Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ВОДОВОРОТ


 


      А  ПОУТРУ  ОНИ  ПРОСНУЛИСЬ

      Как будто я и правда поутру
      Очнусь, сосредоточусь, отомру.
      Почувствую, что жизнь, что лето (пусть не лето),
      Помедлю у двери, причесана, одета,
      Включаясь в бесконечную игру,

      Азарта не испытывая, но
      Мне, в общем-то, не будет все равно,
      Что происходит, как, и что случалось прежде,
      Что небо в облаках, что смысла нет в надежде,
      Что я тебя не видела давно;

      Что часть меня, существенная часть,
      Не сможет оторваться от сейчас,
      Где на густых ветвях стареющего сада
      Пасется юный дождь, отбившийся от стада,
      Копытцами по яблокам топчась.

      _^_




      НИЧЬЯ  ЗЕМЛЯ

      По краешку безумия скользя
      Молчишь донельзя, чуешь донельзя,
      Сквозь мысли пропускаешь все подряд
      И слышишь то, чего не говорят.

      Не говорят ни в боли, ни в бреду.
      А хочешь, я тебя переведу? -
      Через барьеры смысла - на язык,
      В котором, что ни слово - птичий крик,

      Звериный рык, журчание ручья
      И вся земля. Бери, она ничья!
      С рожденья в ней - и музыка, и ритм.
      Она мала - ещё не говорит,

      И значит, ей неведомо враньё...
      А ты смотри, не научи её.

      _^_




      ОТРАЖЕНИЯ

      Лежишь в траве, изнеженной теплом,
      И замечаешь, - небо чище с краю,
      Где голубое зеркало крылом
      Старательная птица протирает,

      Чтоб видеть отражение своё.
      А ты приподнимаешься и слышишь,
      Что птица отраженная поёт,
      Не громче настоящей и не тише.

      Как на огонь, летишь на песню ту,
      Но исчезают зеркало и птица...
      А небо отражает пустоту.
      И тонешь в ней.
      И не за что схватиться.

      _^_




      ТАК  ГОВОРИТ

      Сто лет живёт. И столько же ещё,
      Чтоб убедиться в том, что всё проходит.
      Румянец вытирается со щек,
      Огромным псом становится щенок,
      Должно быть, соответствуя породе.

      Стареет сад - не жаль его, не жаль
      Ни сгорбившейся яблони, ни груши.
      Ржавеет нержавеющая сталь,
      И музыки прозрачная печаль
      Тускнеет и уже не ранит душу.

      Не раздражает пение двери,
      К тому же дверь поёт всё реже, реже...

      А люди на земле одни и те же.

      А люди не проходят, говорит.

      _^_




      ПРИХОДИТ  СНЕГ

      Едва земли касаешься... Едва ли.
      Приходит снег. И нет ни одного,
      Кто научился помнить, как назвали,
      И забывать нечаянно - кого.

      Приходит снег. И снег приходит снова,
      Улавливая зреньем боковым
      Циничную уместность неживого
      Во всем, что представляется живым.

      Приходит снег, и путаются мысли.
      В непроходимо ясной тишине.
      Такой невыносимой, будто мы с ней
      Уже не помещаемся во мне.

      А если и подумаешь о ком-то,
      Приходит снег... Послушай, посмотри! -
      Живому не хватает горизонта...
      И слишком тесно мертвому внутри.

      _^_




      ВОДОВОРОТ

      Овладевай. А хочется, - владей.
      Проси. Прости мне.
      Твоя река берёт моих людей,
      Больших и сильных

      И оставляет слабых на развод.
      Возьму. Отдай мне.
      Зачем бывает маленьким народ,
      Покрыто тайной.

      Умом горячи, сердцем холодны,
      Живут-кочуют.
      Они совсем не знают тишины,
      Я научу их.

      И эти станут сильными. Владей.
      Ты вправе, Отче!
      Твоя река берёт моих людей.
      Меня не хочет.

