Словесность

[ Оглавление ]







КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Теория сетературы

   
П
О
И
С
К

Словесность




© (Копирайт)


    Однажды мне приснился сон,
    что я позвонил Герману,
    Герману Геннадиевичу Лукомникову,
    поэту,
    в прошлом Бонифацию,
    и спросил:
    "Герман!
    Можно я воспользуюсь вашим псевдонимом
    "БОНИФАЦИЙ",
    раз он Вам больше не нужен?

    "Я тебе воспользуюсь моим БОНИФАЦИЕМ! -
    закричал Бонифаций,
    то есть, Герман Лукомников, -
    я тебя так отбонифацию...
    Я тебя до полусмерти забонифацию!!!
    Я тебя дО смерти забонифацию!
    Я тебя вообще отбониФАКАЮ...", -

    хотя мы раньше были на "Вы".

    "Странно, - подумал я. -
    Когда я взял у него
    стихотворение
    в виде чистого листа бумаги,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    стихотворение из 1-ой буквы,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    стихотворение из одного слова,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    стихотворение из 1-ой строчки,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    четверостишие,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    поэму,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    стихотворение про козлов,
    которое он взял у поэта
    Мирослава Немирова,
    он промолчал.

    А тут разволновался.
    Может, как и раньше,
    не надо было спрашивать?" -
    подумал я и повесил трубку.

    Повесил трубку и проснулся.

    И проснулся. *



    * В реальности сиё стихотворение, будучи зачитано его невольному участнику - поэту Герману Лукомникову, в прошлом Бонифацию** - напротив вызвало с его стороны полное одобрение использования имени "Бонифаций" другими сочинителями. Более того, Герман Геннадиевич высказал предложение создать клуб авторов, подписывающих свои творения таким именем.

    ** По другой версии (иногда поддерживаемой Г. Лукомниковым) поэт Бонифаций просто внезапно исчез в неизвестном направлении и никто не знает где он.




© Виктор Перельман, 2003-2022.
© Сетевая Словесность, 2003-2022.




 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Три рассказа [Бабушка выросла на дворе за ночь, с наступлением календарной весны. Вечером ее еще не было, а на рассвете она уже сидела на скамейке – в заносчивом одиночестве...] Никита Николаенко: Награды и золото [...прерывать свою деятельность на литературном поприще я не собирался. Это же идеологическое противостояние. Они, власть имущие хотят одно, а я хочу другое...] Владимир Алейников: Быть ясновидцем [О художнике Владимире Пятницком.] Виктор Хатеновский: К волнорезам жмутся волны [...Сроднись с келейным храбрецом. / Нажравшись зелья с курослепом, / Я – разглагольствуя с Творцом – / Врачую жизнь насущным хлебом.] Михаил Ковсан: Братья [Без брата он лишь молчание, вечное, бесконечное, безнадёжное. А брат без него – глухота, мышами ночными шуршащая...] Айдар Сахибзадинов: Зарок [...А страх у меня выжгли давно – еще в 90-х. Как и у всякого российского доходяги. Нас ничем уже не запугаешь. На лбу у нас тавро от бюрократа: "Возраст...] Наталия Кравченко: Не о женщине, не о мужчине... [Ручейку не дано породниться с морем, / как беспечной улыбке с солёным горем. / Ты с планеты иной, из другого теста, / из чужого авторского контекста...] Лана Яснова: Так обманчива ночи моей тишина... [Держись за небо, правила и поручни, / за этот утлый, угловатый кров, / когда подступит к горлу чувство горечи / дождя, рябины, дней и вечеров.....]
Словесность