Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Dictionary of Creativity

   
П
О
И
С
К

Словесность




От переводчика


Рассказ американского писателя русского происхождения (увезли из Питера в 12 лет) Гари Штейнгарта (Gary Shteyngart), который я вычитал в "Нью-Йоркере" от 2 сентября 2002 года, привлек меня - как читателя - язвительным выворчиванием наизнанку всех русских и особенно петербургских культурных мифов, а как переводчика - насмешливой стилизацией под язык "великой русской литературы XIX века" (уж не знаю, насколько удачно мне удалось это передать). Но самое главное - не сразу можно сообразить, что этот рассказ есть ни что иное, как приквел к гоголевскому "Портрету" - ведь в нем речь идет о новорусском банкире, которого автор прямо называет "ростовщиком" и который заказывает непризнанному молодому гению свой портрет, чтобы обрести бессмертие - а не об этом ли идет речь у Гоголя? К тому же фамилия художника Чартков, и он, вопреки реальности, придает заказчику еврейские черты (у Гоголя, как мы помним, у старика на портрете тоже "бронзовое лицо" и "азиатское платье").

Дебютный роман Штейнгарта "Записная книжка русского дебютанта" (The Russian Debutante's Handbook) был достаточно заметен в США - про него говорили, (и совершенно правильно говорили), что в нем впервые, вслед за американскими китайцами, индусами, латиноамериканцами итд - обрели свой голос американцы с русским бэкграундом. По-русски он тоже выходил, и я о нем, в ипостаси рецензента, отписался. Но, откровенно говоря, мне кажется, что рассказ ему удался лучше, чем большой роман - в последнем всё-таки слишком много советско-еврейско-американских рефлексий и истерикования.

Как бы там ни было, рассказы Штейнгарта стали печатать в самых престижных американских журналах, а недавно он выпустил свой второй роман - "Абсурдистан", в котором нашел отражение его опыт работы в некоммерческом негосударственном американском фонде в Баку.


Михаил Визель  




© Михаил Визель, 2007-2018.
© Сетевая Словесность, 2007-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность