Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ДЕМИУРГИ

пьеса в трех действиях


Если ты думаешь, что происходит нечто плохое,
это не значит, что происходит именно плохое.
Просто, возможно, то, что ты считаешь
плохим, на самом деле - начало наилучшего.


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

МАКС, МИКСЕР, МИКС...
ВИТЯ
, ВИТАМИН, ВИТАМИН (К), ВИТ...
КОСТЯ, КАРЛСОН, КАРЛСОН (В), КИТ...
МАРИНА, МЕДУЗА, МЕДУЗА (П), МАРИ...
ЮЛЯ
, ПИЛЮЛЯ, ПИЛЮЛЯ (М), ЛЮЛЯ...



ВСТУПЛЕНИЕ

На сцене появляются четыре человека (Костя, Витя, Марина, Юля). Они как бы не замечают друг друга. Но каждый - чуть раньше, или чуть позже - обращает внимание на людей в зале. Смотрят на них. Затем начинают стремиться к ним. Но - на краю сцены - словно натыкаются на невидимую стену. Эффекты столкновения человека и незримой стены - разные. Прикольные и грустные. Любые. Убедившись в наличии некоей преграды, четыре человека начинают "обращать внимание" зала на себя. Подают знаки, что-то кричат - но все беззвучно. Словно незримая стена не пропускает не только материю, но также и звуки. Впрочем, музыка звучит. Негромкая, приятная, мелодичная... А четыре человека беснуются на краю сцены. И внезапно каждый из них замирает. Словно замечает что-то в зале. Пристально смотрит. А по залу спокойно идет человек (Макс). Подходит к сцене, смотрит на тех, кто смотрит на него, и идет к ним. И спокойно проходит сквозь "стену". И теперь рассматривает четырех человек - на сцене. И каждый из четырех внезапно замечает других. Возникает радость - все здороваются, обнимаются, чуть ли не целуются. Макс смотрит на эту суету, и спокойно идет и опускается на одну из подстилок, лежащих на полу (всего их - пять). Ложится на спину, раскидывает руки, улыбается, закрывает глаза. Четыре человека перестают обниматься-радоваться и окружают Макса, молча глядя на него. Затем переглядываются, и каждый тоже идет к подстилке на полу, и ложится на нее. Расслабляется. Наступает тишина. Освещение мелено угасает - до почти полной темноты...


ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

1.

Плоское пустынное место. Но солнце только светит, а не палит, посему - не жарко. На плоскости спят - ногами к зрителям - пять человек (Витя-Юля-Макс-Марина-Костя). Каждый лежит на подстилке. Кто-то - возможно - шевелится во сне. Первой просыпается Юля, встает, осматривается.


Ю Л Я. Нормально. Бред продолжается. Значит, все как обычно...


Встает Макс. Озирается. Еще раз. Осматривается.


М А К С. Здравствуйте. Доброе утро. Простите, а где мы?..


Однако, Юля игнорирует Макса. Снова укладывается на свою подстилку, замирает.

Макс чешет голову, снова озирается. Чуть отходит от того места, где спал, окидывает взглядом лежащих, начинает медленно обходить их всех вокруг. Просыпается Витя. Садится. Озирается. Встает. Осматривается вокруг стоя. Ничего не понимает. Но видит прохаживающегося Макса. Подходит к нему.


В И Т Я. Здравствуйте... (пауза) Блин, он не понимает меня... То ли языка не знает, то ли я не знаю, чего он там не знает... Хорошее начало дня. И как же я теперь выясню - где мы находимся?

М А К С. Я все понимаю. Хотя и не понимаю - почему это я все понимаю. Неважно. Я не знаю, где мы находимся. Я и сам недавно проснулся, видел, как вставала одна дама. Потом она снова легла. Все (пауза).

В И Т Я. А кто эти люди?

М А К С. Не знаю.

В И Т Я. И почему нас тут пять? А не двадцать пять, или сто двадцать пять?

М А К С. Не знаю. Где мы, почему, за что, что дальше, и что делать - не знаю.

В И Т Я. А что думаешь?

М А К С. Ничего. А какой смысл? Просто хожу и жду, когда все проснутся. Вон, кстати, просыпается очередной...


Просыпается Костя. Моментально озирается, и сразу демонстрирует "самообладание". Спокойно встает, еще раз озирается - словно испытывает новую "точку зрения".


К О С Т Я. Мужики, привет. Хорошо выглядите. Словно спали на пляже в Рио де Жанейро, а проснулись в любимой постели. И что дальше?


Витя пожимает плечами. Костя неспешно подходит к Максу и Вите.


М А К С. Ничего. Вот дождемся, когда проснется последний объект, затем подождем, когда снова проснется первый объект, и вместе будем что-то выяснять и что-то делать.

К О С Т Я. А сколько нужно ждать?

М А К С. Неизвестно.

К О С Т Я. Тю... Так давайте превратим ваше "неизвестно" в короткий период. Потому что в то время, как нормальные люди озабочены, всем остальным - дрыхнуть - неэтично. Это если говорить мягко. А если говорить твердо, то... Какой из объектов - последний?

М А К С. (показывает) Вон тот.


Костя направляется к указанному объекту. Подходит, останавливается. Макс и Витя смотрят на него. Неожиданно Костя замахивается ногой - словно собирается стукнуть лежащего. Максим от неожиданности подскакивает, а Витя отворачивается в сторону. Но Костя не бьет. Аккуратно ставит свою ногу на место, присаживается и почти нежно тормошит спящего человека.


К О С Т Я. Кукареку... Кукарекушечки... Кукарекушулечки... Подъем. Подъем-подъм-подъем...


Марина просыпается, сразу садится и почти сразу встает. Костя тоже поднимается. Марина озирается.


М А Р И Н А. Доброе утро. А вы кто? И где я?..

К О С Т Я. Утро доброе. Докладываю: вы - на Марсе, а мы - марсиане.

М А Р И Н А. Я серьезно.

К О С Т Я. И я серьезно. Здесь все - серьезно. Вон еще один человек спит, так он даже спит - серьезно.


Все - невольно - смотрят на последний лежащий объект. И объект словно чувствует это. Начинает шевелиться. Затем на подстилке садится Юля. Озирается вокруг, с недоумением смотрит на стоящих людей.


ЮЛЯ. Ни фига себе... Это что - все еще сон? Бред продолжается? Странно. В другом сне все было намного приятнее...

К О С Т Я. А что вам снилось? Неужели - мы? Только, естественно, молодые, бодрые, веселые... Да?

Ю Л Я. Нет. При чем тут вы? Мне снился... сад. Большой, много деревьев, много плодов, много цветов, много птичек... А я лежала в гамаке и улыбалась. А потом я отключилась. А когда включилась, то увидела вас. Кстати, а кто вы такие? И где это я?

К О С Т Я. Ответ на второй вопрос: в гнезде. Ответ на первый: мы - сплошные секреты. По крайней мере, я - на 100%.


Юля обалдело смотрит на Костю. Неторопливо встает. Озирается. Ее обалделость явно не исчезает. Наоборот.



2.

М А Р И Н А. Ой, а мне тоже снилась приятность. Но другая. Море, спокойное такое, нежное... Берег - плавный такой, песочек теплый... И солнышко сверху - как светлая и круглая грелка... И водный велосипед почему-то...

М А К С. А у меня велосипеда не было. Зато была степь, большая такая, просторная... Курган сбоку, внушительный и загадочный. В нем явно что-то спрятано. Дорога - грунтовая, конечно, но удобная, широкая и бесконечная... А по бокам - вот что самое интересное - среди травы, ковыли и кузнечиков стоят стулья. А на них сидят люди - словно зрители. И смотрят на идущего меня. Молча. И я молчу. Прикольно...

В И Т Я. Что ж тут прикольного - степь и люди на стульях? Это обычно. А вот у меня было необычно. Лес. Густой, зеленый, ароматный и загадочный. Полянка. Не маленькая, но и не большая. Симпатичная. И избушка на ней симпатичная. А необычная - потому что на курьих ножках. И зайцы по этой поляне бегают - туда-сюда, туда-сюда... Я их, честно говоря, толком не рассмотрел, но по-моему они траву собирали. Чудно...

К О С Т Я. Все ваши сны - низменные. Ну, в смысле, равнинные, плоские. А вот я был высоко. В горах. Ветер, небо, орлы всякие и барашки винторогие... А все, что внизу - маленькое, смешное и неразборчивое. Вот это - сон.

Ю Л Я. Может быть. Только все равно от вашего калейдоскопа мне понятнее не стало. Где мы? Почему здесь? Почему именно мы, и почему именно здесь? И что дальше? Не понятно.

В И Т Я. А мне все понятно. Нас похитили.

М А К С. Кто? Зачем?

В И Т Я. Ну, у каждого своя причина, и свои заказчики. А исполнители - видимо - одни. Просто мы совпали. Здесь совпали. Лично я так считаю. И уверен в этом.

К О С Т Я. Здесь - это где?

В И Т Я. Неважно. Где-то. Неважно.

Ю Л Я. Это нездоровая идея. Похитители, жертвы, выкупы, погони, перестрелки... Больная идея. Слушайте... А может мы все - больные? Чем-нибудь таким психическим или вообще психически-экзотическим? А это все - специальная больница. И мы сейчас проходим специальный сеанс лечения. А?

М А Р И Н А. Вы, может, и больные. Но я-то - здоровая. И что я делаю на вашем сеансе?

К О С Т Я. Рожицы корчишь. Я серьезно. Потому что мы все корчим рожицы - как обезьяны в зоопарке. И хотя мы не обезьяны, но вот насчет зоопарка я бы задумался. Насчет такого себе павильончика, собранного, например, инопланетянами.

М А К С. Зачем?

К О С Т Я. А это у них спросите. Хотя, зачем у нас собирают зоопарки? Чтобы развлекаться. Вот они и развлекаются. А мы корчим рожицы.

М А Р И Н А. Слушайте вы, больные обезьяны. Все не так. Просто у нас появился шанс. Шанс перестать быть обезьянами.

М А К С. Зачем?

К О С Т Я. За шкафом.

М А Р И Н А. Глупый вопрос. Даже в трех измерениях. А вот когда мы перейдем в четыре измерения, он вообще перестанет быть вопросом. Так, сквозняк.

М А К С. А если не перейдем?

М А Р И Н А. Не перейдем? Ну... Тогда мы все уже не перешли. Потому что умерли. И сейчас находимся в Чистилище. А потом будут Ад или Рай. Лично я собираюсь в Рай. А вы куда?

К О С Т Я. Мы - никуда. Мы уже здесь. Пора заказывать кофе.

М А К С. Зачем?

В И Т Я. Слушай, хватит уже доставать этим "зачем". Лучше обнародуй свою версию. Только нормальную, а не про горы, инопланетян и психопатов.

М А К С. Можно и про психов. Можно и про чебурашек, или покемонов. Про вурдалаков, киборгов и прочую биомассу.

Ю Л Я. Почему?

М А К С. Потому. Вот вы думаете, что вы все проснулись? Увы. Вы - спите. А все, что вы сейчас видите, слышите, пукаете и нюхаете - это сон. Обыкновенный сон, который снится то ли кому-то из нас, то ли всем нам одновременно, то ли фиг знает кому. Понимаете? Сон. Не море с лягушками, не абрикосы на яблонях, не фиолетовые человечки в белых халатах и не бомжи между измерениями. А просто мы. Мы сейчас. И самое разумное, что в этой ситуации можно сделать - это опять лечь. И продолжать спать.

К О С Т Я. А я не хочу спать.

В И Т Я. И я.

М А Р И Н А. И я.

Ю Л Я. И я.

К О С Т Я. Вот. Народ спать не хочет. Значит, надо что-то делать.

В И Т Я. А давайте сходим на разведку. Ну, не все, конечно, а по частям. Посмотрим. Выясним. Разберемся. И поймем, как нам реагировать.

Ю Л Я. А что? Хорошая мысль. Только я не умею ходить в разведку. Никогда не ходила. И даже не понимаю, как это делать.

В И Т Я. А это уже вопрос организации. Допустим, два человека идут направо. А другие два идут налево. А один дежурит здесь. Вот ты - не разведчица - как раз и можешь охранять это место. Тебя, кстати, как зовут?

Ю Л Я. Юля.

В И Т Я. Очень приятно. А я - Виктор.

М А Р И Н А. А я - Марина.

К О С Т Я. Константин. Постоянный и даже стойкий.

М А К С. Макс.

В И Т Я. Вот и познакомились. Теперь можно и за дело взяться. Я - с Мариной... (к Марине) ...ты не против?

М А Р И Н А. Нет.

В И Т Я. Отлично. Значит, мы с Мариной идем, скажем, направо. А Макс и Константин идут налево...

К О С Т Я. Вечно мне выпадает ходить налево...

В И Т Я. ...Юля остается здесь. И дожидается всех. А чтобы не путаться, две пары разведчиков идут прямо, допустим, день. Потом ночуют, разворачиваются и - так же прямо - идут обратно. Ну, а когда снова сойдемся все вместе, я думаю, нам будет уже проще ориентироваться. Нормально?

К О С Т Я. Нормально. Так мы пошли?

В И Т Я. Легко. И мы с Мариной пойдем.


Костя с Максом идут налево и уходят. Витя с Мариной идут направо и уходят. Юля остается одна.



3.

Юля сначала смотрит вслед ушедшим - налево, направо - затем начинает прохаживаться.


Ю Л Я. Да... Полный пипец. А ведь вчера ничего не предвещало такого поворота. Позвонила Аня, сообщила, что приехала, и обрадовала тем, что намылилась ко мне в гости. Ну, я встрепенулась, взбодрилась - благо мой укатил в командировку, а мне одной так скучно... А потом она заявилась. Стрекоза, которая называла меня юлой. Со всем, разумеется, необходимым, вкусным и горячительным. Мы и зависли. Плямкали, сьорбали, прикалывались, танцевали, шумели, снова сьорбали и плямкали, потом опять шумели, потом, кажется выходили на улицу... Или на балкон?.. Но помню, что был свежий воздух. А вот после этого ничего не помню. Только сад, который приснился, и эти... разведчики. Полный пипец. Эх, лучше бы я тоже куда-то пошла. Но сначала было лень, а сейчас я расшевелилась. Так, может, я и пойду? А что? Я обязательно найду что-нибудь полезное. Плюс необычное. Равно - неизвестное. Точно. Тем более, ходить я буду недолго. А это значит, что священное место пробуждения остыть не успеет. И вот эти тряпочки никуда не пропадут. Решено. Так, а пойду я - естественно - туда, куда никто не пошел. Туда (смотрит вглубь сцены) - не хочу. А вот туда (смотрит в зал) - годится. Вперед, Юла!


И Юля идет - в сторону края сцены, в направлении зрителей. Но идет она недолго. Потому что на авансцене она словно стукается лбом в стекло. В крепкое стекло. Как минимум, в бронированное. Во всяком случае Юля сначала не понимает, что произошло. Она потирает ушибленное место, и снова направляется туда, куда и шла. И снова стукается. Теперь до нее доходит - что-то не так. Необычно. Юля осторожно протягивает руку вперед, и натыкается на невидимую преграду. Трогает ее, ощупывает "незримую стену" - сначала тыкает пальчиком, затем хлопает ладонью, стучит кулачком... Ноль эффекта. Стучит сильнее. Буквально лупит. Ноль эффекта. Юля начинает психовать - издает нечленораздельные звуки, колотит по "стене" руками, бьет "стену" ногами. Ноль эффекта. Растрепанная Юля озирается и подбирает что-то с земли (типа камня). Отходит чуть назад, размахивается и бросает "камень" в "стену". И тут же приседает и прикрывает голову руками. Видимо, "камень" отскакивает и норовит стукнуть Юлю по голове. Но Юля уворачивается. Задумывается. Смотрит вправо, затем влево. Идет вправо, вдоль края сцены, периодически поднимая руку и проверяя наличие "стены". Последняя, видимо, есть. Дойдя до правого края сцены, Юля останавливается, вздыхает и идет обратно, то есть, влево. И точно так же периодически трогает незримую "стену". Она есть. Дойдя до левого края сцены, Юля останавливается. Проверяет наличие "стены". Видно, что ей хочется психануть, но ее явно обламывает делать это без зрителя. Поэтому Юля спокойно возвращается примерно туда, где была вначале. Уже машинально проверяет рукой наличие "стены". Та на месте. Юля опять задумывается.


Ю Л Я. М-да. Час от часу не легче. И что я нашла? Невидимое, но твердое. Длинное, но прозрачное. Что это такое? Какое оно? Не понятно. Ничего не понятно. Вывод? Элементарный. Идем в обратную сторону. Тем более, что туда тоже никто не пошел.


Юля разворачивается и направляется вглубь сцены. Но внезапно останавливается.


Ю Л Я. Стоп. Я же туда не хотела... И не хочу. Следовательно, пойду в любую сторону. Попадется опять эта невидимка - я подумаю. Не попадется - тоже подумаю. А тряпочки, которые где-то там лежат - пускай себе лежат. Кому они сдались, если все от них ушли? Никому. Поэтому - ну их на... трам-тарарам.


И Юля гордо идет. Куда-нибудь. И уходит.



4.

Появляются Макс и Костя. Идут не спеша - из одной стороны в другую. Примерно в середине приостанавливаются.


К О С Т Я. ...Нет, ну это вообще - как минимум - недержание воспаленных мозгов. Мегапохитители, ниндзя в белых халатах, мартышки в очках, лабиринты между измерениями, и все свалено в кучу и сдобрено соусом из храпа. Параноики, короче, отдыхают.

М А К С. Зря ты так. Все-таки, каждый строит предположения, исходя из своих же представлений.

К О С Т Я. Ага. Из своих представлениям о себе. Представляешь, в какую палату мы попали? Впрочем, в этом направлении тоже был вербальный вектор. Но я уклоняюсь от него. Мне достаточно и одной версии - настоящей - моей.

М А К С. Между прочим, твоя версия, точно так же, как и остальные, может быть перекручена и выкинута в форточку. Ибо никто ничего не знает. Все только предполагают. И ты - в том числе.

К О С Т Я. Минуточку. Я - не один из всех. Я - это я. И хотя бы только поэтому мое мнение, намного разумнее общей чепухи.

М А К С. Не факт.

К О С Т Я. Не факт. Это точно. А фактическая впадина, умноженная на фактический треугольник. То есть, можно это критиковать, можно издеваться, можно даже игнорировать, но результат все равно останется результатом.

М А К С. Почему?

К О С Т Я. Потому. Потому что человек остается человеком, даже если внутри он превратится в скотину. В смысле, психиатр, конечно, может долго говорить свою ерунду, а вот каннибал этого делать не станет. А просто сожрет человека-скотину - точно так же, как человека-ангела.

М А К С. И что из этого? Слушай, ты меня запутал. Твои слова стучат по моему черепу, как горох об стенку. Поэтому толку от них никакого, но вот голова скоро превратится в решето. Однозначно.

К О С Т Я. Да? Хорошо. Подойдем с другой стороны. Вот согласен ли ты с тем, что человек, который ведет себя, как дурак - и есть дурак?

М А К С. Ну... Согласен. Это, если коротко.

К О С Т Я. Прекрасно. А теперь скажи - что ты делал вчера?

М А К С. Я? Ничего особенного. Ко мне заглянул один приятель, он был не в духе, у него нарисовались какие-то проблемы... В общем, я достал бутылку водки, мы ее приговорили, и проблемы сами собой заретушировались. Потом мы сходили еще за водкой, и... Дальше не помню.

К О С Т Я. Вот. Это типично. И я не знаю, но уверен - примерно так же вели себя все, кроме меня. Потому что я выступал на концерте. На частном концерте. Пел, читал стихи - свои, кстати - жестикулировал, смеялся, словом, очаровывал людей собой.

М А К С. А закулисье было?

К О С Т Я. Спокойно. Все - было. Общение, дискуссии и тому подобное. Сплошная горизонталь. Но я - вертикальный. Поэтому мне всякие фуршеты и тусовки - по барабану. Я иду другим путем. Соответственно, и мои мысли - в отличие от ментального винегрета других - настоящие. Понимаешь? На-сто-я-щи-е.

М А К С. Мо-ло-дец. Редкое создание в единственном экземпляре. Такому место, как минимум, в музее. Или хотя бы, в зоопарке. Понимаю. Толковый экземпляр должен рекламировать сам себя. Аплодисменты (демонстративно хлопает в ладоши).

К О С Т Я. Слушай, ты - демагог-лунатик. Толковый экземпляр всегда обладает наблюдательностью. И у меня она есть. И работает. И показывает - все, кто окружает меня здесь - дураки. А наблюдательности у дураков не бывает. Ее у них заменяет похмелье. Впрочем, у некоторых, возможно, и бывает. Но я в этом сомневаюсь.

М А К С. Тогда я сомневаюсь во всем. Например, в том, что мы - люди. Или в том, что мы разговариваем с тобой в каком-то пространстве, а не танцуем джигу в бутылке. И даже в том, что ты - мужик, а не хамелеон, который хорошо замаскировался.

К О С Т Я. Я - не хамелеон. Я - специалист и профессионал. Но если ты все же считаешь, что я - хамелеон, значит ты - таракан.

М А К С. Оба-на... Почему?

К О С Т Я. Просто твоя логика рассуждений похожа на логику тараканов.

М А К С. Неожиданно... Почему?

К О С Т Я. Без комментариев. И вообще, если ты склонен к сумасшедшей фантазии, то я предпочитаю нормальную. Следовательно, мы с тобой не сойдемся. Вывод: вместо того, чтобы не сходиться потом, лучше разойтись сейчас.

М А К С. А это чья логика? Орангутанга или выхухоля?

К О С Т Я. (сухо) Моя. Человека. Хомо Сапиенса. А действия человека разумного не разумному - даже если он тоже человек - непонятны. Поэтому разумный человек не опускается до объяснений сути джеддаев всяким питекантропам. Ибо это чревато членовредительством питекантропов. Грязное дело. А я пачкаться не хочу. Гуд бай, таракан-лунатик.


И Костя разворачивается и идет дальше сам - в любую сторону. Уходит. Макс остается один. Печально усмехается.


М А К С. Когда неизвестно кто оказывается неизвестно где, возможно неизвестно что. И логика здесь - любая - неуместна. Гуд бай, хамелеон.


И Макс уходит - один - в сторону, противоположную той, в которую ушел Костя.



5.

Появляются Витя и Марина. Идут не спеша. Примерно до середины доходят молча. Затем останавливаются оба. Почти синхронно озираются вокруг.


М А Р И Н А. А куда мы вообще идем?

В И Т Я. Туда. А если точнее - никуда. А если еще точнее - в разведку.

М А Р И Н А. Зачем?

В И Т Я. Для понимания. Что это за место? Кто здесь есть? Что здесь есть? Как отсюда выбраться? Ну и тому подобное. То есть, желательно узнать побольше. Чего угодно. А потом, располагая информацией, можно принимать решения.

М А Р И Н А. Какие?

В И Т Я. Разные. Пока не знаю.

М А Р И Н А. Ясно. А как тебе те версии, которые высказали наши эти... "сожители"?

В И Т Я. Бред. Единственная вещь, похожая на правду - это моя версия.

М А Р И Н А. Аргументируй.

В И Т Я. Аргументирую. Психическая версия. Бред. Если больной человек говорит, что он больной, значит, он манипулирует. А если он манипулирует, значит, им движет неправда. Версия зоопарка. Тоже бред. Я, конечно, верю, что я - необычный. Даже верю, что необычный - каждый из нас. Но если собирать редкие экземпляры, то имеет смысл брать, например, Чингисхана, Гитлера, Атиллу, Клеопатру, на худой конец - Коперфилда. Благо возможность - я думаю - у инопланетян есть. Снотворная версия? Еще один бред. Если списывать любую непонятку на сон, то можно проспать всю жизнь. Вот и выходит, что единственная честная версия - моя. Похищение. У каждого из нас ведь есть скелеты в шкафу. Вот кто-то этими скелетами и пользуется. Все просто.

М А Р И Н А. Подожди. А моя версия? Тоже бред?

В И Т Я. Твоя версия - не бред. А всего лишь - заблуждение. ЗаблуждениЯ. Но тебе это простительно. Потому что ты - молодая, симпатичная, белая и пушистая. Кстати, именно поэтому тебе нужно быть осторожней с другими мужиками.

М А Р И Н А. Почему - с другими? А ты?

В И Т Я. А я - честный человек, который честно выбирает тебя защищать и оберегать.

М А Р И Н А. Спасибо. Я не думала, что мне может что-то угрожать, но теперь понимаю - возможно все. И мне очень приятно, что ты становишься моим защитником. Спасибо.

В И Т Я. И это все? Спасибо - и все? Нет, конечно, истинное спасибо порой стоит очень много... Но сейчас, когда вокруг никого нет, можно было бы и поцеловать меня в щечку.

М А Р И Н А. В щечку?

В И Т Я. Естественно. Можно даже в обе.

М А Р И Н А. Хорошо. Я поцелую. Но потом.

В И Т Я. Почему?

М А Р И Н А. Я стесняюсь.

В И Т Я. Кого?

М А Р И Н А. Себя. Тебя. И вообще.

В И Т Я. Если вообще, то объясняю. Себя можешь не стесняться. Потому что перед тобой - толковый гуманоид. А вот Макс - тот похож на куницу, выдру, или норку. Точно, на норку. Костя - человекоподобный попугай. Или чибис. Мне все равно. Юля не в счет. А я - лучше. Красивее. Умнее. Добрее. И вообще, я - это типа конь. Пегас. Сивка-бурка...

М А Р И Н А. Конек-горбунок...

В И Т Я. Неважно. А важно то, что ты меня можешь не стесняться. Ведь я тебя защищаю. А разве станет плохой человек защищать хорошего? Нет. Следовательно - поцеловав меня - ты автоматически вырастаешь в своих глазах. А поцеловав меня несколько раз, ты поднимаешься на такую высоту, которой наша Юля никогда не увидит. Ну, а если не только поцелуешь...

М А Р И Н А. В смысле?

В И Т Я. В прямом. Потому что у меня исключительно прямой смысл. Крепкий, здоровый и прямой. А для того, чтобы НАШ смысл стал крупным и основательным, мы должны просто объединить два наших здоровых и сексуальных смысла. И тогда мы станем сильнее - оба.

М А Р И Н А. Объединить?..

В И Т Я. Да. Но если ты еще стесняешься, я могу первым сделать шаги к нашему объединению.


Витя резко приближается к Марине, и целует ее. Марина в шоке. И от этого даже ничему не сопротивляется. Но быстро приходит в себя, и тут же отвешивает Вите пощечину. Витя отскакивает от Марины. Трет щеку.


В И Т Я. За что?

М А Р И Н А. Ты что - полный придурок? Я еще вчера допоздна гуляла на свидании, а уже сегодня на меня нападает маньяк! Идиот! Кретин! Ходячий сперматозоид!

В И Т Я. Не понял.

М А Р И Н А. Все ты понял! И теперь вали отсюда - куда угодно - на пару со своим пониманием! А я с вами не пойду!

В И Т Я. А с кем ты пойдешь?

М А Р И Н А. Сама! А если попробуешь идти за мной - останешься без глаза!..


Марина резко отворачивается от Вити, и уходит. В любую сторону. Витя смотрит ей вслед, почесывает щеку, и ухмыляется.


В И Т Я. Ну и дура. А мне без таких спокойнее. Как вчера - на дне рождения у корифана. Одни свои - свои люди, свое бухло, своя жрачка, своя ржачка, все свое. А здесь... О! Там же - позади - осталась еще одна барышня. Юля. Совсем одна. Значит, надо скрасить одиночество Юлечки.


Витя снова ухмыляется, и идет туда, откуда они пришли с Мариной. Насвистывает. Уходит.



6.

Снова появляется Марина. Видимо, блуждает, как попало. Идет не спеша, ниоткуда никуда. Останавливается. Озирается.


МАРИНА. Идти - неохота. Спать - неохота. Танцевать - неохота. Есть - неохота. Тем более, что нечего и незачем. Короче, что делать - неясно. Скука. Помечтать что ли? Но не стоя же... (усаживается на пол, закрывает глаза, молчит...) Капец! Не получается у меня мечтать!.. Но почему? Странно как-то. Ведь я же мечтала - и когда маленькая была, и когда совсем маленькая. Вот, например... Нет. Тогда вот это... Нет. А если... Тоже нет! О чем же я мечтала? Ни о чем? Кошмар... Значит так. С этого момента начинаем мечтать конкретно. Это приказ (снова закрывает глаза). Итак, пускай справа появится... Юля. Пускай-пускай-пускай... Справа-справа-справа... Появится-появится-появится... Юля-Юля-Юля... Отлично. А слева пускай появится... Витя? Ну, его в баню! Костя? А толку? Макс?.. Хм, может быть...


И тут появляется Юля. Именно справа. Быстро. Буквально изображает спортивную ходьбу. Но увидев Марину, резко притормаживает.


Ю Л Я. О. Ты. А ты что тут делаешь?

М А Р И Н А. Сижу. Мечтаю.

Ю Л Я. А где этот... твой напарник... Витя, кажется?

М А Р И Н А. Понятия не имею. И иметь не хочу. А ты почему здесь? Что-то случилось?

Ю Л Я. Нет. То есть, да. Короче, я не знаю.

М А Р И НА. Кто-то пришел? Что-то принесли? Прилетел вдруг волшебник в голубом вертолете?

Ю Л Я. Нет. Никто не прилетел, и ничего не принесли. Просто я обнаружила стену. Невидимую.

М А Р И Н А. Как это?

Ю Л Я. Элементарно. Идешь, идешь, и вдруг бац - не идешь. Уперлась во что-то. Во что - непонятно. Но словно сам воздух дальше не пускает. Начинаешь трогать этот воздух - а он такой, не твердый и не мягкий, а как бы упругий. Бьешь его, пинаешь - по фиг. Все равно, что обычную стенку лупить. Ни ответа, ни привета. Пойдешь направо - и там не пускает. Побежишь налево - и там ходу нет. И ничего не видно. В смысле, видно все, но то, что не пускает - не видно. Разве это не бред?

М А Р И Н А. Ну, если тебя послушать - то да. Он. Ты присаживайся (Юля присаживается рядом с Мариной). И что теперь?

Ю Л Я. Не знаю. Надо что-то делать, но что - тоже не знаю. Вот я и пошла.

М А Р И Н А. Куда?

Ю Л Я. Сюда.

М А Р И Н А. Зачем?

Ю Л Я. За шкафом!

М А Р И Н А. Ой, прости, пожалуйста. Я, наверное, глупости говорю. Но я, действительно, ничего не понимаю.

Ю Л Я. А ничего понимать и не надо. Надо просто спросить.

М А Р И Н А. У кого? У меня?

Ю Л Я. А толку с этого? Опять пойдут глупости.

М А Р И Н А. Логично. А давай спросим у Макса?

Ю Л Я. А где он?

М А Р И Н А. Не знаю. Но вот я мечтала, чтобы ты пришла - ты и пришла. Значит, давай теперь вместе помечтаем о том, чтобы сюда пришел Макс.

Ю Л Я. И что?

М А Р И Н А. И все. Или у тебя есть другие варианты?

Ю Л Я. Нет.

М А Р И Н А. Значит, устраивайся поудобнее, и начнем мечтать.

Ю Л Я. (вздыхает и устраивается) Кстати, а как мечтать-то?

М А Р И Н А. Как хочешь. Но именно мечтать, а не просто хотеть. Мечтать.


Обе барышни закрывают глаза и начинают мечтать. И в это время появляется Макс. Слева. Подходит к дамам, обходит вокруг них, чешет голову, наконец, не выдерживает и типа кашляет.


Ю Л Я. Не мешайте. Мы мечтаем.

М А Р И Н А. Да. Аналогично.


И тут же обе барышни открывают глаза и вскакивают на ноги.


Ю Л Я. Макс! Ура! Пришел! Мечта сбылась! Ура!..

М А К С. Извините. Не понял. В смысле, цветы - то есть, вы - есть. Значит, клумба на месте. А где все остальное - тряпочки, другие люди?..

Ю Л Я. Не важно. Оно все где-то там, но это - не важно.

М А К С. А что важно?

Ю Л Я. Стена.

М А К С. Какая стена? Откуда? Где?

Ю Л Я. Неизвестно. Ничего неизвестно. И стена тоже неизвестная. Более того, она - невидимая.

М А К С. Как это?

М А Р И Н А. Не знаю.

Ю Л Я. И я не знаю. Никто не знает. Поэтому надо что-то делать.

М А К С. Что?

Ю Л Я. Вот ты нам это и скажи - что?

М А К С. Я?

Ю Л Я. Ну да. Ты же мужчина. Да еще и с виду - умный. Или я ошибаюсь?

М А К С. Нет. Умный. И не только с виду. Значит... надо идти.

Ю Л Я. Куда?

М А К С. К стене. Где она?

Ю Л Я. (машет рукой) Где-то там. Примерно.

М А К С. Пошли.

М А Р И Н А. Я не пойду. Не хочу. Надоело. И просто ходить, и ходить неизвестно куда. Это, во-первых. А во-вторых, я не уверена, что эта стена будет там, куда мы пойдем. Юля, вот как нам быть, если ее там не будет?

Ю Л Я. Ну... Значит, она где-то рядом. Ее же не видно. Она невидимая.

М А Р И Н А. И поэтому нам опять придется куда-то идти. Нет. Идите без меня.

М А К С. Куда?

М А Р И Н А. Куда-то туда.

М А К С. Но так мы окончательно разбредемся. Между прочим, сейчас нас не пятеро, а трое. А недавно я был один.

Ю Л Я. А где твой этот... партнер?

М А К С. Пошел гулять отдельно.

М А Р И Н А. Не приставал?

М А К С. В смысле?

М А Р И Н А. Сексуально.

М А К С. Нет. А с чего бы это вдруг?

М А Р И Н А. Не знаю. Может, он в душе того... гомосексуалист.

М А К С. Не думаю. Не похож. Просто пошел гулять один. И точка. Но если и мы начнем гулять по одному, то это будет уже не точка, а многоточие. Нужно делать что-то другое.

Ю Л Я. Что?

М А К С. Пока не знаю. Но сейчас присяду и придумаю.

Ю Л Я. Мы тоже присядем.

М А Р И Н А. Подождите. А давайте не просто сидеть, а мечтать.

М А К С. О чем?

М А Р И Н А. Хотя бы о том, чтобы не мы шли к стене, а стена шла к нам...

М А К С. Как это?.. Хотя, идея хорошая. Мне нравится.

М А Р И Н А. Это я образно. Но. Вот я тут сидела и мечтала, чтобы пришла Юля. Юля пришла. Затем мы вместе сидели, и мечтали, чтобы пришел ты. Ты пришел. Теперь мы втроем будем сидеть и мечтать о том, чтобы стена пришла к нам. И она придет. Понимаете?..

Ю Л Я. Вообще-то я - перед тем, как наткнулась на стену - была уверена, что обязательно найду что-то необыкновенное. И нашла...

М А К С. Хорошо. Уговорили. Давайте мечтать. Хотя, я в упор не представляю - как это. Но - давайте.


Все втроем усаживаются на пол. Расслабляются. Закрывают глаза. Мечтают. Молчат. Возможно, целую минуту. В это время вокруг трансформируется освещение (цветовая доминанта становится любой, наступает полумрак), периодически звучат непонятные звуки, иногда дует ветер (каждый раз в другую сторону). Наступает тишина. Трое сидят неподвижно.



7.

Внезапно у Юли в руке зажигается фонарик. Его луч светит практически куда попало - это Юля как бы озирается. Но вот она встает и выходит на авансцену.


Ю Л Я. Забавно. Да, именно забавно, а не смешно. Эта пустыня, эти люди, эта "стена", это все... Такое ощущение, словно я уснула и обломалась просыпаться. Ну и ладно. Тем более, что нарисовалось такое симпатичное сновидение - Макс. Правда, есть еще эта Марина, которая явно положила на Макса свой глаз. Пока только глаз. И как теперь быть? Хотя, если все это - галлюцинация, то и действия должны быть такими же... Хм. Тогда пускай сюда притопает моя невидимая "стена", и отгородит меня и Макса от Марины. Или пускай лучше эта "стена" усядется прямо на нее. Вот тогда будет смешно...


Вспыхивает фонарик в руке у Марины. И сразу его луч освещает Юлю. Марина встает, медленно идет к Юле, подходит.


М А Р И Н А. Смешно, да? Но только тебе, естественно. Мол, моя хата скраю - ничего не знаю. Да? Понимаю. Типичное жлобство.

Ю Л Я. Ты поаккуратнее со словами. А то придет "стена", и на тебя рухнет. Шуму будет много. А вони еще больше.

М А Р И Н А. Вот именно. Именно потому, что большинство думает так, как ты сейчас - вокруг и полно шума, пыли, вони и мусора. Навалом. Везде.

Ю Л Я. Ты что - из болота выпрыгнула? Где ты видишь мусор? Вокруг чисто!

М А Р И Н А. Ой, не прикидывайся дурой. Я говорю не об этом пустом зазеркалье, а о нашем мире, том самом мире, из которого вынырнул каждый из нас. Только вот почему мы все вылупились в одном месте - это еще вопрос.

Ю Л Я. Какой именно? Почему в этом месте, или почему именно мы?

М А Р И Н А. Почему в этом месте - не важно. Наоборот - спасибо, что не на горячей сковородке. А вот почему именно мы?.. Впрочем, гипотеза у меня есть.

Ю Л Я. Опять? И какая?

М А Р И Н А. Простая. Мы все мечтали о чем-то одном. Ну, в смысле, одинаковом, похожем. Вот мы его и получили.

Ю Л Я. Кого?

М А Р И Н А. Не знаю. Вот ты - о чем мечтала больше всего?

Ю Л Я. Я? Честно? Скажу. Больше всего я мечтала о том, чтобы такие дуры, как ты, мне не мешали.

М А Р И Н А. Отлично. А я мечтала о том, чтобы такие дуры, как ты, не мешались под ногами. Похоже.

Ю Л Я. Ха-ха-ха. Теперь осталось только спросить у Макса - о чем мечтал он?

М А Р И Н А. Как? Его физическое тело не обращает на нас внимания. А то, которое обращает, на нас не реагирует. А если оно не реагирует, значит он... просто спит. Не мечтает о Великой китайской стене, а летает где-нибудь в облаках.

Ю Л Я. Сама ты - великая и китайская. Даже если считаешь себя белой и пушистой.

М А Р И Н А. Ха-ха-ха.

Ю Л Я. Хе-хе-хе.

М А Р И Н А. Хи-хи-хи.

Ю Л Я. Хо-хо-хо...


Внезапно зажигается фонарь в руке у Макса. Луч небрежно пробегает вокруг и останавливается на Юле и Марине. Макс встает и медленно подходит к дамам.


М А К С. Смеетесь? А вас не смущает то, что целых три физических тела сидят тут и мечтают?

М А Р И Н А. Не смущает. Потому что никто не мечтает.

Ю Л Я. Кстати, а вот ты - о чем мечтал раньше? Ну, до здесь и сейчас.

М А К С. А ты что - исполняешь желания? Тогда почему ты сама еще здесь?

М А Р И НА. Ты не увиливай. Тебя спросили - отвечай.

М А К С. Честно?

Ю Л Я. Да!

М А К С. Мечтал ничего не делать. Никуда не спешить, никому не помогать, и ни от чего не убегать. А просто упасть на большую постель, раскинуть руки, улыбнуться тому, что в холодильнике есть пиво, и отрубиться... Уснуть. Вот и все. Извините, что так банально.

М А Р И Н А. Нормально. Все сходится. И мы - трое мечтателей - и те два прогульщика - наверняка - все мечтали о... покое. И мечта сбылась. Мы его получили.

Ю Л Я. Покой? Да ты на себя в зеркало посмотри, а потом повтори все, что сказала.

М А Р И Н А. Кстати, зеркала здесь тоже нет. Чем не покой? Эй, Макс, ты нас слушаешь, или как?

М А К С. Шаги... Вы слышите эти шаги?


И тут становятся слышны шаги. Не простые шаги, а такие, словно их создает огромнейший великан (не ниже самого высокого небоскреба), который направляется прямо сюда. Неторопливо, но уверенно. Непонятно, но это настораживает. Необъяснимо, но уже страшно...


М А Р И Н А. Что это? Кто-то идет сюда? Но зачем? Тем более, что судя по звукам, это - как минимум - мастодонт.

Ю Л Я. Это стена... Она идет к нам. И когда она прийдет, что-то будет.

М А К С. Что?

Ю Л Я. Не знаю. Но мне хочется отсюда убежать. Как можно быстрее...

М А Р И Н А. И мне. Побежали?


И Марина внезапно срывается с места и улепетывает. Юля моментально направляется за ней. И обе быстро исчезают. Макс только успевает открыть рот.


М А К С. А-а-а... Бе. Блин. Мне тоже не хочется здесь оставаться. Но я во что-то не врубаюсь... Ладно. Если убежим мы, значит, убегут и физические тела. Всем привет.


И Макс срывается с места и убегает - но в сорону противоположную той, куда убежали дамы. А шаги продолжают звучать. И - судя по звуку - они явно приближаются. В сочетании с тусклым освещением неясной тональности это впечатляет.




ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ

8.

С разных сторон появляются Витамин и Карлсон. Молча сходятся в центре. Останавливаются. Рассматривают друг друга.


К А Р Л С О Н. Привет.

В И Т А М И Н. Привет. А ты кто сейчас? Ну, этот, или тот?

К А Р Л С О Н. Ага. Поскольку ты спрашиваешь об этом, значит, ты - Витамин.

В И Т А М И Н. Однозначно.

К А Р Л С О Н. Так, здравствуй, дружище!

В И Т А М И Н. Здравствуй!..


Витамин и Карлсон обнимаются. Затем перестают обниматься.


К А Р Л С О Н. Между прочим, ты на фига меня спрашивал о том, кто я сейчас? Ты кто такой, чтобы спрашивать меня - кто я такой?

В И Т А М И Н. Не понимаю. Значит, ты - на 100% Карлсон.

К А Р Л С О Н. Конечно. А теперь представь, что нас не поймет кто-нибудь еще. Чисто с человеческой точки зрения.

В И Т А М И Н. Кто? Те, за кем мы смотрим? Те, кто смотрит за нами? Мы сами? Или кто?

К А Р Л С О Н. Ну, если мы сами себя не поймем, значит, мы - это не мы.

В И Т А М И Н. А кто?

К А Р Л С О Н. Непонимайки. Вот как раз из той компании, где сейчас гуляют Костя и Витя, и бегают остальные.

В И Т А М И Н. Кстати, как долго они будут бегать? Что дальше?

К А Р Л С О Н. Ничего. Пускай резвятся, как хотят. Бегают, прыгают, кувыркаются, кокетничают, фантазируют, и даже купаются. Главное, чтобы не заплывали за буйки.

В И Т А М И Н. Эти могут.

К А Р Л С О Н. А мы зачем? Сделаем их такими, что везде заплывают - заплывут. Сделаем такими, что тонут - утонут. Сделаем одними - будут одними. Сделаем другими - будут другими.

В И Т А М И Н. Но как мы их сделаем другими, если мы знаем только то, что мы знаем? Получатся какие-то, извините, инвалиды.

К А Р Л С О Н. А сейчас они кто? Такие же дебилы, как и мы.

В И Т А М И Н. Здрасьте. Мы - не дебилы. По крайней мере, я - точно.

К А Р Л С О Н. Не вопрос. Есть и другие слова. Баклан, балбес, балда, баран, бестолочь, болван, глупец, даун, дегенерат, дефективный, долбоеб, дундук, дурак, идиот, истукан, козел, кретин, лопух, лох, лошара, маразматик, мудак, мудозвон, недоумок, оболтус, олигофрен, олух, осел, остолоп, отморозок, пентюх, придурок, простофиля, псих, слабоумный, тупица, урод, фраер, чмо, чурбан... Хватит?

В И Т А М И Н. Это что - все про нас?

К А Р Л С О Н. Это еще не все... Ибо главный антагонист человека - сам человек. Но когда этот человек избавится от всех перечисленных, и не перечисленных "титулов" - антагонист будет устранен. Наверное.

В И Т А М И Н. Офигеть... Тотально офигеть.

К А Р Л С О Н. Вот именно. Только тогда, когда мы тотально офигеем, офигеют и они. И станут другими. Теперь понятно?


Витамин молчит. А что тут скажешь, если офигел, и понятия не имеешь - на ком и как это проявится?



9.

Появляются Пилюля, Миксер и Медуза. Здороваются.


М И К С Е Р. Сообщаю новость. Мне предоставлена инструкция о наших дальнейших действиях. Поэтому. Сначала нам необходимо сгруппироваться. Например, встать в шеренгу и взяться за руки. Затем каждому нужно закрыть глаза и... захрапеть.

М Е Д У З А. Как это? А если я не умею?

М И К С Е Р. Только поймите меня правильно. Почему именно храпеть, и как именно - понятия не имею. Но именно такая "конструкция" станет началом нашей транспортировки в место назначения. Куда это - тоже не спрашивайте. И еще. Когда мы будем храпеть - кто улыбается, я этого не видел - каждому нужно сделать по пять подходов. И чтобы раскачаться - а заодно и научиться - и... так надо. Открывать глаза всем по моей команде. Понятно?

П И Л Ю Л Я. Не понятно... В смысле, что делать ясно, но как это будет выглядеть, и к чему это приведет - не понятно...

К А Р Л С О Н. Ничего. Вот всхрапнешь и сразу все поймешь. Главное только - не увлекись, и не отрубись.

П И Л Ю Л Я. Сам не отрубись. А я - когда увлекаюсь - становлюсь наоборот. Этим, как его. Живчиком.

М И К С Е Р. Умница. А теперь все становятся в шеренгу. Давайте-давайте... А я вот сюда влезу, между двумя очаровательными живчиками...


Практически все улыбаются, но все же становятся в шеренгу (Витамин-Пилюля-Миксер-Медуза- Карлсон). Берут друг друга за руки.


М И К С Е Р. Начали! Закрываем глаза... Храпим!..


Все начинают храпеть. Первый раз - робко, неуклюже и смешно. Второй раз как бы "исправляют" недоработки первого. Затем все "раскачиваются" и последний "храп" делают одновременно. Громко, уверенно, вызывающе, и даже нагло. Одновременно с этим храпом происходит трансформация освещения. Смена цветового акцента, сполохи, стробоскопические нюансы, еще что-нибудь визуальное.


М И К С Е Р. Открываем...


Все открывают глаза. Оглядываются - друг на друга, по сторонам. И тут выясняется, что каждый видит - в стороне - нечто "свое".


К А Р Л С О Н. Оба-на. Смотрите, лес...

П И Л Ю Л Я. Это - море...

М Е Д У З А. Нет. Это сад. Причем одновременно и цветущий, и плодоносящий...

В И Т А М И Н. Глупые вы все. Это горы. Настоящие горы.

М И К С Е Р. Однозначно. Вот только мне они напоминают курган в степи... Но. Эй, все смотрим сюда, на туда, где мы стоим. Неужели и здесь каждый видит что-то особенное?

П И Л Ю Л Я. Да. Это полянка. Удобная, симпатичная...

К А Р Л С О Н. Дикая, но аккуратная...

В И Т А М И Н. Причем, вполне располагающая к какому-нибудь пикнику...

М Е Д У З А. А главное - она чистая!

М И К С Е Р. Прекрасно. Я тоже наблюдаю поляну. И вас, конечно. Вот только вы какие-то странные... Словно, когда храпели - обалдели. Бесповоротно. Эй, коллеги, вы нормально себя чувствуете?

П И Л Ю Л Я. Ну да... Только странно как-то. Почему-то я вижу себя - перед собой...

М Е Д У З А. Точно. И я вижу себя перед собой. И такое ощущение, что я - это не я...


Витамин и Карлсон молчат. Только стоят друг напротив друга и рассматривают друг друга. Витамин поднимает руку и словно передает жестом привет Карлсону. Карлсон отвечает тем же. После чего Витамин и Карлсон поворачиваются к Миксеру.


В И Т А М И Н. А теперь объясняй - что это такое?

М И К С Е Р. В смысле?

В И Т А М И Н. Можно без смысла. Просто объясни - почему я нахожусь в теле Карлсона, а он - в моем теле.

М Е Д У З А. Точно! Пилюля, у тебя мое тело!

П И Л Ю Л Я. А у тебя - мое. Возвращай немедленно.

К А Р Л С О Н. Ну?

М И К С Е Р. Слушайте, я вас не понимаю. У меня - мое тело. И каждый из вас тоже - выглядит, как каждый из вас. То есть, ни крокодильчиками, ни хомячками вы не стали. В чем дело?

В И Т А М И Н. Это ты нам скажи - в чем дело? Переместиться - мы переместились. Но на фига мы переселились друг в друга?

М И К С Е Р. Переселились? Ерунда какая-то... Хотя, стоп. Есть у меня в инструкции один фрагмент, который я не понял. Но теперь, кажется, понимаю...

К А Р Л С О Н. Ну?


Миксер достает из кармана сложенный листок бумаги, разворачивает его, молча пробегает по тексту глазами...


М И К С Е Р. Вот. "...от перемены мест сумма, конечно, не меняется... Но это - с количественной стороны. А вот с качественной - меняется. Потому что сущность А, находясь в теле В, будет внимательнее и заботливее относится к телу А. Ведь ей предстоит в себя вернуться. Соответственно, сущность С, находясь в теле А, будет более заботлива по отношению к телу С, где сейчас находится сущность В. Плюс возникает мотивация - для каждого трансплантанта - заботиться не только о теле, где его сущность находится сейчас, но и о другом теле, которое является изначальным телом сущности. Плюс возникает желание создать "произведение" максимально быстро и максимально эффективно - тогда ускорится возвращение каждой сущности в свое тело. Поэтому воспринимайте случившееся, как творческую норму. Привыкайте, осваивайтесь, обживайтесь, отдыхайте..." Понимаете?

П И Л Ю Л Я. Ничего себе норма... Я бы еще оболочку Мерилин Монро стерпела, а вот то, что на мне сейчас... Блин.

М Е Д У З А. Так, ты не выеживайся. А то я сейчас возьму и твоей левой ногой наступлю на твою правую ногу.

П И Л Ю Л Я. Но-но! Только попробуй. Тогда я твоей головой стану стучать по всем деревьям.

К А Р Л С О Н. Забавно. Я теперь перед зеркалом уписяюсь от смеха.

В И Т А М И Н. Да? Значит, я укакаюсь...

М И К С Е Р. Мальчики! Девочки! Не надо. Не надо писять и какать. Никому приятнее от этого не станет. Только будет смешнее окружающим. Сначала. А потом им станет противно. Поэтому - расслабьтесь. Привыкайте, осваивайтесь, обживайтесь, отдыхайте... Помните? То есть, каждый - пока он - или она - изучит то тело, в которое переселился... лась - может пойти, куда угодно. Куда захочет. Куда нравится. А завтра сойдемся здесь же. На этой поляне. Поделимся впечатлениями. Похихикаем. И займемся тем, ради чего мы оказались здесь. Финита.

В И Т А М И Н. Ты подожди с финитой. Мало того, что мы перенесли телепортацию. Мало того, что с нами произошло "переселение". Мало того, что это "переселение" не произвольно, а "нормировано". И мало того, что мы все озадачены, ошарашены и офигели... Слушай, не многовато ли этих "мало"?

М И К С Е Р. Еще раз говорю - расслабьтесь. Я понимаю - вам непривычно.. Но ведь пускать мыльные пузыри случившееся не мешает? Не мешает. Значит, не будет мешать и созданию "произведения". По крайней мере, я на это надеюсь.

М Е Д У З А. А ты? Ты сам в кого переселился?

М И К С Е Р. Ни в кого. Каким был, таким и остался.

П И Л Ю Л Я. Ага. Теперь понятно, почему ты нам талдычишь "расслабьтесь, расслабьтесь, расслабьтесь...". Тебе хорошо. Но это - не честно.

М И К С Е Р. Все. Сейчас можно болтать до тринадцатого пришествия, но давайте не будем, ладно? Выбирайте - кто где... активизируется - и вперед. Встречаемся завтра.

К А Р Л С О Н. Шутник ты, однако... Но ладно. Я иду в лес.

П И Л Ю Л Я. А я иду к морю.

М Е Д У З А. А я - в сад. Давно хочу скушать грушу...

В И Т А М И Н. Горизонталь мне неинтересна. Мне нравится вертикаль. Горы!..

М И К С Е Р. Значит, мне остается степь. Нормально. Всем - пока.

В И Т А М И Н. Гуд бай, камрад.


Все расходятся. Остается один Миксер.



10.

Миксер неспешно прохаживается.


М И К С Е Р. И все-таки мне интересно. Почему "переселились" все, кроме меня? В чем причина? Что у меня не такое, как у остальных? Или чем я отличаюсь от них? Я лучше? Красивее, умнее, стройнее, сексуальнее? Или я хуже? Глупее, толще, уродливее, импотентнее? Или что? Или почему? Тишина... Хорошо. А как тогда "переселившиеся" вернутся обратно? Автоматически? Сразу - или не совсем сразу - после создания "произведения"? А как мы узнаем о завершении создания? А если оно не случится? Как мы это почувствуем, осознаем, поймем?.. Впрочем, я в этой ситуации оказываюсь в выгодном положении. На меня не влияет вот это "создадим - не создадим". Хотя, с другой стороны, я не испытываю нечто, доступное сейчас остальным. Опять же - почему? Зачем? Да, зачем? Зачем я задаю все эти вопросы? Зачем я так думаю? Ведь это же ход мысли моего персонажа! Так думает Макс! А если мы ничем не отличаемся, то как Макс изменится - если не изменяюсь я? Никак. Следовательно - на фиг. Всю эту ментальную жвачку в моем черепном батискафе - на фиг! А для этого - первым делом - нужно совершить что-то, чего я никогда не делал. Чего я не делал? Хм. Например, я никогда не слышал, как... лягушка... кукурекает. Значит, надо услышать. Но. Для этого нужна кукарекующая лягушка. Где ее взять? В гнезде. А гнездо - здесь. И лягушка - это я. Теперь осталось только запрыгать и закукарекать. Как? Ну, для начала - как получится. Я ведь пока что - неопытная лягушка. И, кстати, неопытной так и останусь, если не начну пробовать. Ведь опыт появляется только с практикой. Поэтому - практикуемся. И становимся уникальной лягушкой.


И Миксер начинает пробовать. Прыгает. Раз, второй, третий... И кукарекает. Сначала не совпадет. Причем, не совпадает смешно. И опять смешно. И опять... Но. Иногда уже начинает совпадать. Значит, впереди - тотальное совпадение. Вот так - прыгая, кукарекая и гордясь сам собой - Миксер и упрыгивает.



11.

С двух сторон появляются Витамин (К) и Медуза (П). Идут спокойно и даже степенно (хотя в Витамине проявляется некая развинченность). Но в каждом - иногда - также проявляется желание не идти, а бежать вприприжку. Однако, каждый себя сдерживает. Ведь он все это делает, находясь не в своем теле. В общем, почти театр. Сходятся примерно в центре. Витамин (К) внезапно расшаркивается. И даже пытается изобразить поклон. Медузе (П) смешно, но она вдруг делает книксен. После этого оба уже не сдерживаются и взрываются смехом. При этом хлопают руками по ногам и указывают друг на друга. Постепенно успокаиваются.


В И Т А М И Н (К). И сразу смешной вопрос. Ты - кто?

М Е Д У З А (П). Я? Я - это я. А ты - кто?

В И Т А М И Н (К). Забавно. И я - это я. Выходит, что мы с тобой - одно Я. То есть, мало того, что моя сущность попала в другое тело. Теперь она еще и объединяется с тобой, и в результате получается загадочный результат. Изделие из ассортимента конструктора. Только непонятно - конструктор какой? Биологический, ментальный, духовный, или серо-буро-малиновый?

М Е Д У З А (П). Да хоть оловянно-деревянно-энергетический. Нам-то какая разница? Мы все равно ощущаем себя собой.

В И Т А М И Н (К). Да. Но теперь не только собой. Поэтому постоянно приходится помнить об аккуратности. А то еще набьешь шишку коллеге, но при этом болевой кайф получишь сам... Зато начинаешь вдруг обращать внимание на какие-то вещи, которые раньше тебя не заморачивали.

М Е Д У З А (П). Это точно. Я тут скушала несколько ягодок, и вдруг подумала - а как бы их скушала сама Медуза? Ну, не я внешняя, а она настоящая. Понимаешь?

В И Т А М И Н (К). Я все понимаю. Но проходя мимо зеркала всегда начинаю ржать. Потому что я привык видеть там одно, а сейчас вижу другое. И это порой так смешно, что невольно пробивает на хи-хи еще больше.

М Е Д У З А (П). Ага. Особенно когда корчишь рожицы, к которым привык, но вместо себя наблюдаешь какую-то хихикающую неваляшку.

В И Т А М И Н (К). Согласен. Но стоит только отвернуться от зеркала - и вокруг наблюдается сплошная лепота. Ты, кстати, что выбрала?

М Е Д У З А (П). Сад. Огромный сад. Цветы, листочки, плоды, ягоды... Дорожки, беседка, лилии на пруду... Лодочка, удочки, лавочки... Благодать. Свежесть. Красота. Причем, я всего еще не видела. Так что много сюрпризиков еще впереди - вкусных, приятных, ароматных... А ты где?

В И Т А М И Н (К). Внутри себя. Шутка. Горы... Не вообще, а высокие, неожиданные, почти архитектурные. Но архитектор явно был без ума. Перепады, разные уровни, повороты, тропинки, птицы, пещеры, и запах!.. Всегда другой, но всегда приятный. А внизу - речка. Неширокая, но стремительная, извилистая, прохладная, обалденная...

М Е Д У З А (П). А рыба там есть? А ягоды? А домик? Ну, или пещера какая-нибудь комфортная?

В И Т А М И Н (К). Там есть все. Даже то, чего я еще не видел. И еще больше. Вот я стал так - как бы на террасе - внизу река, слева лианы по стене ползут, справа - тропинка к ранчо, а сверху небо. Какое небо!.. Огромное, чистое и... неописуемое. Смотришь в него, и забываешь обо всем. Напрочь.

М Е Д У З А (П). Даже о произведении?

В И Т А М И Н (К). О каком произведении? Ох, блин... Нормально, да? Я ведь благодаря ему здесь и оказался, и воспринимаю все то, от чего просто растворяюсь, и становлюсь одновременно и всем, и ничем... И еще чем-то. Слушай, а идем ко мне в гости? Ты не пожалеешь. Идем?

М Е Д У З А (П). А остальные? Мы же должны встретиться, обсудить и так далее.

В И Т А М И Н (К). Я тебя умоляю. Какие остальные? Да сейчас каждый балдеет у себя. А мы за это время успеем побалдеть дважды - и у меня, и у тебя. Идем?

М Е Д У З А (П). Ну... Можно, конечно. Но тогда сначала - ко мне. А то я совсем не скалолазка. А вот ты зайдешь в мой зеленый мир, ляжешь на удобный гамак, протянешь руку, возьмешь стакан сока, и никуда уходить не захочешь. Даже шевелиться не захочешь. Ничего не захочешь. Только закроешь глаза, и будешь покачиваться и слушать птиц... Все, решено. Сначала - ко мне.

В И Т А М И Н (К). Не вопрос. Только я вдруг подумал - а что если в это время, действительно, подрулят остальные? Будет некрасиво, неудобно, неэтично...

М Е Д У З А (П). Это кто говорит - ты, или твоя оболочка?

В И Т А М И Н (К). Я, конечно. Хотя... Наверное, мы. Да, когда вопрос касается лично меня - говорю я. А когда вопрос касается не только меня - говорю уже не я.

М Е Д У З А (П). С вами все понятно. Короче, думайте. А когда определитесь, приходите вон туда - я там живу. Будете гостями. Или гостем. Решайте сами. У меня хватит места всем. До встречи, коллеги...


И Медуза (П) уходит - туда, откуда пришла. Витамин (К) смотрит ей вслед, чешет свой затылок, делает несколько шагов в направлении, указанном Медузой (П). Но останавливается. Оглядывается и смотрит туда, откуда пришел сам. Вздыхает. Улыбается. Машет рукой (отмахивается). И уходит к себе.



12.

С той стороны, куда ушла Медуза (П) - появляется Карлсон (В). Забавно, в этой фигуре тоже улавливается развинченность. Чуть позже - со стороны, куда ушел Витамин (К) - появляется Пилюля (М). Тоже неспешно. Сходятся традиционно - почти в середине.


К А Р Л С О Н (В). А ты хорошо выглядишь. Ну, в смысле, всегда хорошо выглядишь, но сейчас - особенно. Загадочная какая-то.

П И Л Ю Л Я (М). Зато ты - всегда фонтан. Только сегодня фонтан немного растрепанный. Наверное тот, кто внутри тебя, в чем-то не согласен с тем, кто снаружи. Верно?

К А Р Л С О Н (В). Забей. У меня все со всем согласно. Даже если снаружи будет поросенок, а внутри окажется дракон - в итоге получится идеальный огнедышащий кабан. Так что, находясь рядом со мной, можно ни о чем не беспокоиться.

П И Л Ю Л Я (М). Здорово. Это значит, что ты - вот только не знаю, внутри, снаружи, или еще где-нибудь - просто везунчик. Ну, и как нашему везунчику в его зоне комфорта?

К А Р Л С О Н (В). Все путем. Лес толковый, поляна достойная, ручей прохладный, избушка, правда на курьих ножках, но курица явно была качком. И любила танцевать. Но без моего разрешения избушка канкан пока не танцует. Только наблюдает за посадкой конопли. И иногда хихикает. А у тебя что?

П И Л Ю Л Я (М). О, я можно сказать, дома. Горизонт - как на ладони. А до горизонта - море. Мягкое, живое, смеющееся... А сверху - солнышко. И иногда - симпатичные облачка. А по бокам - камни, пальмы, песок, кустики... А на краешке обрыва - оттуда, кстати, класно прыгать - стоит небольшая, но очень симпатичная виллочка. В смысле, не маленькая вилка, а маленькая вилла.

К А Р Л С О Н (В). Я догадался. А вокруг все спокойно? Ну, там посторонних, или пауков - нет? А то я живо всех построю и отправлю туда, куда подальше.

П И Л Ю Л Я (М). Нет, ничего ненужного нет.

К А Р Л С О Н (В). А нужное есть? А то я подойду.

П И Л Ю Л Я (М). Пока не надо. Не в том плане, что мне самцы неинтересны, а просто сейчас хорошо одной. Я и море. И солнце. И легкий ветерок. Сказка... Если бы не нужно было приходить, я бы так по берегу и бегала. Туда-сюда, туда-сюда... Периодически забегая в воду - чтобы напугать волну... А где, кстати, наши? Или мы рано? Или поздно?..

К А Р Л С О Н (В). Так каждый - у себя. Наслаждаются. Но дисциплинка у всех явно хромает. Потому что мы пришли вовремя. Но никого нет. Что дальше? Подождем? Или пойдем к тебе?

П И Л Ю Л Я (М). Ко мне сейчас не стоит. Ждать?.. Не хочу. Так что я вернусь к себе, а ты пока придумай, как меня быстро позвать, когда будет надо. Хорошо?

К А Р Л С О Н (В). Я придумаю. Просто охота уже приступить к делу. Какую-нибудь реакцию спровоцировать. Живую, красивую и даже эротичную. Ну вот, как ты.

П И Л Ю Л Я (М). Спасибо. Значит, договорились. Пока-пока.


И Пилюля (М) уходит туда, откуда пришла. Легко, свободно и плавно. Карлсон (В) смотрит ей вслед.


К А Р Л С О Н (В). Ну и зря. Хотя, может и не зря. Но что теперь мне делать? Пойти опять шишки постучать? Или походить, понаблюдать, подумать... А о чем? Или - зачем? Избушка есть, холодильник полный, кровать мягкая, кот смешной... О. Пойду кота подразню. А дальше видно будет.


И Карлсон (В) уходит - туда, откуда пришел. Неспешно, и слегка развинчено.



13.

Появляется Миксер. Такое ощущение, что он спешил сюда. И вот прибежал. И что? Останавливается, озирается, смотрит вверх, вниз...


М И К С Е Р. Не понял. А где все? Или я что-то напутал? Вроде нет... Странно. Я же помню: собрались, переместились, попутно попереселялись - не все, между прочим - и теперь нужно опять собраться. Зачем? Затем, чтобы сделать то, ради чего мы собирались. Я так понимаю. Впрочем, понимаю и то, что сейчас все остальные просто рехнулись. Прикольная трансплантация сущностей, плюс разнообразные мирки - и все это резко, неожиданно, как факт - сведут с ума даже безумного. А у нас коллеги не безумные. Следовательно, ситуация прекрасная. И что теперь делать? Кукарекать? Надоело. Чирикать? Чик-чирик. Гавкать? Гав-гав. Хрюкать? Хрю-хрю. Мяукать? Мяу-мяу. Летать пока не умею. Прыгать устал. Ползать? Ну, уж нет. Это коллеги ползают-ползают, и никак сюда не доползут. А я допрыгал. Или допрыгался? А прокурор его знает... Ведь на одно и то же событие может быть целая куча точек зрения. По крайней мере, каждый из отсутствующих здесь, потом объяснит, что он был ЗАНЯТ, ЧЕМ ИМЕННО был занят, и ПОЧЕМУ это так важно для всех. А тот, кто пришел - это я - тот ничем не был занят. Ведь пришел же. Значит, бездельник. Значит, допрыгался. И значит, мне теперь одному думать о тех гуманоидах, которые бегают по пустой плоскости. Бедненькие... Ведь плоскость-то потому пустая, что у нас тут все заняты. Причем, заняты не ими, а собой. По принципу - своя рубашка ближе к телу. А я - я без рубашки. Значит, волшебную палочку берем в зубы - в руках будут молоток и лопата - и вперед. Создавать мироустройство. О. Вот теперь я знаю, что мне делать. Не кукарекать, а создавать. Отлично! Это сейчас от меня пользы - ноль. Но дальше - будет иначе. И мне приятно, и кому-то полезно. Значит, я пошел. В степь. Взойду на курган, посмотрю на небо, на озеро, и начну творить. Готовьтесь, гуманоиды! Скоро на вашей плоскости что-нибудь появится!..


