Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


     
П
О
И
С
К

Словесность


Победитель конкурса Тенета-Ринет-2000

Кибература:
Владимир Татаринцев


ОСКОЛКИ


Слон и Тюлень

Здесь на обочинах дороги
Следы.

Встретились как-то раз Слон и Тюлень. Тюлень говорит:

- Сколько лет на свете живу, а такого пронзительного ля бемоля не слышал.

А Слон ему отвечает:

- И мне, представьте, тоже не доводилось.

После чего помолчали неловко. Тут надо заметить, что обе фигурки были сделаны из обожженной глины и куплены в одном магазине. Их часто переставляли с места на место, соединяли и разлучали; когда они оказывались вместе, они или молчали, потупясь, или любезничали, или неторопливо беседовали. А еще Тюлень со Слоном когда-то изучали вместе эхологию и эгономику в Университете, но из-за нелепой скромности упорно избегали упоминаний об этом.

- Знаете, это похоже на удары палки по пыльному коврику, - прервал молчание Тюлень, переминаясь с ласта на ласт.

- Да-да, - поспешил согласиться Слон и закивал головой часто, - а еще на бульканье кочерги в колодце.

Потом они еще помолчали, прислушиваясь. Тюлень поводил седыми усами, помялся и робко спросил:

- А не будете ли Вы, дорогой Слон, так любезны выслушать дух захватывающую историю.

- С превеликим удовольствием, любезный Тюлень, с превеликим удовольствием. Только вот какую историю, достопочтенный Тюлень, какую историю?

- Историю Слона, разумеется, уважаемый Слон, ту самую что я рассказывал Вам в прошлый раз и расскажу еще в следующий.

- Чудесно, чудесно! - обрадованно затрубил Слон и затопал.

А Тюлень начал:

История Слона, рассказанная ему Тюленем.

Когда Тюлень перестал кланяться и мурлыкать, Слон не топтался больше и смотрел на него, снисходительно улыбаясь.

- Кажется, все. Закончилось, - неуверенно предположило скользкое морское млекопитающее.

- Вестимо дело, закончилось, - согласилась мудрая фигурка из Индии. Слон уже не смотрел на него. Через обкатанный морскими волнами кусочек зеленого бутылочного стекла он наблюдал ползущую прямо на них колышущуюся, как в воде, железную улитку и наивно благословлял спекшуюся хрупкость керамики.



© Владимир Татаринцев, 2000-2023.
© Сетевая Словесность, 2000-2023.




 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Третья осень в Урюме [Уже ноябрь. Березки, черемуха и верба в моем дворе облетели. В деревнях, как правило, срубают все, что не плодоносит, или, по крайней мере, не заморское...] Ольга Кравцова: "Не стенать на прощанье и влюбляться навек": о поэзии Александра Радашкевича [Поэзия Александра Радашкевича притягательна своей смелостью, даже дерзостью ума и речи, загадочна именно той мерцающей магией чувств, которую обнаружит...] Андрей Мансуров: Начистоту – о рассказах А.И. Куприна [...после их прочтения остаётся тягостный осадок: что герои такие тупые и безвольные, и не испытывают ни малейшего желания улучшить свою судьбу и жизнь...] Алексей Миронов: Сомнительный автограф [Так бы хотелось быть воздухом лётным, / невыдыхаемым, неприворотным. / За поворотом бы ахнуть в потьме / так бы хотелось, конечно, и мне...] Георгий Чернобровкин: Качание эпох [Подумаешь, что можно вдруг шагнуть / за грань стекла и за вечерним светом, / зимы познать действительную суть, / что ведома деревьям и предметам...] Леонид Негматов: Улица Леннона [Ночь привычно шаркает на запад, / шлейф с подбоем синим волоча. / Вслед её походке косолапой / не смотрю. Я наливаю чай...]
Словесность