Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ОПАВШИЕ  ЛИСТЫ  КАЛЕНДАРЯ


 


      ЯНВАРСКОЕ  ЧАЙНОЕ

      Щекочет вьюга пятки фонарям,
      из кухни свист доносится негромкий.
      Забравшись в чайный домик января,
      мы слушаем дыхание позёмки.
      Затихла новогодняя пальба,
      безмолвно, словно в поле перед боем.
      А темень заоконная ряба
      и смотрит неотрывно в нас с тобою.
      Давай заварим крепкий чёрный чай,
      растрёпанную книгу дочитаем.
      Под потолком, как будто невзначай,
      закружится надежд вчерашних стая
      на то, что канонада января
      окажется последней канонадой,
      на то, что жили мы с тобой не зря.
      А больше нам, наверно, и не надо.

      _^_




      ЗИМНЕЕ УТРО

      Ночь раскололась на льдинки,
      крошевом белым легла
      на голубую косынку
      спящего мирно села.
      Сунув угретые лапы
      в валенки (чай, не весна)
      вышел котейка лохматый
      из дому, жмурясь со сна.
      Стёжку протропив к колодцу,
      на журавель наперев,
      вынул озябшее солнце,
      спавшее в мятом ведре.
      Выкатив вон за калитку
      да погоняв с полчаса,
      дёрнул за рыжую нитку
      и запустил в небеса...

      _^_




      НИ  О  ЧЕМ

      Спит весна с соломинкой во рту,
      сны вдыхает, выдыхает грёзы.
      Грезит мартом яблоня в саду,
      раненая солнцем и морозом.
      Грезит синевой озябший март,
      нежной веткой сакуры далекой.
      И давно утраченный азарт,
      просыпаясь, бьет по нервам током.
      Я о чем? Да, в общем, ни о чем.
      Просто настроение такое.
      И моей ладони горячо
      под твоей обветренной щекою.
      Пахнет теплым завтрашним дождем
      нынешняя мартовская вьюга.
      Спит весна. Пусть спит. Мы подождем.
      как когда-то ждали мы друг друга.

      _^_




      РУБЕЖНОЕ

      Вчера ещё казавшаяся вечной,
      бесследно забывается зима.
      Очищенный метелями скворечник
      купается в берёзовых дымах.

      В шкафы от моли спрятаны дублёнки.
      По улицам, встречаясь там и тут,
      пузатые и важные девчонки,
      как уточки, торжественно плывут.

      И это в страшной сказке, понарошку
      бредут за флейтой дети вдоль канав.
      Сейчас и здесь - весна, на солнце кошка,
      блаженно развалилась, задремав.

      Так тихо, так безудержно спокойно
      на этом разомлевшем рубеже,
      что все, ещё не начатые, войны
      оконченными кажутся уже.

      _^_




      ЛАНДЫШЕВАЯ  ГОРКА

      Дымом палевым и горьким
      пахнет поздняя весна,
      вновь на Ландышевой горке
      слышен скрип веретена.
      Крутит Макошь веретёнце,
      жизнь разматывает вспять,
      тает медленно на солнце
      крепкой памяти печать.
      Паучок-золотошвейка
      тянет скань, готовит впрок.
      Ожил старый муравейник,
      ростом с маленький стожок.
      Видно, с осени в иголки
      прядка сена вплетена.
      Телом розовым и долгим
      к небу тянется сосна.
      /любы, любы, любы, любы
      ей пока ещё цветы,
      ходят где-то лесорубы,
      как ходил когда-то ты.../
      Ей пока иголку в сене
      не приходится искать.
      День погожий и весенний.
      Вёдро. Божья благодать.

      _^_




      ПРО  ГРОЗУ

      Гроза ворчала глухо и невнятно,
      лениво огрызаясь вдалеке.
      Уже играли солнечные пятна
      с пушком на запрокинутой руке,
      ныряли в тень улыбчивую ямок,
      темнел беседки мокрый переплёт.
      Мы строили с тобой воздушный замок
      и думали отправиться в полёт.
      Вытягивались сказочные башни,
      стремясь нетерпеливо в небеса;
      казавшаяся мирной и нестрашной,
      кружила в отдалении гроза.
      Намокшие побеги расправляя,
      курился паром посвежевший сад...
      Была гроза, "гроза в начале мая",
      Бог знает, сколько лет тому назад.

      _^_




      АЛЬБОМНОЕ

      Застегни этот день на кнопочку,
      в дальний угол комода спрячь
      шум прибоя безостановочный,
      надувной полосатый мяч,
      шашлыков ароматы едкие,
      сладких персиков липкий сок,
      плед в зелёную с чёрным клетку и
      сосен тени наискосок.
      Приоткроешь промозглым вечером,
      впустишь лето в сырую тишь
      и песчинок шершавых печево
      под лопатками ощутишь...

      _^_




      ИЮЛЬ.  ЭТЮД

      Загорелому лету - осанна!
      Под присмотром морщинистых ив
      на груди земляничной поляны
      дремлет полдень - горячий, румяный,
      голубиные веки прикрыв.
      Запах ягод и свежего сена
      глушит запах цветов полевых,
      и вплетает в небес гобелены
      золотые лучи вдохновенно
      ткач-июль на уток синевы.
      Так лениво, так томно и странно,
      разметавшись на тёплой траве,
      ощущать отпускную нирвану.
      Крикну лету - осанна, осанна!
      И услышу лишь эхо в ответ...

      _^_




      АВГУСТ.  ЭТЮД

      Небо выгоревшей бязью
      накрывает мокрый луг.
      В тишине вечерней вязнет
      электрички дальний стук.
      Из низинного тумана
      стадом призрачных слонов
      выплывают караваны
      лёгких августовских снов.
      Тихо-тихо, только звякнет
      где-то дужка о ведро,
      припозднившийся гуляка
      пустит басом матерок.
      И опять покой прохлады,
      мятный холод росных трав...
      Осень бродит где-то рядом,
      губы горестно поджав.