И Миксер уходит. Возможно, даже энергичнее, чем пришел.



14.

С двух сторон появляются две пары. Витамин (К) + Пилюля (М) и Карлсон (В) + Медуза (П). Витамин (К) и Карлсон (В) несут раскладные шезлонги. Настроение у всех хорошее. Но в одной паре более жизнерадостен Витамин (К), а в другой - Медуза (П). Все сходятся в центре. Здороваются. Витамин (К) и Карлсон (В) устанавливают шезлонги рядом, и приглашают дам присесть. Дамы присаживаются. Витамин (К) и Карлсон (В) отходят в сторону.


М Е Д У З А (П). Ну, ты как?

П И Л Ю Л Я (М). Хорошо. А ты?

М Е Д У З А (П). Превосходно! Отдыхаю. Гуляю. Наслаждаюсь... А на днях Карлсон ко мне зайца пригнал, так мы вдвоем с него смеялись - аж пока ушастый не прыгнул на какое-то бревно в озере и не уплыл. А у тебя что интересного?

П И Л Ю Л Я (М). У меня все интересно. Рыбы, птицы, крабы, ящерицы, черепахи... И всякие другие. Я за ними наблюдаю, они за мной, и всем интересно.

М Е Д У З А (П). А Витамин что? Клинья подбивает?

П И Л Ю Л Я (М). Не видела я у него никаких клиньев. Так, заглянул однажды в гости, мы чаю попили. Затем он меня к себе пригласил. Тоже неплохо было.

М Е Д У З А (П). Скучные вы какие-то.

П И Л Ю Л Я (М). Почему?

М Е Д У З А (П). Потому что однообразные.

П И Л Ю Л Я (М). Почему?

М Е Д У З А (П). Потому что скучные...


Вербальный акцент смещается.


К А Р Л С О Н (В). ...И что?

В И Т А М И Н (К). Много чего. Обойти всю территорию. Все осмотреть. Все интересное записать. Все доступное - измерить. Нарисовать карту. Ну, а потом будут другие действия. А ты чем занимаешься?

К А Р Л С О Н (В). Хожу, смотрю. Зайцев видел. Лису видел. Бобра видел. Белку видел. Кабана видел. Дятла видел. Ну, и других всяких птиц. Теперь думаю зоопарк собрать.

В И Т А М И Н (К). Ого. Это круто. Только надо же вольеры построить, потом смотреть за животными.

К А Р Л С О Н (В). Сделаем. Спешить-то некуда. А инструменты я в сарае нашел. Так что теперь не только зоопарк, но и город можно построить. И построим. А потом наделаем с Медузой детей, познакомим их с вашими детьми, появятся внуки - и город заживет.

В И Т А М И Н (К). Подожди. Подожди. С какими это "с вашими"? Ты кого имеешь в виду?

К А Р Л С О Н (В). Тебя и Пилюлю, конечно. А кого еще я должен иметь?

В И Т А М И Н (К). А этот... Миксер? Где он? Что он? Как он?

К А Р Л С О Н (В). Блин, а я и забыл про него...


Вербальные акценты совмещаются.


М Е Д У З А (П). Мальчики, а где Миксер? Вы его видели? Вы у него были? Как он?


Карлсон (В) и Витамин (К) переглядываются.


В И Т А М И Н (К). А вы знаете?..


Медуза (П) и Пилюля (М) переглядываются.


М Е Д У З А (П). Не знаем... Слушайте, но тогда надо узнать. Выяснить. Может, ему помощь нужна. Или вы хотите, чтобы мы все делали?

В И Т А М И Н (К). Мы такого не говорили. Давайте вместе прогуляемся. И нам веселее, и ему приятно.

К А Р Л С О Н (В). А можно еще сходить искупаться. Или к вам, или ко мне. Если ко мне, так я вам еще зайцев покажу. Или ежика. А еще там утки летают. И плавают. Но я бы лучше искупался в море. Пойдем?

П И Л Ю Л Я (М). (встает) Вы что - совсем офонарели? Или у вас мозги с ушами перепутались? Или вы думаете, что мы тут вечно будем купаться, зайцам гонки устраивать, голубей пугать, дурака валять?..

М Е Д У З А (П). И я так думаю. Поэтому мы идем к Миксеру. Может, он действительно, какое-нибудь гнездо строит, а мы тут развлекаемся. Нехорошо. Карлсон, ты идешь с нами?

К А Р Л С О Н (В). Да.

М Е Д У З А (П). А ты, Витамин?

В И Т А М И Н (К). Да.

М Е Д У З А (П). Тогда пошли.


Витамин (К) и Карлсон (В) подходят к Медузе (П) и Пилюле (М). И тут появляется Миксер.


М И К С Е Р. Ух ты. А вы все здесь... Здорово. Всем привет. Куда собрались, если не секрет?

П И Л Ю Л Я (М). К тебе.

М И К С Е Р. Ко мне? Зачем?

М Е Д У З А (П). Соскучились. А ты как там - у себя? Не скучаешь?

М И К С Е Р. Мне некогда. Я занят.

В И Т А М И Н (К). Что - тоже зоопарк сооружаешь?

М И К С ЕР. Почему зоопарк? Зачем?

К А Р Л С О Н (В). Чтобы радоваться. Чтобы приятно было.

М И К С Е Р. Кому?

К А Р Л С О Н (В). Тебе, конечно. Ну, и нам слегка. А кому еще? Зайцам? Котам? Осьминогам?..

М И К С Е Р. При чем тут осьминоги? При чем тут коты? И где вы зайцев видели?

К А Р Л С О Н (В). У меня в лесу. И не только зайцы.

П И Л Ю Л Я (М). А осьминоги у меня в море плавают. И не только осьминоги.

М Е Д У З А (П). А у меня в саду соловьи поют. И кузнечики тоже поют.

В И Т А М И Н (К). А у меня в горах орлы летают. И горные бараны бегают. И прыгают иногда.

М И К С Е Р. Понятно. Вокруг меня тоже всякая живность кувыркается, но баранов я не видел. Мне же некогда. Я занят.

В И Т А М И Н (К). А что ты делаешь? Карту рисуешь? Яму копаешь? Чучело изобретаешь?..

М И К С Е Р. Я? Визуализирую. Материализую. Помогаю.

В И Т А М И Н (К). Кому?

М И К С Е Р. Гуманоидам.

В И Т А М И Н (К). Каким гуманоидам? Или ты древнюю цивилизацию откопал?

М И К С Е Р. Никого я не откапывал. Я просто делаю то, зачем нас сюда переместили. Сначала кровати придумал. Затем стол и стулья. Сейчас дом разрабатываю, легкий такой, ведь там климат теплый. А потом надо над колесом подумать. А вы что делаете?

К А Р Л С О Н (В). А что мы должны делать?

М И К С Е Р. Я не знаю. Мы, конечно, должны были все продумать и распределить, но я приходил - вот сюда, кстати - а вас не было. Ну, тогда я пошел обратно и занялся сам - чем могу. Зато теперь, когда мы наконец-то вместе, процесс пойдет активнее. А то там гуманоиды - от безделья - скоро начнут друг на друга бросаться. Пока мы не поможем им - и себе в радость, и им на пользу. Супер!

П И Л Ю Л Я (М). Или я чего-то не понимаю, или ты что-то с чем-то путаешь. Какие гуманоиды, какое безделье, какое колесо, какой супер?.. Ты о чем?

М И К С Е Р. Какие гуманоиды? Хороший вопрос (присаживается в шезлонг). А вы что - ничего не помните?

В И Т А М И Н (К). А что мы должны помнить?

М И К С Е Р. Тоже хороший вопрос. Да нет, вы - наверное - ничего НЕ ДОЛЖНЫ помнить. Но теперь мне уже просто интересно. Вы как здесь появились?

М Е Д У З А (П). Здесь? Пришли. Автобусы не бегают, самолеты не летают, велосипеды спрятаны. Поэтому мы ножками - топ-топ-топ - и пришли.

М И К С Е Р. Сюда?

В И Т А М И Н (К) + К А Р Л С О Н (В) + М Е ДУ З А (П) + П И Л Ю Л Я (М). (хором) Да!

М И К С Е Р. Хорошо. А там, откуда вы пришли, вы как появились? Не вчера-позавчера, а вообще, изначально?


Витамин (К), Карлсон (В), Медуза (П) и Пилюля (М) переглядываются.


П И Л Ю Л Я (М). Никак. Мы там просто были. Всегда.

М И К С Е Р. Всегда? Хороший ответ. И год назад, и 10 лет назад, и 100 лет, и тысячу... Да? А по сколько вам лет тогда - если не секрет?

М Е Д У З А (П). Секрет.

К А Р Л С О Н (В). Ты чего от нас хочешь? Только прямо скажи, безо всяких там визуализаций, гуманоидов и прочих колес. Чего тебе надо?

М И К С Е Р. И что - вы все вот так думаете? Все согласны с этим вопросом?

В И Т А М И Н (К) + К А Р Л С О Н (В) + М Е ДУ З А (П) + П И Л Ю Л Я (М). (хором) Да!

М И К С Е Р. Трындец... Теперь я понимаю, почему у гуманоидов не появляется ничего, кроме того, что я придумал. Теперь я одновременно и ошарашен, и в шоке, и ... я не знаю.

П И Л Ю Л Я (М). Это все от одиночества. Не расстраивайся, я помогу тебе.

М Е Д У З А (П). А почему это ты? Может, я ему лучше помогу? Да, я лучше помогу. Эффектнее и эффективнее.

К А Р Л С О Н (В). Эй, дамочки, я не понял? А я? А мы с Витамином? А наши внуки, которые будут в городе жить? Или вам какие-то бредовые гуманоиды важнее нашего мегаполиса? Это кому вы тут помогать собрались?

М И К С Е Р. (вскакивает) Стойте! Замолчите! Опомнитесь! И таки помогите - но себе! И каждый в отдельности, и все вместе! Вспомните! Вспомните, как мы общались - до появления здесь! Вспомните, как мы планировали перемещаться туда, где можно спокойно заниматься гуманоидами! Вспомните, как мы телепортировались! И как при этом вы все перемешались - но не случайно, а потому что так задумано! Вспомните!..


Пауза.


В И Т А М И Н (К). Не помню.

К А Р Л С О Н (В). И я не помню.

М Е Д У З А (П). И я.

П И Л Ю Л Я (М). А как можно помнить то, чего не было?

М И К С Е Р. Было! И я вам это докажу! Встаньте вот сюда, в шеренгу, встаньте! (все становятся - Витамин, Пилюля, Медуза, Карлсон) А я был вот здесь - извините, посередине. Встали? Теперь возьмем друг друга за руки, вот так - я держу Медузу и Пилюлю, а Медуза и Пилюля держат Витамина и Карлсона. И не просто они держат, а все держат друг друга! Понимаете? Держитесь? Хорошо! Теперь закрываем глаза, и по 5 раз каждый всхрапнем! Только не смейтесь! Радуйтесь, но не смейтесь! Или хотя бы не спрашивайте "зачем"! Я не знаю! Но именно так все организовано! Закрываем глаза! Закрыли? Храпим!


Храпят. Сначала - почти робко, но с хихоньками и хаханьками. Затем - громко, дерзко и вызывающе. Одновременно с этим храпом происходит трансформация освещения. Смена цветового акцента, сполохи, стробоскопические нюансы, еще что-нибудь. И темнота. А когда снова появляется свет - никого нет. Даже шезлонгов нет.




ТРЕТЬЕ ДЕЙСТВИЕ

15.

Микс. Один. Спит на полу, на подстилке. Просыпается. Присаживается. И ошалело осматривается вокруг. Явно не понимает, где он проснулся. Встает. Опять осматривается, немного прохаживается туда-сюда.


М И К С. Ничего не понимаю... Где я? Почему я здесь? И кто я - вообще - такой? Что со мной было раньше? И сколько длилось это "было"? А может, у меня все в порядке?.. Так, спокойно. Вот я стою. Ровно. По крайней мере, надеюсь, что ровно. Права нога справа. Левая нога слева. Руки - аналогично. Голова - сверху. Задница - сзади. Передница - спереди. Вроде все... Блин, так у меня все нормально! Это хорошо. Теперь смотрим по сторонам...


...и Микс - вслух - описывает то, что видит в настоящий момент; а видит он зал, в котором он же находится на сцене сейчас (то есть, если бы актер исполнял роль на Эйфелевой башне, то описывал бы Париж с высоты птичьего полета; если бы исполнял на плоту посреди океана, то описывал бы океан, небо и голодных акул вокруг...), но, поскольку Микс уверен, что реальные зрители - это, максимум, глюки, он это тоже проговаривает.


