Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




© (Копирайт)


    Однажды мне приснился сон,
    что я позвонил Герману,
    Герману Геннадиевичу Лукомникову,
    поэту,
    в прошлом Бонифацию,
    и спросил:
    "Герман!
    Можно я воспользуюсь вашим псевдонимом
    "БОНИФАЦИЙ",
    раз он Вам больше не нужен?

    "Я тебе воспользуюсь моим БОНИФАЦИЕМ! -
    закричал Бонифаций,
    то есть, Герман Лукомников, -
    я тебя так отбонифацию...
    Я тебя до полусмерти забонифацию!!!
    Я тебя дО смерти забонифацию!
    Я тебя вообще отбониФАКАЮ...", -

    хотя мы раньше были на "Вы".

    "Странно, - подумал я. -
    Когда я взял у него
    стихотворение
    в виде чистого листа бумаги,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    стихотворение из 1-ой буквы,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    стихотворение из одного слова,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    стихотворение из 1-ой строчки,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    четверостишие,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    поэму,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    стихотворение про козлов,
    которое он взял у поэта
    Мирослава Немирова,
    он промолчал.

    А тут разволновался.
    Может, как и раньше,
    не надо было спрашивать?" -
    подумал я и повесил трубку.

    Повесил трубку и проснулся.

    И проснулся. *



    * В реальности сиё стихотворение, будучи зачитано его невольному участнику - поэту Герману Лукомникову, в прошлом Бонифацию** - напротив вызвало с его стороны полное одобрение использования имени "Бонифаций" другими сочинителями. Более того, Герман Геннадиевич высказал предложение создать клуб авторов, подписывающих свои творения таким именем.

    ** По другой версии (иногда поддерживаемой Г. Лукомниковым) поэт Бонифаций просто внезапно исчез в неизвестном направлении и никто не знает где он.




© Виктор Перельман, 2003-2021.
© Сетевая Словесность, 2003-2021.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Разговоры птиц [А после он, она (ее зовут Овцебык) - стоят на ступенях школы в теплом тумане ноября, под медленным, падающим на маленькие ивы школьного двора снегом,...] Ирина Кадочникова: "Слово, ставшее событьем" [Читая "Почерк голоса" понимаешь, что право сказать "ты - только слово" дано лишь тому, кто по-настоящему верен собственному выбору и кто способен переживать...] Александр Корамыслов: Поэт и финифть [выйду-ка я в темень, посвечу-ка мордой - / может быть, увижу за гнилой Смородиной - / для кого-то Родину, для кого-то Мордор, / а для самых ушлых...] Иван Клочков: В ребяческих руках [во сне ко мне приходит страшный Он / садится на краю моей постели / и шепчет мне тихонько колыбели / чтоб я заснул и видел страшный сон...] Денис Гербер: Будитлянин, или Приснившаяся змея ["Слава богу, - подумал К., - есть хоть какая-то опора в мире, и эта опора - дети, которые пока не разговаривают".] Поэт перед взглядом тьмы: о стихах Юлии Матониной [В рамках цикла вечеров "Уйти. Остаться. Жить" (куратор - Николай Милешкин) в Культурном Центре им. академика Лихачёва состоялся вечер памяти поэтессы...] Александр Щедринский: Молчания ночного антитеза [мне нравится это (не знаю, как это назвать): / деревья в цвету и бегущие автомобили. / рассветная сырость, примятая телом кровать. / звонящий мне...] Андрей Баранов: Изгнание из Рая [Играя на трубах, в литавры звеня, / чумные от пота и пыли, / мы сами в ворота втащили коня, / на площадь его водрузили...]
Словесность