Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


ПОСЛЕ  БЕРЛИНСКОЙ  СТЕНЫ

стихотворения


Наш современник, замечательный немецкий поэт Уве Ламмла (Uwe Lammla) родился в 1961 году в Восточной Тюрингии (тогда еще ГДР). Биография его примечательна. Родители прочили ему карьеру химика, но неожиданно юный Уве увлёкся религией и собрался поступать на теологический. В качестве компромисса он согласился перед университетом послужить в армии, и это была его роковая ошибка. Конфликты на религиозной почве с сослуживцами и начальством закончились тем, что его отправили от греха в психбольницу. В ГДР перед "бывшим пациентом" закрылись все двери, и в 1984 году ему пришлось уехать на Запад, в ФРГ.

Всё это время Уве Ламмла был и по сей день остаётся приверженцем традиционной поэзии. Основав своё издательство, он пытался сломить равнодушие буржуазного Запада: печатал поэтов-современников, дважды разорялся до нитки, но всё равно устоял. Сейчас его "Arnschaugk Verlag" - одно из немногих немецких издательств, печатающих первоклассную литературу.

Политические и эстетические размышления - лишь малая часть его творчества. Будем надеяться, что внимание русских переводчиков, которое Ламмла привлёк к себе в последнее время, обратится и на другие стихи поэта, из которых, возможно, в будущем составится книга. Публикуется с любезного разрешения автора.






      ГРАНИЦА

      Кто заперт, тешится мечтой,
      Что ялик с вёслами готов
      Там, за колючкой и стеной,
      А грай вороний - это зов.

      Ведь там не может быть мрачней,
      Где в кандалах потребы нет,
      И столь прекрасна ткань сетей,
      Что ей не нужен красный цвет.

      Восток и Запад так решил:
      Раз "осси" вечно спину гнул,
      Ему никто не объяснил,
      За что он снова стал сутул.

      Кто заперт был, не знает мер,
      Чтоб страх с отвагою сравнить.
      Каток сминает луг и сквер,
      Чтоб кровь зелёную пролить.

      Где Инн и Лех, где Рейн и Саар -
      Проблемы смыты добела.
      В нужде горит сердец пожар,
      В тюрьме свобода ожила.

      Граница, боли полоса -
      Я не переходил её -
      Взгляд уносила в небеса,
      Усилив зрение моё.

      _^_




      FORMALIA

      С тех пор, как я окреп в труде,
      Играю формой кое-где,
      Чтоб показать, как я могу.
      И радость формы берегу.

      Плетётся ткань из мелочей,
      Хоть кажется: куда глупей.
      Всегда доходят до умов
      Последними значенья слов.

      С модерной скудостью борюсь,
      Что не облегчит сердца груз.
      Молчанье вместо смысла ткать -
      Тем, кому нечего сказать.

      Лишь там найдём богатство форм,
      Где стройность настоящих норм.
      Лишь если форма такова,
      Оценит слушатель слова.

      _^_




      ДЕДУШКА

      Я дедушек своих не знал:
      Один на поле боя пал
      Второго, Боже упокой,
      Рак живота унёс с собой.

      Пропал в России дед мой Бергк,
      Он бабушку в печаль поверг,
      Да так что много лет потом
      Не смела думать о другом.

      Могилу деда скрыл Восток -
      Забытым он остаться мог,
      Но Город помнить предписал
      И имя внёс в мемориал.

      Табличек сотни на стене
      Показывали в детстве мне.
      Учитель в списки не попал
      И школьникам про них вещал.

      Недавно я зашёл туда
      И ужаснулся от стыда,
      Стена, где память о дедах,
      Повергнута властями в прах.

      Отец был раздражён, сердит:
      Кто в церкви этот вздор творит?
      Ведь ясно, как тут ни крутись -
      Они от Бога отреклись.

      _^_




      НЕМЕЦКОЕ  ЕДИНСТВО

      Глухими "осси" обзовут,
      Они в ответ: "мошенник"!
      Одним единство - тяжкий труд,
      Другим - растрата денег.

      Стена упала, шнапс рекой,
      Потом пришло похмелье.
      И что нам юбилей святой?
      Притворное веселье.

      В ходу насмешки и тычки
      Родни бесцеремонной.
      И мы от дружбы далеки,
      Давно провозглашённой.

      Над нами ржут за рубежом.
      О бедах шепчут, знают,
      Но слухи скрылись под сукном
      И там во тьме скучают.

      _^_



      Примечания
      Все четыре стихотворения взяты из книги "Дно ручья сомнений" ("Zweifelbachgrund", Arnschaugk Verlag, 2010).
      Осси и Весси (Ossi & Wessi) - сленговые названия восточных и западных немцев (West & Ost).
      Немецкое единство (Deutsche Einheit) - национальный праздник в Германии, отмечаемый в день падения Берлинской стены.
      Юбилей - стихотворение написано в 2010 году, к 20-летию падения Берлинской стены.



© Uwe Lammla, 2010-2020.
© Антон Чёрный, перевод, 2011-2020.
© Сетевая Словесность, публикация, 2011-2020.





 
 

для вас на сайте Dance-school.Moscow курсы латиноамериканских танцев в москве

www.dance-school.moscow


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность