Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




У  ОБОЧИНЫ  ВЕЧНОСТИ


Ноябрь 1998 года, лечу на "Жигулях" по Оренбургской трассе, везу семью из деревни. Метнуло в лобовое стекло снегом, поднялась метель, и вдруг снежная буря! Таких бурь в Татарстане я еще не видывал. Как в кино. Как в сказке. Вмиг все заволокло, стекла будто обернули марлей! Не вижу дороги, даже своего капота. Бешено работают дворники, резиной размазывают снег на охлажденном стекле, вглядываюсь - но будто слепой...

А машина летит! Ни сбавить скорость, ни остановится - вдруг сзади КамАЗ! КамАЗ машина огромная, безопасная, и водители, особенно молодежь, не боятся - летят в любую погоду на крейсерской скорости. Об этом я хорошо знал.

В одном из далеких районов Татарстана случилась метель, туда выехала съемочная группа. Четыре легковых автомобиля стояли у обочины, пережидали метель - и камера журналиста уловила: на полном ходу в них врезался КамАЗ, смял все четыре в гармошку. Второй КамАЗ, летевший следом, с тем же удальством добавил...

Это показывали по телевизору. КамАЗы попали в объектив с расстояния 15 метров. А я не видел даже капота!

Рядом сидели - молодая жена и дочь на выданье, мы как раз возвращались от родителей ее жениха, дембеля. Его, в аксельбантах, мы встретили с поезда на Казанском вокзале и вот отвезли домой, недалеко от Лаишева.

Я посмотрел на девушек. Они молча смотрели в стекло, ничего не подозревая, - и я вовсе остался в одиночестве...

В голове мелькало: съехать с трассы, значит, - перевернутся. Обочина высока, да и где она, это обочина?!

Все решится в секунду. Мне бы сбавить, но сзади опять мерещится КамАЗ.

И машина в белой мгле продолжает лететь стрелой...

А стрелой ли? Может, тут затяжной поворот? И автозаводские протекторы неотвратимо, по сантиметру, одеревеневшими ромбиками смещаются к середине дороги? И сейчас мы летим лоб в лоб со встречной машиной, водитель которой тоже ничего не видит?

В облаке как будто мелькнула макушка церкви. Скрылась-открылась. Рождествено? Завесу будто рукой сняло.

Я глянул в зеркало заднего вида: белым-бело. А впереди видимость была хорошая. Я сбросил скорость, опустил боковое стекло и закурил.

Что это было? Сколько минут мы летели вслепую? Три, пять, семь? Кажется, целую жизнь. И табак такой свежий, необычный, вкусный, будто в первый раз в жизни закурил.

30.07.16 г.   




© Айдар Сахибзадинов, 2016-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2017.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность