Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



*


* Инна может быть зоркой...
* Как в зеркало, в часы гляжусь...
* Одна зеркальная поверхность...
* Пение труб, пытающихся выдуть...
 
* Из листьев хочется составить...
* Благодарить кого-то за то...
* о кто сейчас на миг покусится...
* Отрепетированные речи...


    * * *

    Инна может быть зоркой.
    правда может быть горькой.
    Есть и строчки и створки.
    тишину нарушая,
    открывается раковина большая.
    Там есть розовость нежной пучины
    постели.
    Там жемчужную нитку увидишь на теле.
    Там есть маленький мальчик.
    Одеяло уронит.
    Тишину можно видеть.
    И никто не прогонит.

    _^_




    * * *

    Как в зеркало, в часы гляжусь
    узнаю; где я нахожусь
    я по ошибке поднесла
    а стрелка есть рука числа

    Я по ошибке в стороне,
    шаги неспешные ко мне
    они идут не приближаясь

    Вот осень ранняя; я жалуюсь
    сближаюсь в этом сне своем
    с невидимым в душе; в былом
    они идут не приближаясь
    не в их я круге; в стороне
    шаги неспешные во мне
    они идут не приближаясь

    _^_




    * * *

    Одна зеркальная поверхность
    сейчас притянется другой
    и беспредельность, неизвестность
    меня потянет за собой

    они скользят и совмещают
    улыбки, тонкие черты
    и нас они не отличают
    от непроглядной темноты

    тех, кто ушел, оповещают
    об умножении тщеты

    Я просто не могу понять,
    зачем хочу себя понять
    и что меня оберегает
    и кто здесь я, кто это знает

    _^_




    * * *

    Пение труб, пытающихся выдуть
    некие звуки, просящие помощи
    Вы на часы положите солнечные
    некие бумаги, может, записку

    тени умершего некогда отчаяния
    звуки, полные одичания
    Только о них не скажешь: певучи
    может быть, лучше сказать: живучи

    Старые, может быть, сны и угрозы
    смерть внезапная, необъяснимая
    стали слезами застывшими; слезы
    ты всегда получаешь просимое

    Помнишь пять апельсиновых зернышек
    звуки какие-то шелестящие
    сыщик, давнишний знакомый наш,
    слишком поздно увидевший истину

    Лишь восклицанье и тишина
    в темную воду уходит канала
    жертва намеченная; не мог
    предотвратить преступленье Холмс

    тонет, идет человек ко дну
    он покидает страну одну
    гаснут как пять ярких солнышек
    пять для него апельсиновых зернышек

    _^_




    * * *

    Из листьев хочется составить
    трилистник
    во тьме меня тревожит память,
    завистник

    оставь пылиться на витрине
    пустое
    весь этот мир неотменимых
    условий

    в бессонной ночи наважденья
    звук бывший
    встречаю вас, все измененья
    охрипшей

    _^_




    * * *

    Благодарить кого-то за то,
    что по забывчивости
    я не держу сковородку пустой
    так до коричневости

    я не сжигаю руку в огне,
    разум теряя
    не удивляюсь своей седине,
    утром вставая

    я узнаю себя это блаженство
    близок мой берег
    невыразимо знакомое место,
    ноты истерик

    Холод. И я, одиноко вздыхая,
    блузу снимаю
    словно веду я рукою по камню,
    кожу стирая

    _^_




    * * *

    о кто сейчас на миг покусится
    на крохотную тишину
    моя улыбка - это устрица,
    которая идет ко сну

    она привыкла к созерцанию
    не растворяет скорлупу
    и светится ее дыхание
    и с миром хочется уснуть

    и гаснет сердце с предвкушающей
    улыбкой, все предощущающей

    _^_




    * * *

    Отрепетированные речи
    перед зеркалом, как перед вами
    я держу мне становится легче
    шевелю потихоньку губами

    пусть от меня останутся уши
    самый тоненький звук насмешки
    вашей слышать

    Простуженного деспота-ребенка
    изображаю, избалован только.

    Боюсь я выйти к вам. Звезда, роса.
    Я так боюсь. Скрипучи голоса.

    Пока сидела не меняя позы,
    молчала. Были в уголочках слезы.
    Я - разное. Все линии округлы.
    Замерзшие все свертки, будто куклы

    _^_



© Марианна Блюхер, 2004-2020.
© Сетевая Словесность, 2004-2020.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Петров: Эпидемия [Любая эпидемия, как и война, застаёт людей врасплох и пробуждает самые низменные инстинкты. Так получилось и в этот раз: холеру встретили испуганные,...] Белла Верникова: Композитор-авангардист Артур Лурье [В 1914 г. в Петербурге вышел манифест русских футуристов, синтетически объединивший модернистские поиски в литературе, живописи и музыке - "Мы и Запад...] Михаил Фельдман (1952 – 1988): Дерево тёмного лика [мой пейзаж / это дерево тёмного лика / это сонное облако / скрывшее звёзды / и усталые руки / и закрытая книга] Татьяна Щербанова: Стихотворения [На этом олимпе сидят золотые тельцы, / сосущие млеко из звездно-зернистой дороги, / их путь устилают сраженные единороги, / Гомеровы боги и даже...] Питер Джаггс: Три рассказа из книги "От бомжа до бабочки" [Сборник рассказов "От бомжа до бабочки", по мнению многих, является лучшей книгой о Паттайе. Он включает двадцать пять историй от первого лица, рассказанных...] Сергей Сутулов-Катеринич: Попытка number 3, или Верстальщица судьбы [дозволь спросонья преклонить главу / к твоим коленям, муза-хохотунья, / верстальщица, волшебница, шалунья, / сразившая зануду-школяра / метафорой...] Роман Смирнов: Следующая станция [Века уходят, астроном, / когда ты ходишь в гастроном, / но столько чая в пятизвёздном, / и столько хлеба в остальном...] Сергей Слепухин: Карантин [Ах, огненная гусеница вербы, / Накаливанья нить пушистой лампы, / Светильник в старом храме изваяний / В конце пути - там где-то, где-то там...]
Словесность