      _^_




      РЖАНОЕ

      Слушаешь, как внутри прорастает рожь,
      Смотришь туда невидящими глазами...
      Что-то бормочешь... Детка, кого зовёшь?
      Бог не придёт сегодня, он очень занят.

      В общем, давай-ка, знаешь... сама-сама
      Всё у тебя получится, ты же можешь.
      В мир, где такая злая стоит зима,
      Бог не придёт сегодня, и завтра тоже.

      Слушаешь, как внутри поспевает рожь,
      Смотришь оттуда долгим спокойным взглядом.
      Детка, ещё немного, и ты поймёшь:
      Бог не придёт, потому что всё время рядом.

      _^_




      КАК  БУДТО  ОН

      Как будто он - и в самом деле,
      Ты забываешь спать о нём.
      Роняешь в землю день за днём
      Чтоб, день за днём плывя о нём,
      По кораблю терять в неделю.

      Дни прорастают, ты ведом.
      Ещё ведущему не ведом,
      Уже ведёшь его беседу
      Давно притёртым языком,
      Ещё не ведая, о ком.

      Ещё не ведая, когда
      Он о тебе и спать забудет,
      А после - строить города,
      И так заботиться о людях,
      Как будто люди - навсегда.

      _^_




      ТРАВА  ЗА  ТРАВОЙ

      Траву за травой смывает с моих полей,
      Вода за водой уносят добычу в море,
      Где волны играют рыбами в ре миноре
      Концерт для погибших скрипок и кораблей.

      Здесь музыке только кажется, что она
      Звучит, на одно мгновение умолкая...
      Над морем стоит пронзительная такая,
      Такая необратимая тишина.

      И звук поглощенный равен числу шагов,
      Которым ещё никто не придумал счета.
      Вода за водой выходят на круг почета -
      Траву за травой смывая с моих лугов.

      _^_




      ИМБИРЬ

      Во рту у тебя,
      дитя,
      Язык голубой - луна,
      В глазах у тебя,
      дитя,
      Ни ночи, ни дня, ни дна.

      Вибрирует голос твой,
      Волнует снега-пески,
      Растёт голубой травой
      На сгибе моей руки.

      В ногах у тебя,
      дитя,
      Два сердца моих лежат,
      Течёт моя кровь,
      дитя,
      С вонзённого в грудь ножа,

      Течёт голубой рекой
      По золоту лунных слов.
      И ты говоришь с тоской:
      - Не слишком богат улов.
      .........

      Горчит у меня в груди
      Обида твоя - имбирь.
      Дитя моё, не грусти.
      Весь мир - для тебя.
      Весь мир.

      _^_



© Елена Мудрова, 2013-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: "Чёрный доктор" [Вроде и не подружки они были им совсем, не ровня, и вообще не было ничего, кроме задушевных разговоров под крымским небом и одного неполного термоса с...] Поэтический вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой в арт-кафе "Диван" [В московском арт-кафе "Диван" шестого мая 2017 года прошёл совместный авторский вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой.] Радислав Власенко: Из этой самой глубины [Между мною и небом - злая река. / Отступите, колючие воды. / Так надежда близка и так далека, / И мгновения - годы и годы.] Андрей Баранов: В закоулках жизни [и твёрдо зная, что вот здесь находится дверь, / в другой раз я не могу её найти, / а там, где раньше была глухая стена, / вдруг открывается ход...] Александр М. Кобринский: К вопросу о Шопенгауэре [Доступная нам информация выявляет <...> или - чисто познавательный интерес русскоязычного читателя к произведениям Шопенгауэра, или - впечатлительное...] Аркадий Шнайдер: Ближневосточная ночь [выходишь вечером, как килька из консервы, / прилипчивый оставив запах книг, / и радостно вдыхаешь непомерный, / так не похожий на предшествующий...] Алена Тайх: Больше не требует слов... [ни толпы, ни цветов или сдвинутых крепко столов / не хотело и нам не желать завещало столетье. / а искусство поэзии больше не требует слов / и берет...] Александр Уваров: Нирвана [Не рвана моя рана, / Не резана душа. / В дому моём нирвана, / В кармане - ни гроша...]
Словесность