Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Дан Дорфман
[Написать письмо]

Анти-Дмитрий или Слияние Реальностей
(17 мая 2000)
Дан Дорфман

Родился в 1947 году, в городе Гомеле. Оттуда - мама и вся её родня. Родной город отца - Одесса. Школьные, юношеские и молодые годы провёл там. В зрелые годы - первая эмиграция: Сибирь, Нижневартовск. Старость решил встретить уже в Бостоне. Все четыре города мне родные. Все эти города - люблю.

Пишу долго и упорно, публикуюсь офф-лайн упорно и тоже достаточно долго, лет 25.

На Сети - с 1996 года, сначала пугал пикейных жилетов в ГБ носиковского "Вечернего Интернета", но, в связи с открытием ГБ Арт-Тенет, поселился там. До сих пор не выселили.

Весной 1997 года запустил вместе с Алёной Качуро веб-журнал "Молодая Америка". Уже вместе со Светланой Епифановой запустил другой веб-журнал - "Леда". Это случилось в 1998 году. Издавал собственную газету на бумаге, которая называлась "РУНЕТ-дайджест". Перестал издавать, когда деньги кончились.

В апреле 1997 года опубликовал в "Новом Русском Слове", в пяти номерах подряд, документальную повесть с фотографиями героев, которую назвал "Рунетные войны". Главными героями повести были Сетераторы и Дмитрий Кузьмин. Впрочем, почему были. Они, слава Богу, и сейчас живы и здоровы. И все вы их знаете. Скорее всего, это была первая в мире такая большая и подробная публикация на русском языке в обычной офф-лайновой прессе, посвящённая Сетевой литературе. Она была настолько первой, что редактора рубрики вызвал владелец газеты Валерий Вайнберг и сказал: "Дальше эту мудятину не печатай, наш читатель ничего не понимает и понятия не имеет - о чём он? Мне телефоны пообрывали с вопросом: "Зачем простому советскому человеку в Америке какая-то Сетература и какой-то РУНЕТ?"". Потом, правда, этот запрет отменили.

Кроме РУНЕТа и Сетевой литературы, тема моих офф-лайновых публикаций - молодёжь Америки.ru.

Всё, пожалуй.







НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Три рассказа [Бабушка выросла на дворе за ночь, с наступлением календарной весны. Вечером ее еще не было, а на рассвете она уже сидела на скамейке – в заносчивом одиночестве...] Никита Николаенко: Награды и золото [...прерывать свою деятельность на литературном поприще я не собирался. Это же идеологическое противостояние. Они, власть имущие хотят одно, а я хочу другое...] Владимир Алейников: Быть ясновидцем [О художнике Владимире Пятницком.] Виктор Хатеновский: К волнорезам жмутся волны [...Сроднись с келейным храбрецом. / Нажравшись зелья с курослепом, / Я – разглагольствуя с Творцом – / Врачую жизнь насущным хлебом.] Михаил Ковсан: Братья [Без брата он лишь молчание, вечное, бесконечное, безнадёжное. А брат без него – глухота, мышами ночными шуршащая...] Айдар Сахибзадинов: Зарок [...А страх у меня выжгли давно – еще в 90-х. Как и у всякого российского доходяги. Нас ничем уже не запугаешь. На лбу у нас тавро от бюрократа: "Возраст...] Наталия Кравченко: Не о женщине, не о мужчине... [Ручейку не дано породниться с морем, / как беспечной улыбке с солёным горем. / Ты с планеты иной, из другого теста, / из чужого авторского контекста...] Лана Яснова: Так обманчива ночи моей тишина... [Держись за небо, правила и поручни, / за этот утлый, угловатый кров, / когда подступит к горлу чувство горечи / дождя, рябины, дней и вечеров.....]