Словесность

[ Оглавление ]







КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


     
П
О
И
С
К

Словесность



САД  РАСХОДЯЩИХСЯ  КОШЕК


 



      * * *
          - Что движет разведчиком?
          - Разведчиком движет иллюзия.
          (Григулевич, из интервью)

      По синусоиде строчки за амперсанд
      Мимо пунктира надежд и подвигов веры.
      Шаг - и на месте пустыни ширится сад,
      Облачный сад расходящихся кошек Бодлера.

      Ну, чем прельстить, что могло бы нам угрожать
      В массе адептов бросовых суеверий?
      Экологичная техника миража
      Нами освоена твердо и в полной мере.

      Это исполненный смыслов видеоряд,
      Это кипящая жизнь без конца и края,
      Не улыбайся так явно, когда тебе говорят
      Будто нас кто-то способен изгнать из рая.

      Это зачерпнутый шлемом аквамарин
      Не расплескав сквозь пески несет македонец.
      Родина спит и кошмары ее витрин
      Свиты с ночными цветами твоих бессонниц.

      Это рассыпано время всех разбитых часов,
      Выключен таймер, колбы стоят пустые.
      Это вокруг толпа, в ботинках песок.
      Аве, счастливый путь. Сорок лет пустыни.

      _^_




      * * *

      Я ненавижу встречи больше, чем расставания,
      Игры с аэропортом на раздевание
      И ослепляющий круглые окна лед.
      Но я люблю взлет.

      Силу и дрожь металла, - простые прелести.
      Небо, в котором мы с бездной, как карта в реверсе,
      Смотрим брезгливо, думаем: ну и вид.
      Это роднит.

      Я ненавижу встречи больше, чем расставания,
      Игры, в которых итоги ясны заранее,
      Легкие жертвы, коим цена пятак.
      Но я люблю падение. Это так.

      _^_




      * * *

      Природа тыкв не терпит пустоты.
      Чесать кота, плюясь от аллергии,
      Мыть ложки в мыльных завитках воды -
      Для вечности пускай живут другие.

      И пенный снег с руки - смешной итог
      Приливов и проталин с медуницей.
      Ты сложно жил. Ты ничего не смог.
      Ты улыбаешься, и вечность длится.

      _^_




      * * *

      У бездорожья свой небесный оттенок
      А горизонт размыт и не так уж важен
      С белых клыков рояля стекает пена
      И магнитола крутит рефрен пейзажа

      Хонда в степи, розовые задворки,
      Дикий голодный пес ластится к берцу
      Самое время бросить ему корку
      То, что когда-то было твоим сердцем.

      _^_




      * * *

      Раз. Предрассветные чувства предрешены.
      В картах пасьянса вечное я и ты.
      Музыка - таинство звука и тишины,
      Текст - сочетание смысла и пустоты.

      Два. От бумажных турбин отъезжает трап.
      Бриг из тетрадки плывет по своим делам.
      Пули спят на излете в соцветьях трав,
      Буквы клубятся под светом настольных ламп.

      Три. Герои покинули покетбук,
      Вышли из книжек и проиграли бой.
      Я завещаю свой вечный меловый круг,
      Близость рассвета и вечное "мы с тобой".

      _^_




      * * *

      Карлик-нос с тамбурином - будильник с той стороны.
      Просыпаясь все глубже, замечаешь
      Как два ветра кидают березовые монетки на могильной плите;
      Испуг в глазах плюшевого зверька;
      Гром в рингтоне;
      То, как оттерев с пальцев белый шоколад клавиатуры,
      Взлелеянный в рациональном мире
      Человек идет в темноту.

      _^_



© Ольга Таболина, 2013-2023.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2023.



 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Третья осень в Урюме [Уже ноябрь. Березки, черемуха и верба в моем дворе облетели. В деревнях, как правило, срубают все, что не плодоносит, или, по крайней мере, не заморское...] Ольга Кравцова: "Не стенать на прощанье и влюбляться навек": о поэзии Александра Радашкевича [Поэзия Александра Радашкевича притягательна своей смелостью, даже дерзостью ума и речи, загадочна именно той мерцающей магией чувств, которую обнаружит...] Андрей Мансуров: Начистоту – о рассказах А.И. Куприна [...после их прочтения остаётся тягостный осадок: что герои такие тупые и безвольные, и не испытывают ни малейшего желания улучшить свою судьбу и жизнь...] Алексей Миронов: Сомнительный автограф [Так бы хотелось быть воздухом лётным, / невыдыхаемым, неприворотным. / За поворотом бы ахнуть в потьме / так бы хотелось, конечно, и мне...] Георгий Чернобровкин: Качание эпох [Подумаешь, что можно вдруг шагнуть / за грань стекла и за вечерним светом, / зимы познать действительную суть, / что ведома деревьям и предметам...] Леонид Негматов: Улица Леннона [Ночь привычно шаркает на запад, / шлейф с подбоем синим волоча. / Вслед её походке косолапой / не смотрю. Я наливаю чай...]
Словесность