, а отнюдь не зрелого гусара. Граф Толстой не имел оснований в отрочестве сочинять такие стихи.
2) Изобилие собранного нами материала позволяет заполнить не только гражданский алфавит середины XIX века, но и вообще всю церковно-славянскую азбуку или даже кириллицу. Поэтому к нашей таблице двустиший добавляем столбцы с порядковыми номерами по соответствующей азбуке, а также название буквы. Правда, при этом встречаются стихи настолько заумные, например:
Псонфонфанихом зван Иосиф
Псалмы не пой, дрочить не бросив –
что опять же приходится сомневаться в авторстве Толстого, но здесь как бы крен в противоположную сторону (слишком книжный текст тоже выпадает из стиля).
3) В любом случае в записи всех стихов сохраняем орфографию времён А.К.Толстого.
4) Размещаем текст в условно-алфавитном порядке так как порядок этот вообще говоря разнится в разные эпохи и в разных источниках. Основным критерием последовательности для нас был вопрос: как бы расположили эти буквы современники А.К.Толстого. В примечаниях – ссылка на этот, принятый нами, порядок (1-я колонка таблицы).
5) В качестве «основного варианта» мы приняли стихи, которые можно читать подряд от начала до конца алфавита как единое целое (лучше, если это будут делать поочерёдно два артиста с разными голосами и в различном настроении). Стихи и фрагменты, которым по разным причинам не нашлось места в основном варианте, однако имеющие, на наш взгляд, художественную, стилистическую или звуковую ценность, мы помещаем в особую колонку «Ossia». Отметим при этом один парадокс: мы почти уверены, что двустишие:
Ижица – устаревший знак.
Иссопом мажет жопу дьяк, –
принадлежит самому Толстому, однако удалили его из основного варианта, так как не нашли ни одного литературного памятника, где бы, действительно старинное название «иссоп» начиналось бы с ижицы. Допускаем, что и гений имеет право на ошибку. Сами же мы себе позволили ошибку-хитрость, дабы заполнить весь алфавит без пробелов – см. примечание к двустишию №10 – никто ведь толком не знает, откуда произошло прозвище Зизи!

   Кириллица

1.Азъ

2.Буки

3.Вљди

4.Глаголь

5.Добро

6.Есть

7.Есме

8.Живете

9.Зљло

10.Земля

11.Иже

12.Ижеи

13.Инить

14.Хервь

15.Како

16.Людие

17.Мыслете

18.Нашъ

19.Онъ

20.Покой

21.Ръцы

22.Слово

23.Твердо

24.Икъ

25.Оукъ

26.Фертъ

27.Херъ

28.Отъ

29.Цы

30.Червь

31.Ша

32.Шта

33.Еръ

34.Еры

35.Ерь

36.Ять

37.–(Э)

38.Ёнь

39.Янь(юсъ малый)

40.Нудь(Юсъ Большой)

41.Омъ

42.Кси

43.Пси

44.Өита

45.Ижица
   
     Основной текст (стиль Толстого)

Арбузъ на солнцљ любитъ зрљть
      Армяне въ жопу любятъ еть
Букетъ для дамъ презентъ отличный
      Бардакъ – иначљ домъ публичный
Военный выглядитъ спљсиво
      Вонять въ гостиной некрасиво
Гусаръ рейтузами гордится
      Гондонъ дырявый не годится
Давидъ игралъ на лирљ звучно
      Дрочить въ сортирљ очень скучно
Енохъ на небо взятъ живымъ
      Ебется блядь съ городовымъ
Євангелiе – благая вљсть
      Єврљя хуй порљзанъ есть
Жирафы въ Африкљ пасутся
      Жиды по пятницамъ ебутся
Sављтъ – суть Божьяго Закона
      Sљло негоже ссать съ балкона
Зефиръ прiятный вљтерокъ
      Зизи схватила трипперокъ
Илiя-пророкъ предвљстникъ Бога
      Изсушитъ секель недотрога
Iисусъ Навинъ былъ съ Богомъ друженъ
      Iеромонаху хуй не нуженъ
Їуду проклялъ вљсь народъ
      Їона смачно въ ротъ беретъ
ћуторимъ по Малороссiйски:
      ћарнейши у Венеры сиськи
Кавалергардъ чиновъ всљхъ вышљ
      Коты подругъ ебутъ на крышљ
Лингвисты рљдки на Руси
      Лижи пизду, а хуй – соси
Морской походъ. Въ часы досуга
      Матросы выебли другъ друга
Нектаръ цвљточный ароматенъ,
      Нарывъ на жопљ непрiятенъ
Орлы питаются лишь мясомъ
      Ослы пердятъ суровымъ басомъ
Прiятенъ къ празднику подарокъ
      Пожарные ебут кухарокъ
Ручей журчитъ. Въ его водљ
      Руками мой себљ муде
Сибирь зимой покрыта мракомъ
      Сиповку еть удобно ракомъ
Тамъ, гдљ шумитъ морской прибой,
      Ты жопу отъ говна отмой
«Упырь» – легенда о вампирљ
      Узка пизда – ставь ноги шире
Ўланъ внималъ шуршанью листьевъ,
      Ўсы отъ малофьи отчистивъ 
Фуражки носятъ офицеры.
     Французы бабъ ебутъ безъ мљры
Хорунжiй - младшiй чинъ казачiй
     Хорошъ въ сметанљ хуй собачiй
ώтмщенье мнљ и азъ воздамъ
      ώтрада хуй доить пиздамъ
Цыгане таборомъ кочуютъ.
     Цари с блядями не ночуютъ
Чихирь – Кавказское вино
     Чихнуть пиздою мудрено
Шипы находимъ мы на розахъ
     Шалить – ебать въ различныхъ позахъ
Щавель – прекислое растенiе.
      Щипать за сиськи – развлеченiе
Еръ-буква нынљ не звучитъ
      Ъ – въ родљ тљхъ кто херъ дрочитъ
Еры слова не начинаетъ
      Ы-ы– блядь рычитъ когда кончаетъ
Ерь предъ идущую смягчаетъ
      Верь: отдрочишь – и полегчаетъ
Ђда лишь постная полезна
      Ђзда на бабахъ намъ любезна
Э – знакъ для иноземныхъ словъ
      Эрастъ ебать всљгда готовъ
Юпитеръ въ жены взялъ Юнону
      Юристъ ебетъ не по закону
Явился Ангелъ свљтлоликъ
      Яйце засралъ себљ ямщикъ
Åтенокъ плаваетъ съ рожденья
    Åтробљ польза отъ ебенья
Ωткуда въ полљ ароматы?
   Ωтъ жопъ: здесь ходятъ срать солдаты
Ξенофобiя – страхъ къ чужому
    Ξенюшка дастъ ебать любому
Ψонθомфанихомъ званъ Ïосифъ
     Ψалмы не пой, дрочить не бросивъ
Өемида не прiемлетъ мзду
      Өита похожа на пизду
Yподiаконъ съ нашимъ братомъ
      Yпокои выводитъ матомъ


              Ossia (варианты и дополнения)
                                                          …греться
                                  …еться


Войска на штурмъ идутъ ретиво...


Жандармъ не можетъ быть герой
     Жить въ жопљ любитъ геморрой
Жаба скачетъ по болотамъ
     Жопљ трудно пљть по нотамъ
Жизнь на радость намъ дана
     Жопа фабрика говна

Кричи народъ, и торжествуй
     Король имљетъ длинный хуй

     Лизнувъ пизду, скажи: merçi


Миноги вкусны для закуски
     Манды у институтокъ узки
Мужчинамъ бы не забывать
     Муде от пота отмывать
Мушкетъ длиннее аркебузы
      Минетъ придумали французы


Народу нуженъ предводитель
     Наплюй въ пизду и стань родитель


Периклъ еще не зналъ про арку
     Пожарный заебалъ кухарку
Перунъ – славянскiй древнiй богъ
      Пизда у женщинъ между ногъ


Радея за свою страну,
     Разъ пять на дню еби жену


Савраска ходитъ безъ узды.
     Селедкой пахнетъ отъ пизды


Удавъ по дереву ползетъ
     Урядникъ даромъ бабъ ебётъ


Фривольныхъ шутокъ сторонися
      Французы дамамъ дрочатъ сиси
Хорунжимъ не везло въ одномъ:
      Хуй въ жопахъ пачкали говномъ
Художникъ – руку тренируй,
     Хуй отдрочи, потомъ рисуй
Хлљбъ есть предметъ незаменимый.
     Хуй – инструментъ необходимый.


      ...Червякъ привыкъ сосать говно

Что намъ сулитъ Востокъ алљя?
     Чихвостить бабъ, хуй не жалљя


Шедевръ – иначе верьхъ искусства
     Штаны снимай въ порывљ чувства


Щенокъ породистый не лаетъ
      Щадитъ пизду, а хуй кусаетъ

Ξиропотамъ – Аөона  ликъ
      Ξилагогъ лљчитъ хуерыкъ
Ξенофобiя – страхъ чужого
      Ξенюшка заебетъ любого


Ψонθомфанихомъ  названъ Iосифъ
           

Өома объљхалъ полъ-Европы
      Өита имљетъ форму жопы


Yжица – устарљвшiй знакъ
      Yссопомъ мажетъ жопу дьякъ


             Примечания
     4. Здесь нет анахронизма, т.к. придворный врач, граф Кондом, предложил бычий пузырь в качестве контрацептива в конце царствования англ. короля Карла II, т.е. во II половине XVII века. Даже в начале XIX-го в России уже могло быть в ходу название из его исковерканного имени – вредные привычки распространяются достаточно быстро. Правда, от себя добавлю, что в начале XXI-го знал одного пастуха почтенных лет, который удивлялся, зачем нужен презерватив
6. Стих не без шулерства: Енох по-арабски означает евнух; между тем библейский Енох, вероятно, начинается с есме
8а. Здесь нет анахронизма, т.к. термин «жандарм» употреблялся с XVIII века и обозначал конного полицейского
8б  и  8в. Вместо сквозного ямба здесь хорей, однако нет примеров хорея в стихах к другим инициальным буквам.
9–10. Здесь всё чисто, кроме Зизи. Завет аналогичен Совету, Зело или Зельно происходит от Сильно; Зефир греческое слово, первая буква его Z, произносившаяся «дз», т.е. со звоном. Но Зизи – ласкательное от Евпраксии («Добродетельной»), и скорее всего аналогично Сиси (в слове Евпраксия нет звонких звуков, отсюда, возможно, сюсюканье)
11–13. Иже («десятиричное и», некоторые неправильно полагают, что это название относится к следующей букве) = «йи»; Ижеи (греческая йота) = «й»; Инить – «иже наизнанку» = «ий»
15а.  Подозрительна речь о короле, когда во всех стихах – привязка к России
20а.(Перикл… etc)  Это скорее пассаж из курса Строительной механики, чем из дисциплин военной школы
24–25. Распределено достаточно чисто: Икъ = W. Усы, остья, как и уста – от греческого στομα. Улан – это восточное слово «-оглы» («юноша»), хотя и пришло к нам с запада, через Польшу.
27б   Глагола тренировать при А.К.Толстом еще в русской языковой практике не существовало
30а.  Глагол чихвостить подозрителен с точки зрения стиля
38. Ю – единственный сохранившийся поныне графический дифтонг (не считая Ы). К сожалению, мы не смогли за недостатком материала и филологического опыта отразить ещё два церковных знака - №34 IA и №35 IЄ (38-39 кириллицы)
39–40. Оба Юса произносились в нос (отсюда: «гнусавить»), причём «Юс большой» имел в своем составе нечто похожее на французское носовое N, поэтому «Утроба» и «Нутро», по существу – одно слово.
45б. К сожалению, иссоп (растение зверобой) пишется через И, а не ижицу.


11.07.11 14:20:34 msk
ЧИТАТЕЛЬ-2

Прочел статью КУКЛИНА об Улицкой.
Полностью согласен с ним.


11.07.11 13:54:16 msk
ЧИТАТЕЛЬ - ОЛЬГЕ

Ольга, я тоже не люблю Улицкую. А Куклин умерв 2004 г. и потому не может вам ответить.


11.07.11 13:33:28 msk
Ольга (stul87@mail.ru)

Лев Куклин - самый отвратительный критик!Его совершенно не интересует - О ЧЕМ книга Улицкой "Казус Кукоцкого"(статья "ЛИТЕРАТУРА НИ О ЧЕМ" в Журнальном зале)  - единственное что источает этот памфлет - зависть - все что он видит -  это популярность Улицкой! И единственный вопрос (на который он впрочем так и не смог вразумительно ответить -  даже сам себе) - "почему последние пять лет так популярны книги Людмилы Улицкой? В чем, так сказать, секрет ее читательского успеха?"
Ув. Лев Куклин - пишите свои песенки - аля-бард кропайте рассказики с уклоном в эротику - и не пытайтесь критиковать то что даже не понимаете


30.01.10 22:47:10 msk
Michael Zeleny (zeleny@post.harvard.edu)

Подлинный вариант: "Не та баба опасна, которая держит за хуй, а которая за душу."