      _^_




      ПОД  ШАПКОЙ

        Где ночевали? - Под шапкой.
            (пословица)

      Бросив на землю охапку
      сена, вплетенного в сны,
      мы ночевали под шапкой
      кряжистой лужской сосны.
      Пахнущий августом воздух
      влажные гладил виски.
      Падали спелые звезды
      в белый туман у реки.
      Ветры гуляли на воле,
      месяц отсчитывал срок.
      Снилось мне чистое поле
      и перекресток дорог.
      Город с его корпусами,
      пленом отдельных квартир,
      мальчик с твоими глазами,
      мне заменившими мир.
      Снилось, как снова и снова
      снится той, завтрашней, мне
      сон наш под шапкой сосновой
      с августом наедине.

      _^_




      ЛЕТО  РЫЖИМ  МЁДОМ  ПРОТЕКЛО...

      Лето рыжим мёдом протекло
      в щель заката медленно и сонно.
      Где-то тепловоз везёт тепло
      в мягких, убаюканных вагонах.
      Тает, отдрожав, колёсный стук.
      Марлевой туманной паутиной
      вечер, терпеливый, как паук,
      кутает остывшие низины.
      То ли ёж шуршит сухой травой,
      то ли, угнездившийся в соломе,
      хнычет сиротливо домовой,
      брошенный в закрытом дачном доме.
      Разве эта осень стоит слёз?
      Будет утро, снова будет лето.
      Нам тепло везущий тепловоз
      весело бежит по рельсам где-то...

      _^_




      ДАВАЙ  ЗАПОМНИМ...

      От воплей горестного клина,
      который плачет, но не ропщет,
      до красных родинок рябины
      на обнажённом теле рощи;
      от трав сухих лесных проплешин,
      от разогретых мшистых кочек
      до георгины, почерневшей
      к исходу первой стылой ночи,
      давай запомним эту осень,
      её веснушки и косицы.
      Я не пророчествую вовсе.
      Но вдруг она не повторится...

      _^_




      ПОКРОВ

      Пахнет пыльным острогом
      вечеров западня.
      Тёплым пальцем потрогай
      срез холодного дня.
      Там, за гладью оконной,
      из-под облачных век
      на перила балкона
      первый катится снег,
      собирается в лужи
      на клеёнке седой.
      Между завтрашней стужей
      и вчерашней бедой,
      между сумраком ранним
      и безмолвием крыш
      ты на пару с геранью
      на границе стоишь.

      _^_




      ЛОЗА

      Хлебнув немножечко тепла
      и подзаборной талой влаги,
      лоза отчаянно цвела
      от злых морозов в полушаге.
      И белых кисточек пунктир
      светился над холодной пашней,
      пытаясь день позавчерашний
      вписать в железный зимний мир.
      А утром выпал свежий снег,
      не видно белого на белом.
      Остался звон оледенелый,
      и дом, похожий на ковчег.
      Стакан в гостиной на окне.
      в стакане - ветки краснотала.
      Те, что зима недосчитала,
      не прибрала под утро, не...

      _^_




      ПРЕДНОВОГОДНЕЕ

      Белый снег уже запачкан и застиран,
      Тополя обрубки пальцев тянут вверх.
      Что ли выйти из себя, как из квартиры,
      Под китайский неумолчный фейерверк?

      На лихой предновогодней распродаже
      Старых истин и обшарпанных затей
      Заблудиться меж стволов многоэтажек
      И качающихся тусклых фонарей.

      Побродить по тупикам нейтралитета
      И забвения, пока не надоест.
      И над входом в пресловутую аптеку
      Вдруг увидеть незнакомый Южный Крест.

      _^_



© Клавдия Смирягина, 2016-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Хлебное: и Сосед. Два рассказа [Ушёл сосед, инженер-механик, умный собеседник, золотые руки, и в тоже время - изнурённый одиночеством, обиженный на мир человек. Он изжил свою судьбу...] Клавдия Смирягина: Опавшие листы календаря [Я о чем? Да, в общем, ни о чем. / Просто настроение такое. / И моей ладони горячо / под твоей обветренной щекою...] Сергей Дуков (Макеев): Штрихи сезонов [Придя в себя из бездны потрясенья, / обсохнув на скамейке во дворе, / на красное ступаешь Воскресенье, / висевшее в твоём календаре...] Никита Брагин: Счастливый грошик [Чередуются жизни, как рифмы стиха, / перекрестия слов, переклички напевов, / осыпается боль, словно с камня труха, / без пристрастья и гнева.] Юрий Бердан: Танцы у моря [Остался за спиной последний мост, / Ещё чуть-чуть - и будет, как вначале: / Безмерна жизнь и мир прозрачно прост - / Ни многих знаний, ни больших...] Ростислав Клубков: Светопреставление [Есть такая сказка, как один мальчик стал крестником смерти. И смерть показала ему эту таинственно скрытую пещеру, в которой, словно мириады свеч, горят...] Владимир Спектор: "Эныки-беныки" вышли из дому... [Разрывы сердец и ракетные взрывы. / И целящий в душу сквозной листопад... / И кто-то, взирающий неторопливо / На лица бегущих сквозь осень солдат...] Сергей Смирнов: Облако без номера [На облаке без номера и имени / по нашим тридевятым небесам, / оторваны от знамени и вымени, / летим, закрыв закрылки и глаза...] Ал Пантелят: Время в карманах [время роется / у меня в карманах / и уходит прочь / мои карманы слишком полны / чтобы оно могло в них задержаться]
Словесность