М И К С. ...а много этих наблюдателей за наблюдающим, или мало - я, честно говоря, не знаю. И знать не хочу. Поэтому - резюмируем. То, что я вижу - галлюцинация. Мираж. Иллюзия. Марево. Фата-моргана. Бред. На худой конец - призрак и химера. Точнее - призраки и химеры. И как этот факт помогает мне понять то, что я не понимаю? Никак. Значит, один раз по замкнутому кругу я пробежал. И все еще жив и здоров. Это опять хорошо. Ибо это означает, что наблюдательность у меня все-таки работает. Хух. Можно и присесть.


И Микс присаживается - на пол - прямо там, где стоял. И тут появляются два человека официального вида. Микс вскакивает.


М И К С. Здравствуйте. Мое почтение. Здравия желаю. Хелло. Shalom. Buenos dias. Aloha. Guten Tag. Dzien dobry. Bonjour. Прывит!..

В И Т. Привет. А ты откуда все это знаешь?

М И К С. Не знаю. А что?

К И Т. Ничего. Просто любопытно. Но не имеет никакого значения.

М И К С. А что имеет значение?

К И Т. Информационное заключение. Или - если вспомнить архаизм - приговор. А затем - материальное воплощение. Или - развоплощение. Как угодно.

М И К С. В смысле? Какой приговор? За что? И что такое - вот эти ваши заключения и воплощения?

К И Т. Ага. В непонятку пошел. В добрый путь. Нам - все равно.

М И К С. Почему?

В И Т. Потому. Не наше это дело - рассуждать, разбираться, оценивать и принимать решение. Наше дело - наблюдать и охранять. И делать то, что надо сделать.

М И К С. Например?

В И Т. Например, трансформировать информационное заключение в материальное воплощение. Ну, или привести в исполнение приговор.

М И К С. Ага... Теперь понимаю - но только, кто вы такие. А какой у меня приговор? И за что?

К И Т. У тебя что - реально память отшибло?

М И К С. Не знаю. Я ничего не знаю. Так что вы, расскажите мне, пожалуйста, обо мне. Немножко. Хотя бы главное - кто я, где я, какой приговор и за что мне все это подвалило. Пожалуйста.

В И Т. Вообще-то это не входит в наши обязанности. И в наши функции тоже не входит.

М И К С. Ну, пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста. Я ведь даже не знаю, что такое - приговор. Это хорошо, или плохо? Впрочем, что такое "хорошо", и что такое "плохо" я тоже не знаю. Мне просто хочется понять хоть что-то, на основании чего я начну учиться понимать еще что-нибудь. Короче, сплошная белиберда. Хотя, что такое "белиберда" - я не знаю.

К И Т. Хм. Забавный случай. Хорошо. Время у нас есть, спешить некуда, поэтому мы тебя проинформируем.

В И Т. (Киту) Ты уверен?

К И Т. Да. Итак. Кто ты такой. Понятия не имеем. Потому что к нам сюда поступает не кто-то, а просто объект номер такой-то.

М И К С. А у меня какой номер?

К И Т. Сто тридцать одна тысяча триста тринадцать. Теперь ты знаешь - кто ты такой.

М И К С. Спасибо.

К И Т. Дальше. Что такое "приговор". Процессуальный акт правосудия...

М И К С. А что такое "правосудие"?

К И Т. Понятно. Попробуем иначе... (почти скороговоркой) Решение судебной структуры о виновности или невиновности подсудимого и назначении ему наказания - в любом воплощении - либо об освобождении его от наказания. Так пойдет?

М И К С. Мне в голову словно кто-то ведро мусора высыпал...

К И Т. Значит, пойдет. И последний вопрос: за что?

В И Т. Слушай, а ведь ему не ясно ЧТО такое приговор. То же самое будет и с объяснением ЗА ЧТО. В итоге получится, действительно, белиберда. Непонятно что непонятно за что. Смешно. Похоже на доисторическую клоунаду.

К И Т. И как тогда ему объяснить то, о чем он спрашивает?

В И Т. Я попробую... Понимаешь, номер сто тридцать одна тысяча триста тринадцать, ты совершил нечто ужасное, нечто такое, от чего пострадали пять гуманоидов экспериментальной реальности, и пять стажеров-экспериментаторов. Они все, конечно, будут восстановлены, но твои действия подлежат наказанию. Серьезному наказанию, согласно которому ты должен пострадать. Тебя восстанавливать не будут. А говоря еще проще - ты сделал каку. За это тебе полагается бяка. И вот сейчас ты есть, а когда мы совершим бяку - тебя не станет. И больше не будет. Мы тебя выключим. Так понятнее?

М И К С. Ну... Не то, чтобы очень. Но виноватым я себя начал чувствовать. Кстати, а в чем именно ужасном я виноват?

В И Т. В каке. А мы пришли, чтобы сделать тебе - за это - бяку.

М И К С. А это обязательно?

К И Т. Да.

М И К С. Вот теперь мне страшно... Очень страшно... (падает на колени) А может все-таки меня пожалеют? Вы, другие, кто-нибудь?

К И Т. Нет. Это исключено.


Микс падает на пол. Видимо, его посетили грустные эмоции... Кит и Вит стоят над ним.


К И Т. Вставай, номер сто тридцать одна тысяча триста тринадцать. Нам пора. Тебе пора. Других вариантов нет.



16.

Кит и Вит стоят над Миксом. Микс то ли грустит, то ли горюет, то ли просто тянет время. Внезапно Вит стучит себя ладонью по лбу.


В И Т. (Киту) Подожди... Смешно сказать, но я нечто вспомнил. Вариант есть. Пускай чисто теоретически, но есть. Просто все мои ипостаси об этом забыли, а одна взяла - и вспомнила.

К И Т. Этого не может быть. Ну, я имею в виду не то, что случилось с твоей ипостасью, а то, что вариант есть.

В И Т. Может. Просто фон из текущих обязанностей - охранять, кормить, задерживать, сопровождать, утилизировать... - заслонил этот факт. Этот маленький и незаметненький, но такой упрямый - потому что реальный - фактик.

К И Т. Ну?

В И Т. Баранки гну. Помнишь ЛЮлю и Мари?

К И Т. Помню. Таких симпатичных снаружи и червивых изнутри сложно забыть. Тем более, что они зависли - по их поводу никак не пнринимается окончательное заключение.

В И Т. Вот-вот. А маленький фактик и это может утрясти.

К И Т. Как?

В И Т. Легко. Но - продолжаем по порядку. Номер сто тридцать одна тысяча триста тринадцать, или - как обозначено у нас в документах - некто Микс, вставай.

М И К С. (лежа) Не хочу.

В И Т. А ты захоти. Потому что у нас имеется нюанс, который поможет тебе обойтись без приговора. Короче, есть шанс, что мы тебя не выключим.


Микс переворачивается на спину, смотрит - снизу вверх - на Вита, затем вскакивает.


М И К С. Я весь внимание.

К И Т. Я тоже.

В И Т. Ха-ха-ха. Так можно собой и загордится... Короче, ты можешь остаться в живых, если немедленно свяжешь свою судьбу с кем-нибудь еще.

М И К С. Как это?

В И Т. Женишься.

К И Т. Ух ты!.. Точно! А у меня эта мысль отовсюду вылетела. Вит, ты молодец.

В И Т. Я знаю. Итак, номер, или Микс, у нас есть аж две претендентки на женитьбу. Люля и Мари.

К И Т. Точно! Точно! Точно!.. (говорит в переговорное устройство, которое достает из кармана) Немедленно сюда Люлю и Мари! Немедленно!..


И тут же появляются Люля и Мари. С виду - нормальные дамы.


В И Т. Знакомьтесь. Люля. Мари. Микс. Микс, одна из них - твоя невеста. Барышни, Микс - жених для одной из вас. Дополнительная информация. Микс - преступник. Люля и Мари - тоже преступницы. Но. Предстоящий брак гарантирует тем, кто в него попадет, то, что они останутся живы и функциональны. Вопросы есть? Нет? Продолжаем.

К И Т. Поскольку мы не автоматы, и не бездушные организмы, мы вносим в эту ситуацию дополнение. Ну, чтобы Миксу было понятнее. А то он у нас шибко непонятливый. Итак, Люля, в чем заключается твое преступление?

Л Ю Л Я. Ничего особенного... Когда в одну реальность заселили несколько гуманоидов, я обнаружила, что последние выделяют вкусную энергию, когда ссорятся и пугаются. Ну, я и устроила им Содом и Гоморру, то есть, сделала энергиевыжималку, которая кормила меня долго, вкусно, и на шару. Мечты о покое сбылись... Но потом случилась оплошность, и я попала сюда.

В И Т. Между прочим, когда эти гуманоиды почти озверели, в их судьбу вмешались вы, Микс. Да-да, это та самая экспериментальная реальность. Чувствуете незримую связь?

М И К С. Пока нет.

В И Т. ОК. Продолжаем. Мари, тебе слово.

М А Р И. Почти то же самое. Только я получала кайф от энергии, которую выделяли бездельники. И чем комфортнее им было, тем больше бездельниками они становились. И тем эффектнее была энергия, которой накопилось столько, что я расслабилась, успокоилась и начала торговать. Здесь я и прокололась. В результате стою перед вами.

К И Т. А эти бездельники оказались теми самыми стажерами, над которыми совершил свою каку Микс. Опять связь, однако. Чувствуете?

М И К С. Нет.

В И Т. Но вам придется ее почувствовать - или там, или там. Благо это поможет вам выбрать себе спутницу.

М И К С. Я понимаю. И я пытаюсь. Но пока не получается. Послушайте, Люля и Мари. А есть ли в вас хоть что-то... позитивное?

Л Ю Л Я. Есть. Я когда издеваюсь над зверушками, всегда оставляю их в живых. Не для того, чтобы дольше помучились, а для того, чтобы просто жили.

М А Р И. А я, когда вампирствую - энергетически, физиологически, кибернетически и так далее - никогда не изымаю полностью то, что изымаю. А всегда оставляю некую толику. Разумеется, не для того, чтобы потом подоить субъект снова, а для того, чтобы он просто жил. Этого достаточно?


Вит и Кит ржут. Ибо ужасные примеры Люли и Мари (которые выдают за положительные проявления) - смешны.


М И К С. Чего-то я опять не понимаю. У нет желания сочетаться браком ни с одной из этих дам. Почему-то.


Вит и Кит опять ржут.


М И К С. Я серьезно. Что мне теперь делать?

В И Т. Что хочешь. Но учти. Женишься - мы тебя не выключим. Не женишься - выключим. Выбирай сам.

К И Т. Да. Шанс все-таки есть. Мне даже любопытно - используешь ты его, или как?

М И К С. Шанс... Выключатели... И я... И две кошмарихи... Пять точек... Звездочка... Или кулак... Живой кулак... А если не живой? Значит, уже не кулак, а просто так, тряпочка... Не хочу становиться тряпочкой. Хочу быть живым кулаком. Поэтому я выбираю... выбираю... брак. Хотя мне и стыдно за мой выбор.



17.

Вит и Кит принимают официально-торжественные позы-виды.


В И Т. Поздравляем! Первую часть шанса ты использовал верно. Будешь жить.

К И Т. Теперь вторая половина. Определяешься с одной из двух претенденток, и смело переезжаешь - вместе с избранницей - в новую камеру. А лично мы - из уважения к нашей структуре...

В И Т. И из нашего расположения к тебе...

К И Т. ...Да. Помогаем вам перебраться в новое жилище. Более просторное, чем это.

М И К С. Секундочку. Что значит - новая камера? Меня не освобождают?

К И Т. Нет, конечно. Если освобождать всех преступников за то, что они сочетаются браком с преступниками, преступников моментально станет больше. Вдвое, а то и втрое.

В И Т. Но ты - и твоя супруга - кстати, мы еще не знаем, кто из них она - останетесь живы. Понимаешь? Живы.

М И К С. А на кой мне такая жизнь - вместе с НЕЙ? Да это хуже, чем вообще не жить! Потому что смерть - это сиюминутная неприятность. А жизнь в паре с одной из этих... - постоянная неприятность. Это кошмар, всегда умножаемый на кошмар. Нет. Этого не будет. Я отказываюсь от брака. Я готов на смерть. Я готов на все, что угодно, но жить в одной камере с валькирией - не буду. Все. Давайте. Выключайте. Хоть публично, хоть как угодно. Мне по барабану. Теперь я вне восприятия и реакции.

В И Т. М-да. Что-то у нас не получается. И это - видимо - нормально. Потому что каждый волен делать свой выбор, исходя из своих соображений. Тем не менее, уточняю. В случае отсутствия бракосочетания, смерть ожидает троих. Микса, Люлю и Мари. А вот в случае наличия бракосочетания, смерть будет только одна - Люли, или Мари. Ты выбираешь три смерти. Вместо одной. Верно?

М И К С. Три? Слушайте, я даже не знаю, что я сейчас испытываю. Это не шок! Эта даже не супершок! Это суперпупершок! А как иначе назвать то, что чем больше возле меня появляется сущностей, тем хуже становится мне?

В И Т. Называй, как хочешь. Но факт остается фактом. Три, или одна. Решай. Только быстро. А то мы тратим на тебя много времени.