29.08.09 09:02:08 msk
Саша

есть ещё одна камаринская котороё нет в интернете; зарыдала горько матущщка
напился её Кондратушка,напился и налимонился,с попадьёй не церемонился,,,
Ах ты матушка.господь тебя язви,брось ты помыслы на счет своей любви,Не до жиру,быть бы живу нам теперь.К нам лиха беда стучится прямо в дверь,Жизнь кончилась привольная,стала Русь не богомольная.В церкви пусто у советов вся
толпа.Все теперь решают люди без попа.К чёрту службу и процессию.Поищу другу профессию.С продовольственным вопросо я знаком.Пробируся комиссаром в Губпромком.
Будет вновь у нас и масло и крупа.Поцелуй же мать в последний раз попа.С попадьёй=то поп целуется,с попадьёй-то поп милуется.На душе-то у
них радостно.Зиживут-то теперь сладостно.К делу новому примажутся и в убытке не откажутся


23.08.09 14:36:27 msk
Якут (obustroistvo@rambler.ru)

Смех смехом, а пизда кверху мехом.


31.10.08 17:42:50 msk
Наталья (04081965@post.ru)

Спасибо за статью!
Я тот самый  читатель («поэта неведомый друг») из инфантильной среды, крутящийся в узком кругу рафинированных городских читателей, озабоченный только проблемами своего собственного существования, неспособный на сопротивление и сотрудничество, не способный разрушать и не способный строить. Очень приятно познакомиться!
Ваша статья, опубликованная на этой страничке была мне весьма интересна и написана с долей юмора, особенно в том, что касается инфантильных  и инертных читателей. 
Теперь перейду, если не возражаете к моей истории от читателя, связанной с творчеством А.С. Кушнера и еще раз подтвержу Вашу убежденность на личном моем примере, в том, что я отношусь именно к тем самым инфантильным и инертным читателям.

Перехожу к истории, связанной с творчеством А.Кушнера, но сначала некоторое предисловие.

Хотела бы обратить Ваше внимание на то, (речь идет о творчестве поэта Александра Кушнера), что в 2005-м году я впервые приобрела его книгу стихов «Пятая стихия». И я встречаю незнакомца в том же году, очень странного человека, который представляется Александром (или Сашей) и все время говорит о цифре «пять», что и в его дате рождения есть эта цифра. И книга – «Пятая стихия». И пять чаек, парящих над морем – моя картина,  и «пять» в китайской культуре – металл, вода, огонь, воздух, земля. Потом имя – Александр. Могло ли быть это просто совпадением, не знаю. И то, о чем он говорил и о пьянстве и о лени, в общем, о наболевшем. И статья Александра Кушнера - Александр Кушнер: «У России много болезней». АИФ-Петербург № 11 (760) от 12 марта 2008 г.
Вполне, возможно, что сам поэт смог преодолеть какие-то пространственные и временные рамки и оказаться в Москве  не только физически, я знаю, что он прежде бывал в нашем городе неоднократно. Но это лишь мое предположение. И в своем творчестве он неоднократно обращался к москвичам и к нашему городу. Так что все возможно! Но – это не плод моего воображения, поверьте.

30.10.08.Сегодня мне приснился такой удивительный сон как наяву. Я гуляла по улочкам Петербурга, весь день. А воздух был дивный! Я впервые за долгое время вздохнула свободно!
А недавно, я начала читать книгу о повседневной жизни Петербурга конца 19-ого-начала 20-ого веков. И книга меня, видно, так увлекла, что я даже во сне перенеслась в Санкт-Петербург. Недавно мама мне отдала свои старые пластинки. Я их в детстве частенько слушала и одну из пластинок, это был Игорь Корнелюк, я тут же поставила ее на одну из своих книжных полок. А запись песен с этой пластинки производилась на ленинградском радио, но тогда еще Петербург именовался Ленинград. И возможно, на меня оказала определенное влияние эта старая пластинка, которая является частью истории этого города. Вещи тоже несут в себе какую-то определенную информацию и обладают удивительными свойствами. Я же решила прочувствовать книгу, поэтому  внесла в свою обстановку кое-какие изменения  и появилась эта старая пластинка. И по-моему мне это удалось!
Александр Кушнер. Пластинка.
Я слушаю тихое пенье,
Приставив ладони к лицу,
И старой пластинки шипенье
Лишь на руку мне и певцу.

Так тих этот голос далёкий
И глух, удаляясь во тьму,
Как будто в нелёгкой дороге
Ворсинки пристали к нему.

Как будто он слышен, тревожный,
Сквозь вкрадчивый шорох дождя,
Как будто певец осторожный
Пел в свитере, горло щадя.

Когда ж переводит дыханье
Певец и секунду молчит,
Его заменяет шуршанье,
И кажется – время шуршит.

То вдруг приближаясь, то пятясь,
Выходит тот день из угла,
Когда граммофонная запись
Так несовершенна была.

И вижу я столик дубовый
На крашенных ножках резных,
И записей оттиск готовый,
И несколько проб запасных.

А главное, вижу артиста
И свитер суровый его.
Он шутит: немножко нечисто,
Но страшного нет ничего.

Он знает, что высшая радость –
Не чёткость, любимица всех,
Но дивная шероховатость
И пенье средь многих помех.
                                          1960-ые

Теперь перехожу к истории, связанной с  творчеством А.С. Кушнера.

Я, признаюсь, не люблю писать, у меня это неважно получается, но все-таки решилась на этот шаг. Я – не писатель, я не – поэт, я всего лишь читатель - "поэта неведомый друг". А каждый читатель «как тайна» - Анна Ахматова

Анна Ахматова - Читатель
Не должен быть очень несчастным
И, главное, скрытным. О нет! -
Чтобы быть современнику ясным,
Весь настежь распахнут поэт.

И рампа торчит под ногами,
Все мертвенно, пусто, светло,
Лайм-лайта холодное пламя
Его заклеймило чело.

А каждый читатель как тайна,
Как в землю закопанный клад,
Пусть самый последний, случайный,
Всю жизнь промолчавший подряд.

Там все, что природа запрячет,
Когда ей угодно, от нас.
Там кто-то беспомощно плачет
В какой-то назначенный час.

И сколько там сумрака ночи,
И тени, и сколько прохлад,
Там те незнакомые очи
До света со мной говорят,

За что-то меня упрекают
И в чем-то согласны со мной...
Так исповедь льется немая,
Беседы блаженнейший зной.

Наш век на земле быстротечен
И тесен назначенный круг,
А он неизменен и вечен -
Поэта неведомый друг.

