Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Дан Дорфман
[Написать письмо]

Анти-Дмитрий или Слияние Реальностей
(17 мая 2000)
Дан Дорфман

Родился в 1947 году, в городе Гомеле. Оттуда - мама и вся её родня. Родной город отца - Одесса. Школьные, юношеские и молодые годы провёл там. В зрелые годы - первая эмиграция: Сибирь, Нижневартовск. Старость решил встретить уже в Бостоне. Все четыре города мне родные. Все эти города - люблю.

Пишу долго и упорно, публикуюсь офф-лайн упорно и тоже достаточно долго, лет 25.

На Сети - с 1996 года, сначала пугал пикейных жилетов в ГБ носиковского "Вечернего Интернета", но, в связи с открытием ГБ Арт-Тенет, поселился там. До сих пор не выселили.

Весной 1997 года запустил вместе с Алёной Качуро веб-журнал "Молодая Америка". Уже вместе со Светланой Епифановой запустил другой веб-журнал - "Леда". Это случилось в 1998 году. Издавал собственную газету на бумаге, которая называлась "РУНЕТ-дайджест". Перестал издавать, когда деньги кончились.

В апреле 1997 года опубликовал в "Новом Русском Слове", в пяти номерах подряд, документальную повесть с фотографиями героев, которую назвал "Рунетные войны". Главными героями повести были Сетераторы и Дмитрий Кузьмин. Впрочем, почему были. Они, слава Богу, и сейчас живы и здоровы. И все вы их знаете. Скорее всего, это была первая в мире такая большая и подробная публикация на русском языке в обычной офф-лайновой прессе, посвящённая Сетевой литературе. Она была настолько первой, что редактора рубрики вызвал владелец газеты Валерий Вайнберг и сказал: "Дальше эту мудятину не печатай, наш читатель ничего не понимает и понятия не имеет - о чём он? Мне телефоны пообрывали с вопросом: "Зачем простому советскому человеку в Америке какая-то Сетература и какой-то РУНЕТ?"". Потом, правда, этот запрет отменили.

Кроме РУНЕТа и Сетевой литературы, тема моих офф-лайновых публикаций - молодёжь Америки.ru.

Всё, пожалуй.









НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Татьяна Шереметева: Шелковый шепот желаний [И решил Томас отправиться в морское путешествие. Жизнь на корабле особенная: там нет забот - все они оставлены на берегу, там можно думать только об удовольствиях...] Макс Неволошин: Подстава для Кэролайн [Кэролайн из тех барышень, которых хочется утешить или защитить от чего-нибудь. Желательно, обняв за плечи...] Ирина Кадочникова: "Отчего, неизреченный боже, ты меня покинул на меня..." (О творческой биографии Алексея Сомова) [Эссе Ирины Кадочниковой о творчестве поэта Алексея Сомова получило первое место в конкурсе "Уйти. Остаться. Жить" на лучшее эссе о рано ушедшем молодом...] Сергей Комлев: Чтобы жизнь после смерти оставалась легка [Так хотелось вина, чепухи, / много сдобы да бабу пуховую. / Но мне выдано - полночь, стихи. / И сережка зачем-то ольховая...] Виктория Кольцевая: Картинки с выставки [Давай останемся в реальности, / в эфире, / надвое расколотом. / Везде чума, / мой милый Августин, / и всюду шнапс дороже золота...] Сергей Сутулов-Катеринич: Мартовская Ида [Года и годы обитания в этой растреклятой и распрекрасной паутине подарили мне массу встреч...] Михаил Ковсан: Скользкий путь в гору [Ставни захлопывались. Свет выключался. Дверь закрывалась. И тьма стремилась меня поглотить. Я всматривался в щелочки ставень. Я вслушивался в звуки за...] Олег Демидов: Фатум, залёгший на дно (О книге Юрия Кублановского "Долгая переправа: 2001-2017") [К юбилею Юрия Кублановского вышла книга избранных стихотворений "Долгая переправа". В неё вошли тексты, написанные в XXI веке. В преддверии восьмого десятка...] Александра Шевченко: Не то чтобы модерно [...ходят утаптывая круги в снегу / хлопают рукавицами по бокам / в небе над ними зреет луна-чека / /дернем/ а сам-то можешь /и сам могу/...] Ал Пантелят: Игры закончились [что делать нам / когда мы уже собрали / свои стадионы...]