М И К С. Да... Умеете вы принести добро так, что оно оказывается хуже зла. Это что - проявление системы, в целом? Ну, если одному уже чихать на себя, нужно срочно навесить на него еще нескольких. И кому-то станет лучше - от того, что кому-то хуже.

К И Т. Время идет. Решай. Ибо твоего решения ждем не только мы. Его ждут также Люля и Мари. Ведь кому-то из них продолжаться, а кому-то - нет.

Л Ю Л Я. А мне по фиг.

М А Р И. А мне по фиг в пофигенной степени.

К И Т. Ну?

М И К С. Что - ну? Вы же подсунули мне выбор - жить кому-то из них, или нет! А я не хочу выбирать! Я не знаю, как выбирать - кому умереть, а кому - нет! Я не понимаю этого! И не хочу понимать! Да, я не желаю сочетаться браком, но я категорически против того, чтобы кого-то выключали! Блин!.. А все равно получается, что я теперь снова виноват! А я не буду! Я отказываюсь! Я... я... - женюсь! Но! На двоих сразу! И баста. Или смерти не будет вообще, или мне все по фонарю. Всё.

К И Т. Две? А разве такое возможно?

В И Т. Не знаю... Такой вариант не использовался, но чисто теоретически, это возможно. А если допустить, что Макс - это султан, тогда это очень даже возможно.

К И Т. А что такое султан?

В И Т. Неважно. Была когда-то на одной из площадок такая функция... Важно то, что у нас этого не делал никто. А теперь МЫ можем сделать. Хм...

К И Т. Это уже второй раз, когда вокруг номера сто тридцать одна тысяча триста тринадцать возникают какие-то уникальности. Ох, неспроста это... А вот что думают по этому поводу дамы? А? Люля и Мари?


Люля и Мари смотрят друг на друга. Типа рассматривают. Потом вздыхают.


Л Ю Л Я. Вообще-то мне по фиг...

М А Р И. А мне по фиг в пофигенной степени...

Л Ю Л Я. Но...

М А Р И. Мы согласны. Сейчас согласны. А потом разберемся.

В И Т. Превосходно! Можно считать, что невозможное свершилось! Ух, а я уже начал уставать...

К И Т. А я почему-то вспомнил слово "геморрой"...

М А Р И. Геморрой в голове бывает чаше, чем в заднице.

В И Т. Ша! Все геморрои отменяются! А вместо этого мы готовы официально сообщить о важном событии...


Возникает пауза. Формальная, но торжественная. Все присутствующие невольно исполняют команду "смирно".



18.

В И Т. Итак... По-здра-вля-ем! (взглядом приглашает всех присоединиться к поздравлению, и даже, как бы дирижирует происходящим - руками).

В И Т, К И Т, Л Ю Л Я, М А Р И. (хором) По-здра-вля-ем! Ура!..


И тут все, кто только что кричал "поздравляем!", внезапно начинают смеяться. Хохотать, ржать, корчиться от смеха, скалить зубы, заливаться... Громко, стеснительно, развязно, скромно, демонстративно, аккуратно, дико, по разному, по любому... У Микса - от такой неожиданность - аж рот открывается. Он явно не понимает того, что происходит - по настоящему НЕ ПОНИМАЕТ. Ничего.


М И К С. А... Это... Вы чего?

К И Т. С розыгрышем тебя! У нас все получилось!

М И К С. В смысле? Что значит - все? И причем тут розыгрыш?

В И Т. При том! Ведь ты сам просил нас разыграть тебя! Развлечь тебя! Именно сегодня!

М И К С. Почему?

К И Т. Потому что у тебя - день рождения. Именно поэтому все мы и поздравляем тебя!

М И К С. С чем?

В И Т. С праздником! С крепким здоровьем! С прекрасным настроением! С уникальными способностями!..

К И Т. С гениальностью! С радостью ко всему!

Л Ю Л Я. С очаровательностью! Со смелостью!

М А Р И. С любопытством! И с любовью - твоей ко всем, и всех к тебе!

В И Т, К И Т, Л Ю Л Я, М А Р И. (хором) Поздравляем! С днем рождения!..


И все, кто только что кричал "поздравляем!", бросаются к Миксу. Обнимают его, хлопают по плечу, дергают за уши, улыбаются, etc. Миксу приятно, но он ошарашен.


М И К С. Слушайте... Но я не уверен, что у меня сейчас день рождения. У меня в голове нет такой информации.

К И Т. Мало ли какой информации у тебя сейчас нет? Тем более, если учесть, что когда ты решаешь отметить свой бёсдник, ты отключаешь свою память. И порой не только свою.

М И К С. Память отключаю? То есть, на самом деле, я помню больше того, что я помню сейчас?

В И Т. Мы не знаем, что ты помнишь сейчас. Но мы знаем, что обычно ты помнишь все. А день рождения - это же только повод. Потому что когда ты родился - если здесь уместен этот глагол - мы тоже не знаем. И не знаем того, кто об этом знает. Про то, сколько тебе стукнуло сейчас - мы тактично промолчим. Ибо праздник - настоящий праздник, а не придуманный ради того, чтобы нажраться - всегда приятен. Даже если это один день. Хотя то, что для тебя один день - для кого может оказаться эпохой, циклом, чем угодно. Это мы тоже знаем. И поэтому постарались. Мы всегда стараемся, но сейчас - особенно.

К И Т. Тем не менее, если вдруг тебе что-то не понравилось - ты только намекни. Мы мигом все переделаем. Например, материализуем камин и оживим в нем огонь. Моментально уничтожим какую-нибудь не эстетичную галактику. Или наоборот - создадим новую. Любого цвета и состояния. Или сделаем так, чтобы все обитатели вселенной стали лягушками. Или единорогами. А почему бы нет? Тебе кто больше нравится? Или чего тебе вообще хочется? Мы знаем, что ты можешь все, но сегодня - сейчас - особенно учитывая твою отключенную память - мы сделаем то, чего никто никогда не делал. Мы исполним твое любое желание. Ну, разумеется, если это окажется в наших силах. Чего ты хочешь?

М И К С. (пожимает плечами) Ничего. Не знаю. Я же просто не понимаю - кто я такой? Вот скажите мне - кто я?


Вит, Кит, Люля и Мари переглядываются. И становятся несколько растерянными...


М А Р И. Мы не можем этого сказать. Нам неизвестно. А известно это только тебе. А мы - помощники, спутники, соратники... Да, мы многое можем. Очень многое. Но не все. А ты можешь все. Просто ты сейчас - пока твоя память в отпуске - не способен осознать этот факт. Ну и ладно. Это не повод для расстройства.

Л Ю Л Я. Тем более, что скоро ты вернешься в себя. И мы вернемся. Потому что мы - настоящие - совсем не такие, какими ты воспринимаешь нас сейчас. В каком-то смысле, мы сейчас - это всего лишь маски. И ты - тоже. Но скоро все будет иначе. Мне сложно объяснить, как ИМЕННО. Ведь это ИМЕННО, весь тот антураж, в котором существуем мы и всё, что существует, создавал, создаешь, и будешь создавать ты. Как-то так...

М И К С. (вздыхает) Понятно, что ни фига не понятно. Почему-то знакомая фраза... Хорошо. Тогда у меня есть вот такое желание. Скромное. Оставьте меня все в покое. На время. Я просто хочу побыть один. Это возможно?


Вит, Кит, Люля и Мари переглядываются.


В И Т. Да.

М И К С. Тогда все - пока - свободны. Все.


Вит, Кит, Люля и Мари опять переглядываются. Затем все четверо грациозно раскланиваются и делают книксены. И уходят. Микс остается один.



19.

Микс вдыхает и выдыхает. Слегка разминается. Прохаживается.


М И К С. Значит, у меня сегодня день рождения? Забавно. Я этого не знаю. Точнее, я этого не помню. Ничего не помню. Хм, а забавно ли это? Не факт. Но беспокойства я не чувствую. Только любопытство. Это хорошо. Это значит, что у меня есть причина быть. Потому что если у кого-то нет любопытства, то он либо все знает, либо ему все до лампочки. Лампочки у меня нет, а всего я точно не знаю. Я даже не знаю, что такое - всё. Как минимум, не помню. Но ничего. Будет нужно - вспомню. Я в этом уверен. Не знаю почему, но уверен. Это приятно. Поэтому, пускай все, кто меня - вдруг - слышит, или услышит, улыбнутся. Мне, себе, кому-то рядом, кому-нибудь еще. Словом, тому, кому давно хочется улыбнуться, но что-то мешает. Всё. Баста. Мне сказали, что я могу всё? Отлично. Значит так: теперь ничто никому и ничему не мешает. Улыбайтесь. Хотя бы тому, что я решил - я вспомню все. Но чуть позже. Кстати, вы - те, кто меня слышит - тоже, вспомните. И себя, и других, и вообще все, что вы могли бы запомнить. В этой реальности, в параллельной, в перпендикулярной, везде. Вчера, сегодня, завтра, всегда. Вспомните - все, что было, есть и будет. Вспомните все, что захотите. Потому что если вы захотите - обязательно вспомните. И тогда все у вас будет намного лучше. Конечно, если вы и этого захотите. Я ведь хочу. И обязательно вспомню, но позже. А сейчас я желаю отдохнуть. С чувством непонимания, и с чувством вселенского пофигизма по поводу этого непонимания. Прилечь, потянуться, раскинуть конечности, улыбнуться - во все стороны - и вот так, с улыбкой, уснуть. И усну. А кто мне мешает? Никто (смотрит на подстилку, задумывается). Хм. А ведь отдыхать я буду не здесь... А где? А там, где захочу. А хочу я сейчас... хочу... словом, что хочу - то и произойдет. Ведь у меня - все-таки - эпоха рождения.


И Микс - спокойно и неспешно - покидает сцену. И направляется на выход из зала. В это время начинает трансформироваться освещение. Появляются аудионюансы, не громкие, но приятные, красивые. Образно можно представить, что происходит своеобразная Свето+Музыкальная трансляция улыбки Микса... Потихоньку все сходит на нет. Тишина. Микс идет по залу.




ФИНАЛ

На сцене появляются четыре человека (Костя, Витя, Марина, Юля, ИЛИ Карлсон, Витамин, Медуза, Пилюля, ИЛИ Кит, Вит, Мари, Люля, ИЛИ...). Они как бы ищут кого-то. Везде заглядывают, сбегаются вместе, советуются - но все беззвучно. Только негромко звучит музыкальная тема - возможно, та же, что и в самом начале. Во время поисков кто-то из четырех внезапно натыкается на невидимую стену, отделяющую сцену от зала. Зовет остальных к себе. Все начинают ощупывать стену, изучать ее, пытаются преодолеть... Но безуспешно. Убедившись в наличии "преграды", четыре человека начинают "обращать внимание" кого-нибудь на себя. Подают знаки, что-то кричат - но беззвучно. Словно незримая стена не пропускает не только материю, но также и звуки. Однако, музыка продолжает звучать. Мелодичная, не навязчивая, а располагающая - к себе и не только к себе... А четыре человека беснуются на краю сцены. А Микс уже дошел до выхода из зала, но не выходит. Он обернулся и смотрит на людей на сцене. Затем вздыхает и медленно начинает идти обратно, в сторону сцены. Словно ощутив это (или просто "нечто"), каждый человек на сцене замирает. Пристально смотрит в зал. А по залу идет Микс. Подходит к сцене, смотрит на тех, кто смотрит на него, и идет к ним. И спокойно проходит сквозь "стену". Замолкает музыка. И теперь Микс смотрит на четырех человек - на сцене. А те - одновременно - и радуются и стесняются. Тогда Макс подходит к ним, и расставляет всех в шеренгу (Витя-Юля-Марина-Костя, ИЛИ Витамин-Пилюля-Медуза-Карлсон, ИЛИ Вит-Люля-Мари-Кит). Затем отдает шеренге честь - и каждый в шеренге отвечает ему тем же. После чего Микс становится в шеренгу - между Юлей и Мариной, ИЛИ между Пилюлей и Медузой, ИЛИ между Люлей и Мари. Все берутся за руки. Вместе делают несколько шагов вперед. Вместе кланяются. Вместе улыбаются. Снова врубается музыка. Оптимистичная, веселая, задорная, приятная, финальная...



Занавес

ИЛИ?..

Киев, 06-07, 2013




© Сергей Щученко, 2013-2017.
© Сетевая Словесность, 2013-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Тридцать минут до центра Чикаго [Он прилежно желал родителям спокойной ночи, плотно закрывал дверь в зрительный зал, тушил свет и располагался у окна. Летом распахивал его и забирался...] Сергей Славнов: Шуба-дуба блюз [чтоб отгонять ворон от твоих черешней, / чтоб разгонять тоску о любви вчерашней / и дребезжать в окошке в ночи кромешной / для тебя: шуба-дуба-ду...] Юрий Толочко: Будто Будда [Моя любовь перетекает / из строчки в строчку, / как по трубочкам - / водопровод чувств...] Владимир Матиевский (1952-1985): Зоологический сад [Едва ли возможно определить сущность человека одной фразой. Однако, если личность очерчена резко и ярко, появляется хотя бы вероятность существования...] Владимир Алейников: Пять петербургских историй ["Петербург и питерские люди: Сергей Довлатов, Витя Кривулин, Костя Кузьминский, Андрей Битов, Володя Эрль, Саша Миронов, Миша Шемякин, Иосиф Бродский...]
Словесность