23 июля 1959
Комарово

Последние события, носящие довольно странный характер, внесли в мою жизнь некоторую путаницу.
Все, что я далее  напишу, может Вам показаться столь невероятным, и, возможно, Вы мне и вовсе не поверите и не станете читать, но я все же попробую, если позволите.
Однажды в передаче «Школа злословия» я услышала стихи петербургского поэта Александра Кушнера, собственно. И само собой, он  и сам принимал непосредственное участие в этой передаче (это было три года назад, 2005-й год). Я с огромным интересом смотрела эту программу,  и стихи мне тоже как-то пришлись по душе и на следующий день я пошла в «Книжный магазин» и приобрела его книгу стихов - «Пятая стихия».
В этот год у меня в жизни тоже произошли довольно странные события.
У меня, например,  появилась в 2001-м году картина с изображением моря и пяти чаек, парящих над морем. Эта картина мне приснилась во сне, и однажды придя в один из магазинов, я столкнулась с похожей картиной, точь-в-точь, как из моего сна, и тут же приобрела ее, разумеется. Так картина попала ко мне. И после, такого как эта картина, вошла в мою жизнь, мне с тех пор начали сниться сны о разных катастрофах на воде, чаще всего я вижу сны о море, оно в моих снах всегда неспокойно. Картина висит у меня над диваном. А на диване у меня есть две подушки, на чехлах подушек, на них изображены петербургские достопримечательности – Крутицкий монастырь и Петровский дворец. И заметьте, название книги содержит цифру пять, и на моей картине – тоже пять чаек. Это небольшое предисловие. Надеюсь, я Вас не утомляю.
Далее, я зачитываю Владимиру Познеру  стихи А.Кушнера «Верю я в Бога или не верю» в программе «Давайте это обсудим» по радио на волне «104.7», была передача, спор о вере и атеизме, я решила ответить стихами, строки Кушнера были как нельзя кстати. Это 2005-й год.
Спустя три года. Год 2008-й (апрель – май). Случается вот что.
Я, как всегда,  в свой обеденный  перерыв, выхожу прогуляться в парк к памятнику Михаилу Юрьевичу Лермонтову с книгой стихов Александра  Кушнера.
А погода была изумительная! Деревья все в цвету! В воздухе же пахло сиренью! Я очень люблю сирень!
Там  также прогуливались  люди довольно серьезные, одетые в такие строгие костюмы, тоже, по-видимому, уставшие сидеть в  своих офисах. Все вышли подышать, и отдохнуть от всей этой кутерьмы.

Аида Ведищева – «Эй,  куда же Вы спешите! Эй!»

Высоко-высоко в небе светится звезда
А под него, под него мчатся поезда.
В даль по рейсам бесконечным мчатся все быстрей.
Эй,  куда же Вы спешите! Эй!

В чем причина, что случилось, кто виновен в том,
Что земляне разучились двигаться пешком.
Лошадь больше не годится веку скоростей.
Эй,  куда же Вы спешите! Эй!

Что нам лето, что нам осень, что зари пожар!
Если каждый день заносит нас на виражах.
Мы забыли как береза смотрится в ручей.
Эй,  куда же Вы спешите! Эй!

Кроме плит аэродрома и шоссейных лент.
Есть еще над крышей дома медленный рассвет.
Есть задумчивые флейты ласковый дождей
Эй,  куда же Вы спешите! Эй!

Век событий и открытий дорог нам и мил!
Но постойте, посмотрите, как прекрасен мир!
Мир с озерами и длинным кликом журавлей
Эй,  куда же Вы спешите! Эй!

И одно мне, лишь одно мне хочется суметь
Всю планету взять в ладони, взять и рассмотреть
И сказать толпе огромной мчащихся людей:
Эй,  куда же Вы спешите! Эй!

И, как обычно,  я снова провожу бесконечные часы в вагоне метро, и все время  во время чтения  книги А.Кушнера, я попадаю в этот поезд в г. Москве со следующим названием: «Красная стрела – Москва – Санкт-Петербург – сердцем едины две столицы». И как всегда, эта толкотня, духота и я по-прежнему беру с собой очередную книгу все того же поэта. И вот однажды, в один из таких обычных дней, я, читая одно из его стихотворений, вдруг слышу журчание воды, хотя вроде бы воды поблизости, нет, нет, точно нет. Будто я на берегу реки стою. То ли эта моя  излишняя впечатлительность, а может так стихи его на меня повлияли или это плод моего воображения, но я, правда, слышала то, что слышала. Но никто из людей, ехавших со мной  в том вагоне, ничего подобного не слышали. Это было так странно! А ведь Санкт-Петербург, - это город на Неве.

Александр Кушнер – «Сон

Я ли свой не знаю город?
Дождь пошел. Я поднял ворот.
Сел в трамвай полупустой.
От дороги Турухтанной
По Кронштадтской... вид туманный.
Стачек, Трефолева... стой!

Как по плоскости наклонной,
Мимо темной Оборонной.
Все смешалось... не понять...
Вдруг трамвай свернул куда-то,
Мост, канал, большого сада
Темень, мост, канал опять.

Ничего не понимаю!
Слева тучу обгоняю,
Справа в тень ее вхожу,
Вижу пасмурную воду,
Зелень, темную с исподу,
Возвращаюсь и кружу.

Чья ловушка и причуда?
Мне не выбраться отсюда!
Где Фонтанка? Где Нева?
Если это чья-то шутка,
Почему мне стало жутко
И слабеет голова?

Этот сад меня пугает,
Этот мост не так мелькает,
И вода не так бежит,
И трамвайный бег бесстрастный
Приобрел уклон опасный,
И рука моя дрожит.

Вид у нас какой-то сирый.
Где другие пассажиры?
Было ж несколько старух!
Никого в трамвае нету.
Мы похожи на комету,
И вожатый слеп и глух.

Вровень с нами мчатся рядом
Все, кому мы были рады
В прежней жизни дорогой.
Блещут слезы их живые,
Словно капли дождевые.
Плачут, машут нам рукой.

Им не видно за дождями,
Сколько встало между нами
Улиц, улочек и рек.
Так привозят в парк трамвайный
Не заснувшего случайно,
А уснувшего навек.
 
В конце мая я как обычно должна была переходить дорогу и направлялась на работу и вдруг у остановки вижу мужчину, внешне очень напоминающего мне Александра Кушнера. На некоторое время мне даже показалось, что это и впрямь был он. Но это невозможно, - подумала я. И я еще некоторое время не сводила с него глаз, а потом на какое-то мгновение я от него отвернулась, а он и вовсе пропал из виду. Прихожу в этот день в «Библио-Глобус» и узнаю о выходе  в свет его новой книги - «Облака выбирают анапест».
Александр Кушнер ведь  родился и живет в Петербурге. Я не знала  о выходе в свет его новой книги стихов «Облака выбирают анапест», она вышла  в Москве в мае,  во всяком случае, у нас она вышла только в мае, как позже выяснилось.
Да, и еще вот что, в одной из статей Александра Семеновича Кушнера я читала об Иосифе Бродском и о его произведении «Урания» и Александр Семенович объяснил в  этой статье, почему Иосиф Бродский тогда таким именем назвал свою книгу. В то время Бродский никак не мог закончить эту книгу, ему все не удавалась написать ни одной строчки, он переживал нелегкие времена, и поэтому дал название книге  по названию «холодной планеты».
И вот зайдя через какое-то время (это случилось в сентябре 2008 г.) после прочтения этой его статьи в «Книжный магазин», я  случайно нос к носу сталкиваюсь именно с этой книгой – «Урания».
Был похожий случай, но на этот раз, он не имел отношения к самому Кушнеру, скорее со спектаклем «Без вины виноватые», 21-ого сентября я была во МХАТе им. Горького
И спустя какое-то время,  уже после просмотра этого спектакля  «Без вины виноватые» во МХАТе им. Горького, я  захожу в «Книжный магазин», мне там одна книга понравилась  - Альманах «Чукокола», и у меня осталось немного денег, на книгу хватало. И там же я сталкиваюсь с другой  книгой  - ««Розы в снегу». Серебряная серия. Русские поэты. 19-й век». И, пальцем в небо,  я открываю страницу наугад, и читаю там стихи Вяземского:

Мне все одно: обратным оком
В себя я тайно погружен,
Но в этом мире одиноком
Я заперся со всех сторон.
Мне любо это заточенье,
Я жизнью странной  в  нем живу:
Действительность в нем – сновиденье,
А сны я вижу наяву!

И прочитав эти строки я вспомнила Кручинину из «Без вины виноватые» в роли Татьяны Дорониной, у которой на спектакле побывала недавно. И ее монолог о болезни сына, его смерти и о ее возвращении в этот провинциальный городок,  с которым связано столько горьких воспоминаний. И ее видения наяву с участием ее сына, которого она считала умершим.
Может, это все череда случайностей, а может,  и нет.
         
Александр Кушнер
                       
                    ***
Хотел бы я поверить в час ночной,
Когда во всех домах погашен свет,
Что среди звезд случайной ни одной,
Напрасной ни одной и праздной нет,
Что все они недаром зажжены,
И даже те, что умерли давно,
Влияют и на судьбы, и на сны,
И в погребе на старое вино.

Хотел бы я в разумный небосвод
Поверить, в предначертанности орбит,
Хотел бы я поверить, что живет
Душа и там, где наших нет обид,
Что хаос — заготовка вещества,
Строительный несметный матерьял,
Подручная основа волшебства,
Чудесная возможность всех начал.

А стихи его мне пришлись по душе, так как в них есть доброта, искренность и  сострадание. Сейчас слишком уж жестко действуют некоторые, скажем так, творческие люди и очень не хватает доброты.
Стихи мне напоминают о том хорошем, что было в моем детстве, а было и хорошее. И этот  аромат сирени из детства. И те чудесные летние  деньки, которые я проводила со своей сестренкой на даче. Как мы,  с ней глядя на небо, на облака, представляли себе всякие необычные фигуры и разных диковинных существ. Мы думали, что там, в небесах кто-то живет, там есть жизнь, обязательно. Иначе, невозможно, не может быть! Наши лесные прогулки вдвоем, простор – поля, тишь да гладь,  да божья благодать.

С уважением,
Наталья
г. Москва, 24 года

Мои письма, подтверждающие мою инертность и инфантильность.

29.10.08.Группа «Кино» - «Начинается новый день»

Начинается новый день
И машины туда-сюда...
Раз уж солнцу вставать не лень,
И для нас, значит, ерунда.
   
Муравейник  живет,
Кто-то лапку сломал - не в счет,
А до свадьбы заживет,
А помрет - так помрет...

Я не люблю, когда мне врут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал.
И я не знаю, каков процент   
Сумасшедших на данный час,
Но, если верить глазам и ушам -
Больше в несколько раз...

И мы могли бы вести войну
Против тех, кто против нас,
Так как те, кто против тех, кто против нас,
Не справляются с ними без нас.
Наше будущее - туман,
В нашем прошлом - то ад, то рай,
Наши деньги не лезут в карман,
Вот и утро - вставай!

Я не люблю, когда мне врут,
Но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал.
И я не знаю, каков процент
Сумасшедших на данный час,
Но, если верить глазам и ушам -
Больше в несколько раз...


Я снова Вас беспокою. Извините! Но это важно. Я очень опасаюсь влияния этих песен, как и самого писателя Виктора Ерофеева и его неумелых действий на людей, особенно на детей-подростков. Так как песни, им сочиняемые я считаю вредны, и в них много злобы и жестокости. Эти песни безумны, пусты, безыдейны. Меня это тревожит, Вы сами можете включить, например радио «Next» (радиочастота-105.2) и послушать эти песни, они там обычно звучат, только эти песни с определенным уклоном.

Хотела бы еще вот уточнить какой момент. Мои взгляды на те или иные процессы, возможно, несколько разнятся с видением некоторых людей.

Я – человек по натуре своей довольно консервативный и не люблю некоторых нововведений, в том числе, речь идет о песнях, которые сочиняют некоторые писатели. Они пытаются осовременить классику, классические произведения и переводят эти истины, как они их называют, на язык рэпа и иных музыкальных течений. Мне это не по душе. Я разделяю взгляды Элины Быстрицкой, что,  когда осовремениваешь классику, главное, - не навреди. С такими людьми у меня разговор короткий – пошли вон!

И людей, подобных писателю Виктору Ерофееву и всю эту плеяду писателей вроде его я не поддерживаю, так как у нас разные мировоззренческие подходы. Мы иначе воспитаны. Вообще, я считаю, каждый должен заниматься своим делом, а тем более, если у тебя нет особых наклонностей, дарований к сочинительству песен.

Николай Носков – «Это здорово»

В этом мире я гость непрошенный
Отовсюду здесь веет холодом
Непотерянный, но заброшенный
Я один на один с городом

Среди подлости и предательства
И суда на расправу скорого
Есть приятное обстоятельство…

Я навеки останусь видимо
В этих списках пропавших без вести
На фронтах той войны невидимой
Одаренности с бесполезностью

Всюду принципы невмешательства
Вместо золота плавят олово…


В царстве глупости и стяжательства
Среди гор барахла казенного…

Я навеки даю обязательство
Что не стану добычей ворона…

Эти песни подобные начали звучать впервые в эфире радиостанции «Next FM» начиная  с 2005 г.
Вот одна из этих песен:

Лигалайз

Жизнь Жизнь,
жизнь, жизнь
Жизнь, жизнь, жизнь
Жизнь
Жизнь, жизнь, жизнь
   
   Я не уличный, я вырос в московской квартире
   Родите растили, любовью одарили
   Совестью наградили, дали знаний голову
   Мать для меня останется женщиной-эталоном
   Отца, со временем, стал понимать острее я
   Я понял как в этом мужчиной быть на самом деле
   Когда слезам не верят, когда закрыты двери
   Когда надо что-то делать, чтобы твои родные ели
   Утром и вечером, всегда нести ответственность
   За все, что тобой сделано, не ради самоутверждения
   Решения взвешивать, на душу без того грешную
   Брать ношу за того, кто за тебя в ответе
   Детство закончилось, там юность бурная
   Сколько кем выпито, сколько кем скурено
   Сколько времени и сил оставлено разным дурам
   Дуры мне больше не нужны, по ним я не тоскую
   Потерял друга, 24 ему было
   Хрюндик, спи спокойно, мы тебя не забыли
   Ведь ты всегда живой, пока живые те, кого ты любил
   Те, кто тебя любили
   
