Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Игорь Селютин
Настя Панченко

[Написать письмо]

Вторая половина
Отрывок из романа
(24 июня 2010)

Я родился в 1960 году в городе Макеевка Донецкой области.

В 1986 окончил Харьковский художественно-промышленный институт, отделение графический дизайн.

В течение пяти лет преподавал в Донецком художественном училище.

Потом работал дизайнером в различных рекламных агентствах и расширял поле деятельности: писал рассказы, создавал эскизы костюмов для танцевальных ансамблей и участвовал в модельных показах.

В 2001 поступил на работу в книжное издательство в качестве художественного редактора. Кроме того, рисовал иллюстрации к фантастике и детским книжкам. А также написал ряд книжек по изобразительному искусству для детей.

В 2006 вышел мой первый роман. Он называется "Стеклянный меч". Забавно, что он был окончен и распечатан целиком 17 июня, именно в тот день, когда начинаются изложенные в нём события. И в тот день была такая же гроза, как описано в романе.

Когда я познакомился с Настей Панченко, ей было тринадцать лет, но мы тут же подружились. Нужно сказать, что она и в том возрасте казалась взрослее и мудрее многих взрослых.

Однажды я прочёл написанную Настей повесть и почувствовал, что мне в самом деле очень интересно это читать. Я сделал свою версию. Наше произведение было опубликовано в Киевском журнале "Лицей" и в одной местной газете.

Когда Настя училась в Донецком институте конструирования и моделирования одежды, мы затеяли роман "Вторая половина". Вёл работу я, она написала несколько фрагментов и дала множество дельных советов (в частности, спасла от смерти главного героя).

Сейчас Настя учится в текстильном институте в Иваново. Побеждает в различных модельерских конкурсах. Я с благодарностью вспоминаю годы общения с ней.


Игорь Селютин

    Игорь Селютин
Настя Панченко






НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Три рассказа [Бабушка выросла на дворе за ночь, с наступлением календарной весны. Вечером ее еще не было, а на рассвете она уже сидела на скамейке – в заносчивом одиночестве...] Никита Николаенко: Награды и золото [...прерывать свою деятельность на литературном поприще я не собирался. Это же идеологическое противостояние. Они, власть имущие хотят одно, а я хочу другое...] Владимир Алейников: Быть ясновидцем [О художнике Владимире Пятницком.] Виктор Хатеновский: К волнорезам жмутся волны [...Сроднись с келейным храбрецом. / Нажравшись зелья с курослепом, / Я – разглагольствуя с Творцом – / Врачую жизнь насущным хлебом.] Михаил Ковсан: Братья [Без брата он лишь молчание, вечное, бесконечное, безнадёжное. А брат без него – глухота, мышами ночными шуршащая...] Айдар Сахибзадинов: Зарок [...А страх у меня выжгли давно – еще в 90-х. Как и у всякого российского доходяги. Нас ничем уже не запугаешь. На лбу у нас тавро от бюрократа: "Возраст...] Наталия Кравченко: Не о женщине, не о мужчине... [Ручейку не дано породниться с морем, / как беспечной улыбке с солёным горем. / Ты с планеты иной, из другого теста, / из чужого авторского контекста...] Лана Яснова: Так обманчива ночи моей тишина... [Держись за небо, правила и поручни, / за этот утлый, угловатый кров, / когда подступит к горлу чувство горечи / дождя, рябины, дней и вечеров.....]