Словесность

[ Оглавление ]




КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




РОЗОВЫЙ  ГОРОД


Валя, 35 лет, танцовщица с дипломом переводчика
Костя, 37 лет, интеллигентный водитель с тремя высшими
Женя, 32 года, учитель английского языка в школе
Саша, 15 лет



Кухня в двухкомнатной "хрущевке".

Женя, входит Костя.



Женя: Есть будешь?

Костя: О да!

Женя: Картошка.

Костя: Какое разнообразие! Картошка, сэр! Что суровая такая? Как день прошел?

Женя: Хорошо. Две моих ученицы отказались со мной заниматься.

Костя: Ну, сделай им опять контрольную работу, наставь двоек.

Женя: Твоя жена приходила.

Костя: Она и сейчас здесь. Вон какая! Ложкой размахивает, прихваткой потряхивает! Потрясающая женщина!

Женя: Шутки неуместны.

Костя: Ммм... какая картошка! Вареная! Никогда такой не ел! (пауза) Чего хотела?

Женя: Сначала Сашу хотела, потом Костю.

Костя: Как много она хотела...

Женя: Помоги мне. Почисти лук.

Костя: Давай. У нас, смотри, какая идиллия: Женя режет патиссон, Костя чистит лук ногой... патиссон - в наклон... Костя чистит лук в наклон, в балкон, под стон...

Женя: Смешно.

Костя: Не рифмуется сегодня, чего-то... Чего она хотела-то?

Женя: Я же сказала!

Костя: Она чем-то тебя обидела, что ли?

Женя: Нет.

Костя: А что такое?

Женя: Ничего.

Костя: Ну, ничего так ничего.

Женя: Что ей нужно? Зачем она приходила?

Костя: Я откуда знаю? Я у тебя спрашиваю: Что ей было нужно? Зачем она приходила?

Женя: Я откуда знаю?

Костя: Ты же с ней разговаривала!

Женя: Я здесь вообще кому-то нужна еще, я кому-то здесь интересна?

Костя: А кому ты здесь неинтересна? Кроме меня нет никого!

Женя: Ах, я - никто, значит?

Костя: Жень, ты чего?

Женя: Ничего!



Входит Саша. Он только что проснулся.



Женя: Ты чего подскочил?

Саша: Да так. Доброе утро...

Женя: Иди, спать ложись. А то завтра с утра не встанешь опять.

Саша: Пить охота. (пьет) А вы чего такие хмурые? Все нормально? Ничего не случилось?

Женя: Ничего не случилось. Спать иди.

Костя: Так, у нас тут. Скандал. Семейное мероприятие с поножовщиной.

Саша: Ну, я пойду тогда. Доброй ночи. Приятной поножовщины.



Саша уходит.



Костя: Жень, ну, она же ему мать-таки...

Женя: Да? А где она была последние семь лет? Ваша "мать-таки"?

Костя: Ну, где? Где-то, значит, была, раз приходила сегодня.



Звонит телефон.

Женя берет трубку.



Женя: Это тебя.

Костя: (в трубку) О! Валенька! Сколько лет, сколько зим!.. Как же ты нежданно-негаданно, прям снег на голову... нет, больше присказок не знаю, все уже сказал... (прикрывает трубку ладонью, Жене) Хочет к нам в гости!

Женя: Ну, что ж? Пусть осчастливит!

Костя: (в трубку) Осчастливь нас, радость наша! (Жене) Сейчас!

Женя: Что сейчас?

Костя: В гости сейчас хочет.

Женя: Она с ума сошла!

Костя: (в трубку) Я тут, где ж мне быть-то... два часа ночи, дорогая!.. (Жене) Ей пойти некуда!

Женя: Ну, что вы из меня изверга делаете? Пусть идет, тогда.

Костя: (в трубку) Ну, приходи. Ждем с нетерпением. Давай!



Костя кладет трубку.



Женя: Чего ей пойти-то некуда? У нее ж квартира.

Костя: Ну, может, сдает.

Женя: Ага! Там сдает, а у нас жить будет!

Костя: Да, ты чего сегодня, ей богу? Не хочешь - давай сделаем вид, что нас нет дома...

Женя: Ерунда какая!



Звонок в дверь. Костя идет открывать.



Женя: Приехала! 8 лет прошло - она приехала! А я? А люди тут живут как-то все это время, ничего? Сашка плакал, полгорода на ушах стояло, - ничего? Уехала, и хоть бы хны! (передразнивает) Ты чего сегодня, ей богу? Жень, ты чего? Я чего? Я - ничего... А у нас тут семья, между прочим, какая-то... жизнь...



Входят Костя, Валя.



Костя: Заходи. Рассказывай, как живешь...

Валя: Здравствуй, Жень.

Женя: Здравствуй. Виделись сегодня уже.

Костя: Есть хочешь?

Валя: Да.