   Ты жив
   Скажи "Я люблю жизнь"
   Скажи "Я люблю тебя жизнь"
   
   Жизнь
   
   Скажи "Я люблю жизнь"
   
   Посвящаю строки
   Той что со мною
   Обещаю оставаться, быть твоим героем
   От любой нужды и горя я тебя укрою.
   Если надо от любых невзгод стану стеною
   Дышу тобою, для тебя живу
   Этот день и этот свет мне нужен одному
   Все, что мне надо - только ты рядом
   Одна твоя улыбка для меня награда
   В твоих глазах я вижу смысл жить
   В твоих глазах увидел, что я не один
   И смыслы все в твоих глазах слились
   И я пришел к тебе, ты моя жизнь
   
   Жизнь, жизнь
   Скажи "Я люблю тебя жизнь"
   Скажи "Я люблю жизнь"
   
   Жизнь
   Скажи "Я люблю жизнь"
   Вся жизнь
   Я люблю тебя жизнь
   Жизнь, жизнь, жизнь...

И в этой песне женщины были названы не дурами, а суками, так спели – «Суки мне больше не нужны».

И вот еще одна песня:
Группа БандЭрос - "Про красивую жизнь"
Нет времени ждать, всё хочется взять
Всё нужно успеть
Навстречу судьбе, в тёмно-красном купе
Леди мчат по Москве

На пляже все мужики, хотят их взять за буйки
Но ставки так высоки

У мегастильных дам туры в Амстердам
Кофешопы, бой тики-тики модный хлам
Ещё немного и мечты сбылись
И здравствуй, красивая жизнь

Припев:
Ещё чуть-чуть и прямо в рай
Их жизнь удалась, what a beautiful life
И все завидуют, пускай
Ведь жить станет в кайф, what a beautiful life

Сон в летнюю ночь, вроде леди - не прочь
Просто нужно помочь
Если есть своя скважина - значит жизнь налажена
Подходи - всё заряжено

Кумиры знойных леди, на бабле карман
На широкий экран, через узкий диван
Зайчик, не надо думать ни о чём на свете
В бизнесс класс билет и проблем уже нет

Состоятельный друг, напорлся на сук
Шире круг для подруг
Но эти леди вовсе не порочны
Просто знают точно, что, что...

Припев:
Ещё чуть-чуть и прямо в рай
Их жизнь удалась, what a beautiful life
И все завидуют, пускай
Ведь жить станет в кайф, what a beautiful life

Ещё чуть-чуть и прямо в рай
Их жизнь удалась, what a beautiful life
И все завидуют, пускай
Ведь жить станет в кайф, what a beautiful life

Я знаю точно, есть что-то больше чем свежий снег
И тусы ночью
Пока они спорят про Армани, Дольчи
В стороне у бара смотрю молча

Оно без "высшего", но зато с вышкой
Что есть у друга? Лысый, с маленькой шишкой
Или с подругой, у которой собачка, как мышка
Что в сумке или под мышкой

У них по-плану летом по кабриолетам
К вечеру - леди с открытым верхом
В ночи попасть на закрытую Party
Ведь каждый хочет быть в мармеладе

Нет времени ждать, всё хочется взять
What a beautiful life

Припев:
Ещё чуть-чуть и прямо в рай
Их жизнь удалась, what a beautiful life
И все завидуют, пускай
Ведь жить станет в кайф, what a beautiful life

Ещё чуть-чуть и прямо в рай
Их жизнь удалась, what a beautiful life
И все завидуют, пускай
Ведь жить станет в кайф, what a beautiful life

К этим песням пропагандистского толка имеет отношение писатель Виктор Ерофеев. Больше всего вызывает во мне недовольство этот  самосуд, это отношение к женщине, эта злоба  и жестокость. Эта недоброта!

Группа «Алиса» - Кривозеркалье

Каждый глаз отражает свет.
Каждый глаз по-своему судит.
Каждый глаз - он и да, и нет.
Все примеряют мантии судий.

Два человека друг на друга глядят
И искажают отраженья друг друга.
Во взгляде другого каждый горбат,
Ходит по кромке старого круга.

Кривозеркалье, кривозеркалье!
Я обжигаюсь холодной сталью.
Взгляды чугунные, позы картинные,
В мире подлунном моргают кретины.

Что забрал он, спустив зеркала,
Чуть окривив их, чтоб было удобней.
Взгляд устремляет наверх верхолаз,
Где розы угрюмые поит садовник.

Кривозеркалье взглядов людских,
Любовь и измена, порывность и ленность.
Если любовью прочистить мозги,
Блики исчезнут.

Кривозеркалье, кривозеркалье!
Я обжигаюсь холодной сталью.
Взгляды чугунные, позы картинные,
В мире подлунном моргают кретины.

Всегда нужно помнить о том, что слова больно бьют – об ответственности за слово

« Нет!! Нет!!! И еще раз нет! Начнется с нравственной цензуры — кончится цензурой всеобщей. Это Россия… Хотя я понимаю, что, глядя наши реалити-шоу, глядя на эту потную похоть не очень умытых самцов и самок, которую смотрит совсем молодой зритель, с трудом прогоняешь подлую мысль о цензуре. Ведь не поймешь, что там гнуснее — зрелище в стиле дешевого борделя или чудовищный язык Эллочки-людоедки, на котором они разговаривают. Или то, о чем они разговаривают. Это тот самый грядущий Хам, которого так страшилась русская литература, он пришел… Впрочем, несчастные участники — они тоже жертвы, они «не ведают, что творят». Но я хочу сказать о тех, кто ведает, кто это все придумывает и оплачивает. Мне их тоже очень жалко. Ибо Евангелие — совсем не сборник пословиц, и, когда там написано «ГОРЕ ТОМУ, КТО СОБЛАЗНИТ МАЛЫХ СИХ», — это закон, который исполняется неотвратимее всех человеческих законов. Поверьте, ОН очень долго терпит, но очень больно бьет». Эдвард Радзинский. Не соблазниться «материальными похотями.

Подобная нетерпимость к людям,  однобокий взгляд, самосуд, который вершит этот человек, все это тоже чревато определенными последствиями.

Александр Кушнер

…Оставь ее отжившим и нежившим…

Некрасов

Я не люблю  иронии твоей…
Я и себе ее не позволяю:
И так мрачна, а с ней еще мрачней
Жизнь – и нечестно быть как будто с краю,
Как будто сбоку или в стороне,
Другим ее доверив сердцевину:
Пускай за нас горят они в огне
И подставляют совесть или спину.

