Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



СКЕРЦО  ДЛЯ  ГОРТАНИ


 


      читая ольгу эм

      не ищи не зови не проси так найдет сама
      завернет накроет перевернет кем был
      кем бы ни был воин ваятель сеятель дальше тьма
      ни свечой ни факелом не осветит судьбы
      будь ты слеп и весел печален и глух и нем
      хоть гори хоть плавься хоть каплями истекай
      ей тебя не хватит уйдет да не насовсем
      и не вся будешь тлеть до последнего уголька

      _^_




      стриптиз

      побродишь среди рваных паутин
      внутрь запахов последних
      не веря что себе не господин
      не раб и не посредник

      разорванное в легкие летит
      двунадесятым небо
      усохшей кожей герм и афродит
      процентов и плацебо

      атас тепло и холод ревновать
      смотри бесстыже кроны
      швыряют травам бронзу на кровать
      и ветру обнажаясь как матроны
      так царственны что в поисках короны
      зазорно в рифмы одевать слова

      _^_




      летнее слепое

              г. михалеву

      все время из неправильной борьбы
      рождаются под гравием грибы
      в их спорах зреют то ли снедь то ль яд
      и скоро время им лишь ты да я

      наверное окончится борьба
      бесспорным содержанием гриба
      увы одно не знаешь наперед
      каким оно над гравием взойдет

      _^_




      * * *

      походка утреннего бога
      в разорванные облака
      средь них твоих друзей так много
      или немного но пока
      ты их сшиваешь-разрываешь
      по мановению души
      еще один летит товарищ
      на бреющем и не спеши
      терять его светла дорога
      да удивительно легка
      походка утреннего бога

      _^_




      четвертая база

                  отцу

      пристало снам не в столбик а в строку проваливая лед на берегу
      (уткнуться бы в пятнистую как щука замерзшую рыбацкую щеку)
      пережидая времени конвой весь безраздельно твой (или не вой
      или немой как в это небо стоя все с той же непокрытой головой)
      зима в уход наращивает лед который год коловорота ждет
      (чешуйкам звезд блесна промозглой ночью хоть там рыбалка нехотя идет)
      пойдем по твердой мертвой но воде ко внукам рыб в которые глядел
      (когда все полнолуния застойны в серебряной двухдневной бороде)

      _^_




      Рома больше не возит Бумбараша

      жидкое солнце зависло над жирным миром
      ходит смеется окалиной поливает
      день или ночь лобзает тебя жедыра
      лобзиком пилит и фасочки внутрь
      фреза ведь

      рыжий апрель ушами благоухает
      почки раскрытых глаз удумали небо
      стонет металл что ржавчина в нем плохая
      ранняя слишком ранит не затихает

      жидкому миру мало жирного солнца
      разве пятак не стоит чтобы бросали
      решка с орлом разберутся коли придется
      кто и кому помазан в навечном сале

      _^_




      доза 10

                мбикле

      как ее звать помню имя было не длинным
      укол в кровать язык деревянный анаприлином
      зачем нарекают долгими и чужими
      потом выворачиваешь с корнями
      из них кто с ними
      эта была ветер проветри вены
      то ли из трех сестер то ли вообще из пленных
      то ли из сосланных в синюю даль
      из завтра бывших
      слышишь не слышь их
      ладно окурок нас-то не изувечит
      вобранной внутрь картечи не выбирают
      есть которые дар отнимать у речи
      йодом помазанным с краю
      олрайят
      опять пора ведь
      как же звать-то пока санитары лени
      глаз застекленных сквозняк закрыть не успеют
      жаль не вспомню небооблако балчи
      в гвалте сволочи фальши
      ангела из попавших
      по ее колени

      _^_




      этюд под джарретта

      взгляд любимой - мартовская почка.
      набухает, не боясь примет -
      метео и заморозков прочих
      в каждой человеческой зиме.
      в каждой необъявленной весне
      неизбежно побеждает завязь.
      широко раскрытыми глазами
      ты однажды улыбнёшься мне.

      _^_




      tyon

      пора мечтать о будущей зиме
      во снах летать пока еще не сбитым
      подснежник c неба тянет карамель
      да расцветают девы петь и выть им

      убористая выпала пора
      старушки в огородах вилы в озимь
      сжигай стихи под петухов с утра
      весна полгода остальное осень

      пора о лете вечной помолчать
      ботинком выкорчевывая смелость
      c последним заморозком жизнь зачать
      чтоб ей зима согрелась

      _^_




      Изд. N 2

            в. седову

      за то что не купили мне сестру
      у стенки греть и с краю
      подвинь мне мама старый шестиструн
      без памяти сыграю

      про где у деда пьяного баркас
      привязан к огороду
      ждет вечный поплавок
      простых проказ
      и не ныряет в воду

      был там недавно в бело-черном сне
      гранитом съеден берег
      не помнит деда улица и мне
      давно никто не верит

      но если мама слово перевру
      накажет строй гитарный
      купили бы с отцом тогда сестру
      никто не стал бы старым

      поэтому пока лады натрут
      кровавые мозоли
      еще есть время петь про нижний пруд
      и флажолет сорвать
      на верхней соли

      _^_




      фрейм

      любимая говорит останься на триста лет
      состаримся скукожимся потихоньку
      выбросим в пруд давно не мазанный пистолет
      пенькой опояшем дуб чтоб не уплыть ребенку

      второй пилот говорит небо безгрешных влет
      да грешных тоже плодит вокруг облаками
      выпадает в дождь косматым скользким идет
      пока мы над вами под вами с вами покамест

      научимся каждое облако узнавать по-над
      привечать по запаху упоминать по штилю
      раздавать оплакивать неверные имена
      потому что наверное не ими не мы крестили

      в святцах воск на странице где все в тепле
      потом в купели затем на земле и в небе
      любимая говорит что надобно триста лет
      ей бы и мне бы ей бы и мне бы и ей бы

      _^_



© Александр Павлов, 2014-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: "Чёрный доктор" [Вроде и не подружки они были им совсем, не ровня, и вообще не было ничего, кроме задушевных разговоров под крымским небом и одного неполного термоса с...] Поэтический вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой в арт-кафе "Диван" [В московском арт-кафе "Диван" шестого мая 2017 года прошёл совместный авторский вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой.] Радислав Власенко: Из этой самой глубины [Между мною и небом - злая река. / Отступите, колючие воды. / Так надежда близка и так далека, / И мгновения - годы и годы.] Андрей Баранов: В закоулках жизни [и твёрдо зная, что вот здесь находится дверь, / в другой раз я не могу её найти, / а там, где раньше была глухая стена, / вдруг открывается ход...] Александр М. Кобринский: К вопросу о Шопенгауэре [Доступная нам информация выявляет <...> или - чисто познавательный интерес русскоязычного читателя к произведениям Шопенгауэра, или - впечатлительное...] Аркадий Шнайдер: Ближневосточная ночь [выходишь вечером, как килька из консервы, / прилипчивый оставив запах книг, / и радостно вдыхаешь непомерный, / так не похожий на предшествующий...] Алена Тайх: Больше не требует слов... [ни толпы, ни цветов или сдвинутых крепко столов / не хотело и нам не желать завещало столетье. / а искусство поэзии больше не требует слов / и берет...] Александр Уваров: Нирвана [Не рвана моя рана, / Не резана душа. / В дому моём нирвана, / В кармане - ни гроша...]
Словесность