Словесность

Наши проекты

Антология русских хайку и трехстиший

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Ольга Шут
[Написать письмо]



Три сонета Шекспира
(13 апреля 2004)
Ольга Шут

От редактора раздела переводов

Мне уже выпадал случай писать, что меня чрезвычайно радует появление всё новых стихотворных переводов из английской классики - значит, остаются еще люди, для которых английский - это не язык, на котором говорят персонажи MTV, герои боевиков и работодатели программистских контор.

Тем более порадовали меня переводы, присланные жительницей Минска Ольгой Шут. Ей 17 лет, она учится в математическом классе лицея при БГУ, и - она переводит Шекспира. Сама она уверяет, что выполнила эти переводы, только чтобы исправить оценку по "английскому языку". Но, по-моему, лукавит. Чтобы переводить (на вполне достойном для начинающего переводчика уровне), да просто чтобы читать Шекспира, нужно всё-таки по-настоящему любить это занятие, а не просто думать об оценке.

Тем более, что Ольга сама добавляет: с трехлетнего она возраста пишет, а с восьмилетнего возраста публикует стихи и сказки. Параллельно участвуя в математических олимпиадах и пиша статьи на популярные математические темы для белорусской газеты для детей и подростков "Зорька". Кстати, в маткласс лицея при БГУ она была принята без экзаменов - получив диплом 1-й степени на Республиканской олимпиаде по математике.

"Это мой первый опыт серьезного перевода английского автора. Буду рада, если мой вариант перевода привлечет внимание читателей", - написала мне Ольга Шут. И правда: присмотритесь к этому Шекспиру. Так его видят физики-лирики XXI века.

Михаил Визель   









НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Николай Шатров (1929-1977): Стихотворения [Когда уйду с земли, то вы, друзья живые, / Пишите на холме, где кости я сложил: / "Здесь человек зарыт, он так любил Россию, / Как, может быть,...] Ян Пробштейн: Неприкаянный покой (О поэзии Николая Шатрова) [Николай Шатров (1929-1977) жил трудно, а писал легко и естественно - так дышат, так птицы летают: "Но ребра под кожей сам Бог натянул/Земле неизвестною...] Михаил Ковсан: Вороненок [Тиберию Александру, которого Веспасиан оставил при сыне, было тоскливо, тягостно, ему нездоровилось. Точно так, когда слухи дошли о победах, и он в календы...] Семён Каминский: Чистая душа [Вячеславу Павловичу так хотелось найти и крепко, навсегда, полюбить чистую душу - просто сил не было, как хотелось. И тут ему подвернулась Зиночка - случайно...] Евгений Морозов: Реальность травы [В поцелуях, пинках и рывках промышляя сохранность, / поверяя себя на излом и привычность к ярму, / ненавидя столетнюю явь и минутную данность, / ...] Андрей Бычков: На погребальных кострах [Раздвинув ноги и раскинув крылья, вычистив колеса на ботинках и поправив алый воротничок зари, он сел и быстро неподвижно побежал, взбалтывая кефир в...] Джунот Диаз: Короткая чудесная жизнь Оскара Вао [Говорят, пришло из Африки, в стонах рабов, стало смертельным проклятьем у Таинов, вышло наружу как раз тогда, когда один мир ушел в небытие и начался...] Александр Коломийцев: Служители богов [Волхв Кологрив воду в Русе мутит. Жители не в церковь Христову, а к нему кажен день бегают, кто с хворями, кто за советами...] Сергей Лебедев: Крошечка-хаврошечка издательского мира ("Коровакниги": опыт некоммерческого продвижения хорошей литературы) [За вот уже десятилетие своего существования в истории "Коровакниги" случалось всякое - и громкая для этого очень маленького издательства слава, и даже...] Сергей Славнов: Письма Бланш от лейтенанта Бенца [Покуда город гудит и воет, / и жизнь по кругу ведет иглу, / нас всех играет над мостовою / джаз на Кузнецком, здесь на углу...]