Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность





ПУТЕШЕСТВИЯ  ПО  ЖУРНАЛАМ


Делать журнальные обзоры мне предложила Виктория Шохина; конкретную форму - худо-бедно - придумал я сам. Вряд ли эти отрывочные и нестройные "впечатления" представляют особую ценность, но, по-моему, они дают возможность взглянуть со стороны на пресловутый литературный процесс. Но необходимо пояснить некоторые смысловые и интонационные особенности тогдашних моих текстов.

Во-первых, в то время я исходил из того, что "толстые" журналы себя изжили и должны исчезнуть (или же радикально трансформироваться). Сегодня мне очевидно, что у традиционных "толстяков" есть своя культурная ниша, и что никому лучше не будет, если они умрут (будет хуже). Во-вторых, дело в том, что в значительной степени мои писания подпитывались энергией противостояния. После октября 93 г. "Независимая газета" перешла в жесткую оппозицию к ельцинскому режиму и в том числе повела решительную атаку на литературно-демократический истеблишмент, поддержавший расстрел парламента. Мне позиция "НГ" не была близка, я с самого начала воспринимал октябрьские события как маленькую гражданскую войну, в развязывании которой одинаково виновны обе стороны. В дальнейшем, узнавая впечатления очевидцев, читая отдельные газетные статьи, я всё больше и больше убеждался, что причиной тогдашней трагедии в значительной мере была серия провокаций, в осуществлении которых преуспели все участники конфликта (провокации правительственных сил были, конечно, более эффектны и эффективны). Впрочем, по вполне понятным причинам, никакого расследования не проводилось, и узнать правду в ближайшие сто лет нам не грозит.

Но как бы ни менялись со временем мои оценки, я никогда не сочувствовал защитникам Белого Дома - не конкретным людям, оказавшимся в чудовищной ситуации, а носителям определенной идеи; я не сочувствовал их целям, их действиям, их намерениям. Поэтому я не мог полностью отождествлять себя с "Независимой", но при всех политических расхождениях мои эстетические пристрастия были близки к пристрастиям Ефима Лямпорта, ведущего критика "НГ" образца 1993-95 гг. Я чувствовал затхлость литературной атмосферы того времени, я видел засилье в критике немзеров-архангельских-басинских, мне хотелось что-то этому противопоставить. Противопоставить я мог лишь свое мнение, свое понимание, что такое хорошо и что такое плохо. Полагаю, Лямпорт думал также, но у него неприятие эстетическое усиливалось яростным социально-политическим протестом. Сказать так про себя я не могу.




© Андрей Урицкий, 2001-2022.
© Сетевая Словесность, 2002-2022.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Владимир Алейников: Галерея портретов: СМОГ [Что-то вроде пунктира. Наброски. Или, может, штрихи. Или краткие, из минувшей эпохи, истории. Или попросту - то, что вспомнилось мне, седому, прямо сейчас...] Яков Каунатор: Три рассказа [Однаако, - прошепелявил он. - Что мы видим здесь? А здесь, во-первых, многозначность, во-вторых, здесь мы имеем философический взгляд автора на глобальные...] Роман Смирнов: Прямоходящий муравей [Короче, на книгу нахныкав, / дам волю последним словам. / Так, в целом, и пишутся книги, / и ставятся подписи: "Вам!"] Евгения Серенко: Три рассказа [Необязательность встреч, лёгкость прощаний... ни слезинки, ни сожаления; плыла по жизни на светлом облаке, уверенная: так будет всегда...] Ростислав Клубков: Сестра Катерина [Здесь, на этом дворе, святая Катерина возвращала глаза слепым, возвращала калекам потерянные ноги и руки, воскрешала мертвых...] Аркадий Паранский: Повариха [Я посмотрел на лежащих в спальнике, спящих и чуть посапывающих женщин, наклонился, притянул к себе Оксану и нашёл своими губами среди лисьего меха её...] Илья Вересов: Сон других времён [а лучше ляг со мною на дороге / здесь воздух так натужно скроен / здесь слёзы в легких кипятит от зноя / здесь грёзы клерки крики всё без перебоя...]
Словесность