Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Цитотрон

   
П
О
И
С
К

Словесность




УДАЧНАЯ  РЫБАЛКА


Прилетел как-то на полигон вертолет Ми-6. Меня привез. Из снабжения кое-чего. Как раз в пятницу. Полетам отбой. Вертолет зачехлили. Экипаж - шесть человек и я - в гостинице разместились. Я на месяц, вертолетчики - до понедельника.

Командир экипажа и я с литром спирта к Губернатору пошли. Уважение оказывать.

Он Паше команду дал ужин спроворить.

На камбузе свежую горбушу пожарили. Отдельно - требуху и молоки. Язык проглотишь. Грамм по сто пропустили. Матвей Иванович командиру говорит:

- Сейчас спать завалитесь или спирта натрескаетесь. Ни пользы, ни прибыли. Поезжайте на рыбалку. Сейчас горбуша прет валом.

- Так ведь нерест, Матвей Иванович. Рыбнадзор поймает, мало не покажется!

- Это верно! Сто рэ за штуку. Отдельно за икру и за орудия лова. Вы же с неводом поедете?

- Ага! Поедем! Как же! А с нас потом штаны спустят.

- Не спустят. Вы на территории полигона ловить будете. А на территорию полигона вход посторонним - строго Вэ!

- А где границы полигона?

- Где я скажу, там и территория. Инструкция полетов на полигоне секретная. Я не стану ее всякому рыбнадзору показывать. Так что, поезжайте, не пожалеете.

Меня долго уговаривать не надо было. Выпросил у Паши резиновые сапоги сорок седьмого размера. Впрыгнул в них с разбега, и - на машину. Дал нам Матвей Иванович вездеход, Зил-157. На него погрузили четырехвесельный ялик, в ялик невод положили, метров сто пятьдесят длиной. Расселись по бортам и поехали.

Ехали минут тридцать. Темнеть стало. Приехали на речку, Уанди называется. И кто ее только речкой назвал! Полтора метра шириной и глубины соответствующей.

- И это река? - спросил я у прапорщика Володина.

- Река, - ответил он. - Только сейчас отлив. А так, в прилив, и до двадцати метров будет. И глубина метра три.

- Это другое дело. А когда прилив начнется?

- К утру поближе.

- А что же мы сейчас приперлись?

- Еще неизвестно, будет сегодня ход или нет. А сейчас... Вот, смотри.

Он включил довольно сильный фонарик и стал водить им над водой. То тут, то там засверкали отраженным светом яркие точки, которые тут же бросились врассыпную. Возле некоторых из них заплескала вода. Костя Володин кинулся к такому бурунчику и ударил по воде ногой. На берег вылетела серебристая рыба. Осталось только подхватить ее и сунуть в мешок.

Часа два мы занимались рыбным футболом. Собрали на берегу мешка два горбуши. Но и рыба скоро смекнула, что лучше на дно залечь, урону меньше. Самый опытный из нас штурман вертолета: он, спасаясь от тумана, шапку-треух надел. Одно ухо в сторону торчало. Это придавало ему вид бывалого браконьера. Он всем и распоряжался. Видя, что рыба исчезла, предложил собираться домой. Ну, домой, так домой.

Пока они остатки закуски-выпивки собирали, я к устью спустился. Рассвет брезжить стал. Небо посерело, воду стало видно. Солнце за спиной из-за Сахалина вот-вот выйдет. Гляжу в воду, а там, где речка с проливом сливается, дно черное. Я к нашим рыбакам.

- Рыба, - говорю, - в устье стоит. Слышит, как мы тут злодействуем, и не поднимается в реку. Боится.

Опытный наш пошел, глянул:

- Нет, это камни такие, черные.

Я свое гну:

- Спускаем ялик на воду и неводом от реки в море прогребем. Потом назад.

Еле уговорил. Спустили ял. Трое в него сели и рыбу от реки отсекли. Сделали полукруг на веслах и второй конец сети на берег выбросили. Тянем. Ничего. Опытный смеется и на меня пальцем показывает. Но тут невод смыкаться стал и к берегу подтягивается. Вода в нем закипела.

Столько рыбы, не то что я, а и опытный наш в жизни не видели. Ял в машину забросили, его корма на метр из кузова выглядывала. Стали рыбу в ял кидать, по самые борта набросали. Сверху неводом прикрыли. Только штурманец в треухе носится, сам бледный и приговаривает:

- Посодют нас! Ох, как Бог свят, посодют...

Пошел я руки от чешуи рыбной отмыть. Зашел в воду, что через край в сапоги потекла. А вода-то теплой показалась. Тихо. Нигде волна не плеснет. Волна, как мармелад без сахара. Недалеко от берега три скалы в воде. Три местных брата. И мимо сапог моих косяк рыбный в речку струится. Глянул повыше - а там одни спины черные из воды торчат.

Как на полигон приехали, полдня рыбу разделывали и солили. Икру на марле откатывали и в банки складывали. Нехило вышло. По бочке рыбы на участника и по две трехлитровые банки икры на брата, включая Губернатора и Пашу.

Командир вертолета рядом ошивался. Пользы от него никакой не было, подпил мужик прилично. Мы его поспать отправили. У него день рождения оказывается, случился. Но это уже другая история.




© Александр Шипицын, 2011-2021.
© Сетевая Словесность, публикация, 2012-2021.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Весталка, трубадур и дельтаплан [...по причинам, которые лень называть, недосуг вспоминать, ни к чему рифмовать, четверть века назад невзлюбил я прекрасное женское имя - имя, несущее...] Наталья Козаченко: Пуговица [Вечеряли рано: солнце не село и сияли купола позолотой, сновали по улицам приезжие купечики победнее. Вчерась был четверг и обыденные Ильинские торжки...] Любовь Артюгина: Человек в одеяле [Под вечер, когда утихает жара, / И пламя не рвётся из солнечной пасти, / Спадает с домов и людей кожура, / И в город приходит прохладное счастье...] Светлана Андроник: Ветреное [виток земли вокруг своей оси / бери и правду горькую неси / не замечай в упор что снег растаял / юдоль земная стало быть простая...] Михаил Ковсан: Словом единым. Поэзия в прозе, или Проза в стихах [Свистнув, полетит стрела, душу юную унося, сквозь угольное ушко пролетая, и, ухнув, полотно разорвется, неумолимый предел пробивая, и всё вокруг цветасто...] Ростислав Клубков: Дерево чужбины [Представь себе, что через город течет река, по ее берегам растут деревья, люди встречаются под деревьями и разговаривают о деревьях. Они могут разговаривать...] Елена Севрюгина: "Реалити-шоу" как новый жанр в художественной литературе [Можно сказать, что читатель имеет дело с новым жанром: "роман-реалити-шоу", или "роман-игра"...] Максим Жуков: Равенству - нет! [Ты - в своей основе - добрый... Ну и зря! / В этом мире крови пролиты моря! / Надо лишь немного: просто, может быть, / Попросить у Бога смелости...]
Словесность