Костя: Картошка, сэр!

Валя: Ммм... как вкусно... так давно нормально не ела...

Костя: Ну, скажи, как ты живешь? Как там в Болгарии?

Валя: Да, мы сейчас в Париже, вообще-то. Но это без разницы. Нормально там, как везде.

Костя: Как Эйфелева башня поживает?

Валя: Стоит.

Костя: Ну, привет ей передавай. Что там еще в Париже? Жень?

Женя: Я не знаю. Я не из Парижу. Я местная... Венера Милосская.

Костя: Ты лучше Венеры.

Женя: В Париже Венера!

Костя: (Вале) Как Венера Милосская?

Валя: Да, нормально, наверно. Чего ей будет?

Костя: Нда...

Женя: Нда. Чего ей будет, дуре мраморной?..

Валя: Вы знаете, я, вообще-то, Сашу хотела видеть...

Костя: Он спит. Ему же в школу завтра.

Валя: Я уезжаю утром. В пять.

Женя: Он спит.

Валя: Я понимаю. Вы знаете, я вот тут конфет привезла разных, и тут орешки в шоколаде, это из Парижа. У нас там, напротив, продают...

Костя: Ладно, завтра пораньше ляжет... ничего не будет с ним!



Костя встает, уходит.



Валя: Жень. Я хотела попросить тебя... Я бы хотела увезти Сашу ненадолго в Европу.

Женя: Как увезти Сашу?

Валя: Совсем ненадолго. Показать ему Париж, Рим, Венецию. Он бы посмотрел, может бы учиться потом приехал в Сорбонну. Ну, что тебе? Жалко, что ли? Деньги у меня есть...

Женя: Это мне жалко?

Валя: Ну, у тебя же есть еще Костя. А у меня - никого. Понимаешь, никого. Совсем.



Женя демонстративно кидает нож, уходит.

Возвращается Костя.



Костя: Сейчас, он придет. Оденется, причешется и придет.

Валя: Зачем причесываться? Совсем необязательно...

Костя: Ну, ничего, ничего... Только... Валь, не обижайся, ладно? Пойми правильно. У него с Женей очень долго были тяжелые отношения, и... В общем, ты будешь тетей Валей.

Валя: Что?

Костя: Да. Ты пойми. У нас семья. А тебе все равно.

Валя: Мне все равно?

Костя: Ты приехала, уехала. А нам жить надо как-то. Понимаешь?

Валя: А для кого я это сделала? Ты помнишь?

Костя: Не будем об этом. Ведь все это в прошлом.

Валя: Да. Для тебя это прошлое. А для меня, извините, - настоящее.



Входит Саша. Хлопает входная дверь - это ушла Женя. Костя уходит за ней.



Валя: Здравствуй, Саш.

Саша: Здрасьте, теть Валь.



Пауза.



Валя: Ты стал такой большой, такой взрослый. Тебя прямо не узнать.



Пауза.



Валя: Ну, как твои дела? Как в школе?

Саша: Нормально всё.

Валя: Ты в секцию ходишь, спортом занимаешься, да? Расскажи чего-нибудь. Я так давно тебя не видела.

Саша: Ну, да. В футбол гоняю иногда...



Пауза.



Валя: Саша... А ты бы не хотел к нам приехать? В Париж? На недельку? Там красиво. Там Эйфелева башня и ... Венера Милосская...

Саша: Да видел я. Нам фотографию показывали. Без рук она.

Валя: Без рук? Ну, можно по Елисейским полям погулять...

Саша: Да, и чего там делать одному?

Валя: Почему одному? Со мной.



Пауза.



Валя: Вот. Орешки из Парижа. Угощайся. В шоколаде...

Саша: М! Орешки вкусные! Да. Соньке понравятся.

Валя: Соня - это твоя девушка?

Саша: (улыбается) Не! Мелкая! Сеструха!

Валя: А... Ну, да...

Саша: Клякса она! Залила гуашью мою гитару, и сама же ревет.

Валя: И как же ты теперь без гитары?

Саша: Да не. Нормально. Высохла. У меня теперь самая модная гитара - с черной кляксой. Хотите, покажу? А! Не! У Толяна оставил. Ладно, завтра. А она ревет, сама залила, сама ревет. Клякса!.. Теть Валь, может чаю? (наливает)

Валя: Саш. Сашенька. Я не тетя Валя... Я твоя мама, понимаешь?.. Твоя настоящая мама...



Пауза.



Саша: Да, понял я уже.

Валя: Ты узнал меня? Ты помнишь меня?

Саша: Нет. Мама с батей ругались сегодня. Слышал. ...и помню немножко...

Валя: Ты поедешь со мной в Париж?

Саша: Нет.



Пауза.



Саша: Знаешь, что, теть Валь? Не приезжай больше... Не надо... Мама плачет, Сонька плачет... Батя все время шутит, как дурак... Не надо...



Саша уходит. Возвращаются Женя и Костя. Валя прячет слезы, порывается уйти.



Костя: Ты куда? Посиди до утра! Ночь на улице! Темнотища!

Женя: Да, Валь! Посиди! Ну, я не права была. Извини.

Валя: Да не, я пойду...

Костя: И слушать не хочу. Давай выпьем. Столько лет не виделись. За встречу! У меня тут настойка где-то была...

Женя: Ничего уже у тебя там давно не было.

Костя: Ну, Жень! Ну, давай какие-нибудь рюмки что ли? Не из горла же!



Женя достает рюмки. Костя разливает настойку.



Костя: Ну, давайте, девчонки! За встречу!



Все трое выпивают.



Валя: Да. За встречу. Ну, я пойду... Знаете, я очень люблю гулять по городу на рассвете, когда солнце встает. Ты идешь, и всё розовое-розовое от лучей восхода. И небо, и окна домов, и дорога, и даже лужи на ней розовые, машин нет, и народу никого. Ты идешь по розовой дороге в розовый город. Это сказочное ощущение! Ты идешь и веришь, что все обязательно будет хорошо, что все наладится, что когда-нибудь сбудутся все твои мечты. А потом наступает суматошное утро, день, все куда-то бегут. Унылый вечер. Черная ночь. Кошмары... и ты понимаешь, что ты проиграла свою жизнь, проиграла, как партию в домино... глупо!..

Костя: Ты чего это, Валь?

Валя: Я когда сидела сегодня у школы, Сашу ждала... Меня Женя отправила... Я сидела и думала, каким он стал, как ходит, как разговаривает, с кем дружит. Думаю, не буду к нему сразу подходить, посмотрю. Я просидела весь день, сидела, специально ждала... и так и не увидела... Я не узнала его! Понимаешь, Кость! Не узнала!



Валя быстро уходит.



Женя: Жалко ее.



Пауза.



Женя: Ты знаешь, я так испугалась, когда она приехала. Я ведь ее не в ту школу послала. Специально. Чтобы она в другую сторону ушла.



Пауза.



Костя: (глупо ухмыляясь) Чего испугалась-то?

Женя: Ну... не знаю, чего... Господи, какая же я мелкая и подлая бываю! Как стыдно! Как же я могла!

Костя: Да... бываешь...



Пауза. У Жени наворачиваются слезы.



Женя: И все-таки безумно жалко ее. Но ты тоже хорош! Сухарь!

Костя: Я? Ну, я с чувством юмора, по крайней мере... Сухарь с чувством юмора...




© Мария Соловьева, 2011-2016.
© Сетевая Словесность, публикация, 2011-2016.





 
 

Смотрите описание Завод по производству косметики у нас на сайте.

www.frattinv.ru

ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Константин Стешик: Рассказы [Умоляю вас, никогда не забывайте закрывать входную дверь в квартиру! Слышите? Никогда! Я знаю, о чём говорю, потому что это именно я тот, кто однажды...] Семён Каминский: Пицца-гёрл [Сначала вместе с негромкой музыкой появлялась она - в чёрном трико, очаровательная, тоненькая, с большими накладными ресницами...] Борис Кутенков: На критическом ипподроме [Полемика со статьей Инны Булкиной "Критика.ru" ("Знамя", 2016, N5) о состоянии жанра литературной критики в настоящее время.] Владимир Алейников: Лето 65 [Собиратели пляшут калеча / кругозор предназначен другим / нас волнует значение речи / и торжественный паводок зим] Алексей Морозов (1973-2005): Стихотворения [Не покидая некоторых мест, / кормиться тем, что вьюга не доест. / Сидеть в кустах, которыми она кустится. / И оборвать её цветок. / И отнести...] Айдар Сахибзадинов: Три рассказа [Конечно, расскажи я об этом в обществе, надо мной посмеются. Есть у меня странности, от которых не могу избавиться. Это, наверное, душа болит и получается...] Владимир Гольдштейн: Душевная история [Неужели в аду есть дурдом?! Или в раю?.. У Моуди об этом ничего нет... Не-а, наверное, это я сама тронулась... От пережитого...] Максим Алпатов: Мгновения едкий свист (О книге Александра Бугрова "Стихотворения") [Пока поэт не прищурится, музыки не будет. Его задача - сфокусировать оптику на неслышимых, неосязаемых явлениях и буквально заставить их существовать...] Любовь Колесник: Тебе не может больно быть. Ты слово... [Проходя по земле, каблуками целуя асфальт, / из которого лезет случайно посеянный тополь, / понимаю - мне не о ком плакать и некого звать / на отдельно...] Андрей Баранов: Тринадцать стихотворений [Здесь жизни прожитой страницы. / Когда-то думалось - сгодится / всё это, как крыло для птицы, / но не сгодилось никуда...]
Словесность