Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ЭМАНАЦИЯ  ВАКХИЧЕСКИХ  ПЕСНОПЕНИЙ





      * * *

      Осенью, слишком роскошной, чтобы настаивать на сравнении,
      я очутился на плоской, как сказочный лес, территории
      санатория имени Н.А. Семашко: явление
      для стихотворца вполне рядовое (но только в теории).

      Всюду дымилось и медленно гасло пожарище
      листьев, сгрудившихся, словно мамаевы полчища
      после побоища на куликовом (мол, сами судите, пожалуйста,
      что нам грядущий готовит)... Засим многоточие.

      И оживляясь помалу, как некогда Пушкин в Михайловском,
      благо ни нянюшки рядом, ни озабоченной горничной,
      (а увлеченье гербарием и энтомологией - ханжество,
      я полагаю), расставшись с сарказмом и горечью,

      я неожиданно вспомнил про вас, Свенторжицкая.
      В генах которой, - я дерзко размыслил, - Стефана Батория
      порох гремучий и, вместе, Богдана Хмельницкого
      сладкая патока (ибо любая история

      пуще водицы во облацех), - эта, с осиною талией
      и голубыми глазами, светлей василька и цикория,
      эта уж точно поймет мое бедное сердце усталое,
      в силу, хотя бы, привычки к общенью. Тем более,

      стоит мне вспомнить о ней - сердце бьется, как тремоло Гершвина,
      в жилах трепещет фламенко горячей Астурии,
      и холодею нутром, как баран перед гейшею,
      и обмираю, как евнух в объятиях гурии.

      То есть, долой суфражисток и эмансипацию!
      Ибо и в мудром наследии Фрейда, и в страстных речах фарисеевых,
      всюду пищит, и рычит, и визжит, и хрипит эманация
      песнопений вакхических, то бишь, псалмов гименеевых.

      То есть, покуда по древу былинному мысию
      я растекаюсь, бумагу царапая перышком паркера,
      где-нибудь в море любви, и значительно ближе Элизия
      в эстуарий внедряется корпус огромного танкера.

      То есть, пора, Купидон, поскорей заходить на снижение
      над государством сережек и крошечных ходиков,
      чтобы рука совершила простое как песня движение
      вдоль среднерусских лесочков, равнинок и холмиков.

      _^_




      * * *

      Эти глаза, которым, как звёздному небу над Иссык-Кулем,
      можно доверить любую мечту и любую тайну,
      эти глаза я встретил, присев покурить на стуле
      в тесной клетушке газеты "На водах". "Майна!" -

      смеясь, приказали глаза. И сразу же следом: "Вира!"
      Стало светло, как в церкви бывает светло от Бога,
      от этих глаз, которых, как воздуха над Памиром,
      никогда не бывает много.

      Неповторимо всё, без чего мы уже никогда не сможем.
      Недостижимо всё, что само не даётся в руки.
      И только мгновенья, что на два с тобой помножим,
      неподвластны разлуке.

      _^_




      ВНЕСЛУЖЕБНЫЙ  РОМАНС

      Над дыркою от бублика склонясь,
      последний гвоздь вгоняя в крышку гроба
      эпохи грёбаной, которая утробу
      себе набив, вконец надорвалась,

      не верь, мой друг, что в грязных поросят
      нас превратит волшебница Цирцея:
      на свете есть прекрасней панацея
      средь панацей, что нас не оросят.

      Как славно жить, и знать, что ты живой
      и в деву незамужнюю влюблённый,
      и некий член, сей мыслью вдохновленный,
      стоит, как на посту городовой.

      А там - куда б она ни подалась -
      ты сложносочиненным предложеньем
      её опять настигнешь с предложеньем,
      которому она не поддалась.

      Товарищ, верь - ещё взойдет она
      на ложе брачное, в альков уединенья,
      и Купидон стрелою вожделенья
      ее пронзит, воспрянув ото сна.

      _^_



© Игорь Паньков, 2010-2022.
© Сетевая Словесность, 2010-2022.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
"Полёт разборов", серия 70 / Часть 1. Софья Дубровская [Литературно-критический проект "Полёт разборов". Стихи Софьи Дубровской рецензируют Ирина Машинская, Юлия Подлубнова, Валерий Шубинский, Данила Давыдов...] Савелий Немцев: Поэтическое королевство Сиам: от манифеста до "Четвёртой стражи" [К выходу второго сборника краснодарских (и не только) поэтов, именующих себя рубежниками, "Четвёртая стража" (Ridero, 2021).] Елена Севрюгина: Лететь за потерянной стаей наверх (о некоторых стихотворениях Кристины Крюковой) [Многие ли современные поэты стремятся не идти в ногу со временем, чтобы быть этим временем востребованным, а сохранить оригинальность звучания собственного...] Юрий Макашёв: Доминанта [вот тебе матерь - источник добра, / пыльная улица детства, / вот тебе дом, братовья и сестра, / гладь дождевая - смотреться...] Юрий Тубольцев: Все повторяется [Вася с подружкой ещё никогда не целовался. Вася ждал начала близости. Не знал, как к ней подступиться. Они сфотографировались на фоне расписанных художником...] Юрий Гладкевич (Юрий Беридзе): К идущим мимо [...но отчего же так дышится мне, / словно я с осенью сроден вполне, / словно настолько похожи мы с нею, / что я невольно и сам осенею...] Кристина Крюкова: Прогулки с Вертумном [Мой опыт - тиран мой - хранилище, ларчик, капкан, / В нём собрано всё, чем Создатель питал меня прежде. / И я поневоле теперь продавец-шарлатан, / ...] Роман Иноземцев: Асимптоты [Что ты там делаешь в вашей сплошной грязи? / Властным безумием втопчут - и кто заметит? / Умные люди уходят из-под грозы, / Я поднимаю Россию, и...]
Словесность