В природе нет иронии: дубок
Не ироничен, тянется подросток,
Вверх, чтобы  ты в тени забыться мог;
Он, возмужав, размашист и громоздок
И, не стыдясь серьезности своей,
Такою дышит мощью и прохладой,
Что оживает лирика скорбей
И стать душа торопится крылатой.

Я же не поддаюсь чужому влиянию и имею свое собственное мнение.

И благодаря тем песням, одну из которых я Вам ранее продемонстрировала  (Лигалайз – Жизнь – я не уличный, родился в московской квартире), мы придем вот к какой культуре, на мой взгляд. Это наше будущее, а, возможно, и настоящее уже.

Группа «Високосный год» - «Метро»

Наша с ней основная задача не застуканными быть на месте
Явки порой на чужие дачи и дома надо быть в 10.
Она прячет улыбку и слёзы, она редко мне смотрит в глаза,
Мы спешим разными дорогами на один вокзал.

В тайниках ледяного сердца спрятан очень большой секрет,
Как одна короткая встреча затянулась на несколько лет.
Среди сотни общих Знакомых и десятка фальшивых друзей
Она делает вид, что смеётся, я стараюсь не думать о ней.

Мы могли бы служить в разведке,
Мы могли бы играть в кино...
Мы, как птицы, садимся на разные ветки
И засыпаем в метро.

Это мы придумали Windows, это мы объявили дефолт,
Нам играют живые Битлз и стареющий Эдриан Пол.
Наши матери в шлемах и латах бъются в кровь о железную старость,
Наши дети ругаются матом, нас самих почти не осталось...

От Алтуфьево до Пражской лишь на первый взгляд далеко,
Мы везём московские тайны по секретным веткам метро.
Не найдя подходящего слова и не зная других аккордов
Мы теряем друг друга снова в бесконечности переходов.

Одно дело – попкультура, другое – когда в дело подключаются писатели, которые не имеют каких-то особых дарований.
Поучать, кончено, поучают, но вот только, вот в чем опасность – что очень сильная давка идет, без ума это делают, а надо с умом. В песнях нет того, о чем пишет  в своей статье  (о возможности выбора) писатель Эдвард Радзинский:

"Все мои выступления - это как бы попытка разбудить страну, читать книги и заниматься своей историей. Я не пишу окончательный вердикт и не смею этого делать. Я пытаюсь заставить людей думать, читая мои книги. Думать, может быть, по-своему, и может быть даже наоборот", - рассказывает автор. Эдвард Радзинский. «Памятник комсомольцам соединяет эпохи»

Нет доброты в этих песнях, это очень плохо,  нет сострадания. Ума нет у того, кто пишет подобные песни, я имею ввиду писателя Виктора Ерофеева. Песни, как я уже говорила ранее,  начали звучать в эфире радио «Next» с 2005 г. началось все с обиженных и оскорбленных, какой был Сталин и вся эта сталинская эпоха. Вряд ли молодежь моих лет, поверьте, додумалась до такого, так как я родилась в 1984-м, и в эпоху Сталина не жила. И подтекст тоже определенный есть и потом разве Вы не знаете подчерка писателя Виктора Ерофеева, мне этот подчерк хорошо известен. И только люди в летах обычно поучают и выступают в подобной роли, молодые пишут несколько иначе все же. Разные поколения – это чувствуется. Меня это немного пугает, мягко говоря, и подобный нажим. Мягче нужно, мягче. Но ума ведь нет!
Теперь эти песни звучат по все радиостанциям. Их исполняют разные известные группы. А писатель Виктор Ерофеев задействован в какой-то сомнительном проекте, пытаются молодежь наставить на путь истинный. Но как наставить?! Какие выбраны для этого средства. Боже мой! Эти песни они вредны сами по себе, вредны, а те, кто их пишут не отдают себе отчета в том,  что будет дальше.
Попкультура – это одно, но это ведь писатели, а о программе «Апокриф» я даже говорить не хочу. Совсем беленов объелись!

«Ах, карнавал! Удивительный мир!»

А.В. Амфитеатров

Наш век -  таинственный и пестрый маскарад,-
Такого не найти ни в песне нам, ни в сказке! –
Где ум давно надел дурачества наряд,
А глупость с важностью гуляет  в  умной маске!

«Апокриф»

Наш Ерофеев часто беспощадно
В своей программе всех бранит ("а жена – дура", а "Вы – циник!");
Торгует критикой площадной,
Людей умней себя журит.
Хотя никто его не просит,
Но он советы всем дает ("сексом надо начинать заниматься с 15 лет – совет молодым людям")
Себя хвалою превозносит,
Хотя бессмыслицу плетет.
О всем он судит ("А Вам поздно влюбляться, поздно уже", а "Вы так мало книг читали"),
Все он знает;
И Ерофееву чего ль не знать?
Он по-санкритски понимает,
Ну, как по-русски не понять?
В его программе как на рынке,
Давно потерян толк и чин.
Смешенье лжей с тенями света.
Смешенье злости с клеветой,
Его «Апокриф»,  как пустоцвета
Цветок негодный, луговой.

«Журналист» - 1831-й год. «Русская Эпиграмма», век 19-20-й.

Так вот вернусь к тем песням. Их содержание далеко не такое уж доброе, мягко говоря. Так что «пошлятины», как выразилась, Татьяна Доронина, хватает не только на телевидении, но и в радиоэфире, и Вам об этом, как никому известно.
В одной из песен были, вот какие слова: «ты хочешь весь мир поиметь», смотри, как бы этот мир тебя не поимел».
Мне же близка позиция Элины Быстрицкой. Я ее процитирую:
«Государство, общественный строй, даже географические параметры меняются быстро, а люди очень медленно. Поэтому классика всегда современна. У нынешних режиссеров часто есть желание «осовременить» классические пьесы, но в театральном деле, так же как и в медицине, главное - не навреди!» - утверждает Элина Быстрицкая.
Я думаю, эту точку зрения еще поддержит и Татьяна Васильевна, радеющая за классику. Но это не только, как вы понимаете, имеет отношение к театру. И я соглашусь и Виталием Яковлевичем Вульфом с тем, что «театр – это отражение сегодняшней жизни».
Так вот все то, что было сказано в той песне выше, можно было сказать иначе, напомню советские песни:

Анна Герман – «Давняя игра»

И ливень и тучи, и ясное солнце
И ветер лихой гульбе.
Все это не раз, непременно,
Придется почувствовать нам в судьбе.

Может лишь в мечтах встречаться
Нам безоблачное счастье,
Где вовек ни туч, ни бурь.
Где усыпан путь наш дальний
Нежными как шелк цветами.

Как опасно, как опасно
Верить нам в такое счастье
И такую ждать судьбу.

Задаст нам вдруг судьба вопрос
И в тот же миг ответа просит.
Как будто с ней играем в кости,
Где победить совсем непросто.

Но ты рискни сразиться с нею,
А проиграешь, не грусти.
И снова сделай ставку смело
Твоя победа впереди.

Быть может,  судьба тебя в чем-то обманет
Ты духом не падай,
Не надо!
Ты все-таки верь,
Что последнее слово
Всегда за тобою, бесспорно.

И тогда найдешь ты счастье,
Что в мечтах к тебе так часто
Приходило в прошлых днях.

Ты увидишь ясным небо
Станет зримой явью небыль.
Как победу, как победу
Встретишь этот день заветный –
С радостью хмельной в глазах!

Когда судьба тебе твои
Опять на стол подбросит кости,
Забыв победы все твои
И тучи вновь, надвинув грозно.

Тогда играй ты с ней опять
Преодолей ее ненастье.
Добро должно зло побеждать.
Лишь только в этом жизни счастье.

Аида Ведищева - «Дорожная» (отрывок)

Бежит, бежит, бежит дорога
Не кончается.
В пути то маки, то тюльпаны нам встречаются.
Они качаются и улыбаются
Нам словно старые и добрые друзья.

А в небе солнце озорное и лучистое.
А небо здесь такое ровное и чистое.
Что так и хочется рукой дотронуться.
Оно ведь рядом, а достать его нельзя.
Рядом, а нельзя.

Вот и нам часто всем
Счастье кажется рядом совсем.
А идти до него далеко-далеко.

Пусть высоко и недоступно небо здешнее,
И очень труден длинный путь к горам заснеженным.
Но сквозь все трудности и недоступности
Ты будешь к ним идти заветною тропой.

До неба синего дотронься обязательно.
И с высоты такой махни друзьям рукой.
И улыбнувшись вместе с эхом горным  спой
С эхом горным спой!

Вот такие песни раньше писали. Как-то по-доброму, без злобы!

София Ротару – «Луна - луна»

День промчался незаметно - выпит до дна.
День промчался. До рассвета в небе луна.
В лунном свете чище краски, с виду просты
Стали нежней и прекрасней цветы.

Мир волшебный полон тайны, светит луна.
Час влюбленных, час свиданий, он и она.
Час влюбленных - с ними вечно доля одна,
Рядом цветы и, конечно, луна.

Луна, луна, цветы, цветы.
Нам часто в жизни не хватает друзей и доброты.
Луна, луна, цветы, цветы.
Все, кто влюблен, им доверяют надежды и мечты.

Жизнь чудесна, если миром правит любовь.
Надо, чтобы всюду было море цветов.
Жизнь чудесна, если где-то песня слышна,
Если горит до рассвета луна.

Луна, луна, цветы, цветы.
Нам часто в жизни не хватает друзей и доброты.
Луна, луна, цветы, цветы.
Все, кто влюблен, им доверяют надежды и мечты.

С уважением,
Наталья,
24 года

30.10.08. Я очень огорчусь, если мои опасения оправдаются, и к этим песням имеет отношение писатель Виктор Ерофеев, это печально. Я же убедительно прошу остановиться, пока не поздно:
Постой, паровоз
слова и музыка неизв. автора
к/ф Вам и не снилось
перевод А. Адалис

Постой, паpовоз, не стучите, колеса,
Кондуктоp, нажми на тоpмоза.
Я к маменьке pодной с последним пpиветом
Спешу показаться на глаза.

Не жди меня, мама, хоpошего сына.
Твой сын не такой как был вчеpа.
Меня засосала опасная тpясина
И жизнь моя - вечная игpа.

Постой, паpовоз, не стучите, колеса.
Есть время взглянуть судьбе в глаза.
Пока еще не поздно нам сделать остановку,
Кондуктоp, нажми на тоpмоза.

Мне глубоко не безразлично то, какая агрессия исходит от некоторых деятелей, речь идет об этих песнях весьма сомнительного содержания.
И жизнь она итак непростая и людей, их чувства надо беречь я считаю.
А писатель, ровно, как и поэт имеет дело с живыми людьми, иногда эти люди на людей не похожи и ведут себя, возможно, бесчеловечно, но как же будить прекрасное в человеческих душах, не ожесточать, не обозлить.
А что делают эти сочинители. Например эта песня «Про красивую жизнь». Зачем так грубо?! Да, есть такие люди, которые хотят быстрого успеха и легкой жизни. Помните этот фильм с Надеждой Румянцевой в главной роли и Яковлевым – «Легкая жизнь». Фильм-то добрый. А сочинители этих песен добряками не являются.
Люди – все разные. И что вы знаете об этих людях, ровным счетом ничего! И какую цену они порой платят за этот быстрый успех и через что они проходят порой. По-моему, их можно только пожалеть, а эта издевка, эта ирония очень злая.
Александр Кушнер

…Оставь ее отжившим и нежившим…

Некрасов

Я не люблю  иронии твоей…
Я и себе ее не позволяю:
И так мрачна, а с ней еще мрачней
Жизнь – и нечестно быть как будто с краю,
Как будто сбоку или в стороне,
Другим ее доверив сердцевину:
Пускай за нас горят они в огне
И подставляют совесть или спину.

В природе нет иронии: дубок
Не ироничен, тянется подросток,
Вверх, чтобы  ты в тени забыться мог;
Он, возмужав, размашист и громоздок
И, не стыдясь серьезности своей,
Такою дышит мощью и прохладой,
Что оживает лирика скорбей
И стать душа торопится крылатой.

Прошу задуматься этих бездумных людей, эта «ерофеевщина» мне поперек горла уже. Ну что за писатели нынче пошли! Не пойми что!
Не надо забывать, на мой взгляд, о своей непосредственной задаче, как художника, как  человека творческого. А Вы, друг мой милый, кажется, забылись!

С уважением,
Наталья, 24 года











НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Никита Николаенко: Коронный номер [Напасть свалилась неожиданно. Коронавирус какой-то! Сразу же, неизвестно зачем, на столичных улицах появились полицейские броневики и полицейские же машины...] Александр Калужский: Незадолго до станции стало смеркаться [Незадолго до станции стало смеркаться, / так что место прибытия, скрывшись в потёмках, / показалось лишь запахом жёлтых акаций / да полоскою неба...] Сергей Славнов: Бывшие панки [Некоторые из тех, кто однажды были панками, / кто кричали про анархию / и распевали о том, что будущего нет, / дожили теперь до седых волос...] Игорь Андреев: Горка во дворе [Именно близ горки находилось целое отдельное государство. Страна детства...] Феня Веникова. "Диван" и "Бегемот" в защиту доктора Гааза [Два московских литературных клуба временно объединились для гуманитарной акции.] Георгий ЖердевВ тенётах анналов [] Виктор ВолковПтица в горле [Едва ли я дождался бы звонка, / Едва ли ты могла в мою теплицу / Своим добром с резного потолка, / Нежданно и негаданно пролиться...]
Словесность