Между нами, хакерами


Хакер,  # 1/99. - 100 с.
Хакер. Журнал компьютерных хулиганов. # 1/99. - 100 с.

На лотках появился новый журнал. Называется просто и со вкусом: Хакер. На обложке - картинка с Бивисом и Батхедом. Диалог: "Батхед, а зачем ты комп разобрал?" - "Ты че, баклан, не понял? Мы, типа, крутые взломщики!" Юмор, типа, такой.

Журнал в самом деле забавный. Живой такой, как Ленин. С хитрым прищуром и детей любит. Только вместо социалистической революции - компьютерная. Причем уже свершившаяся. И победившая в мировом масштабе.

А раз победившая, то не агрессивная. Не черная и злая, как Майк Тайсон, а мягкая и пушистая, как Настик Грызунова.

При вчитывании в журнал поражает именно эта беззлобность, если не сказать беззубость, вовсе не ассоциирующаяся обычно со словом "хакер". Ни войны, ни мирового заговора, ни даже ожидаемого презрения к "ламмерам". И это не случайность, а сознательная установка редакции.

Хакеры - кто они?

Нам уже приходилось писать о многозначности слова "хакер", об идеологии (или, если угодно, философских основах) хакерства и о разновидностях (типах) хакеров.

Однако, такого понимания, которое демонстрирует журнал, мы не предусмотрели.

В своем вступительном слове редактор Сергей Покровский (aka SINtez) обращается к "хакерам, крякерам, варезникам, фрикирам, киберпанкам": "Давай-ка, приятель, наконец-то признаемся честно. Ну, какие мы хакеры, ко всем чертям? Ты и я - обычные пользователи Сети, которые интересуются хакерством". Далее следует каскад паралогизмов (в просторечии - логических ошибок), с помощью которых доказывается, что хакер - "нормальный человек" и "обычный пользователь". Посудите сами. Хакеры, с одной стороны, это специалисты-компьютерщики, которые интересуются "всякими занудными вещами", типа протоколов TCP/IP и UDP, или характеристиками серверов на базе ОС UNIX. С другой стороны, хакер вовсе не обязательно связан с компьютерами (поскольку "Хакнуть можно все, что угодно. Далеко не только сервер в Интернете"), - это любой человек, имеющий склонность брать то, что плохо лежит. Далее - силлогизм, вернее, паралогизм: "Наш журнал - для нормальных людей" (S), "Любой хакер интересуется не только самим хакерством, но и всеми остальными прелестями жизни" (P), следовательно, хакер = нормальный человек. Логика вполне в ленинском духе, не правда ли?

Из тождественности хакера с "любым человеком" естественным образом вытекает тождество авторов и читателей, - появляется всеобъединяющее и всепримиряющее "мы".

Утверждается, что нам нравятся:

Мы также любим:

Мы не любим:

Такой вот собирательный портрет нас. Эти "мы", надо полагать, и есть хакеры.

Для кого журнал?

Очевидно, что далеко не каждый согласится с таким определением себя, в целом, и хакеров, в частности. Кто же тогда реальная аудитория журнала, на кого он рассчитан?

Ответ: на мальчиков из состоятельных или, по крайней мере, небедных семей, имеющих в доме компьютер и некоторое количество карманных денег, позволяющее покупать компьютерные игры и аксессуары, а также платить за Интернет. Разнообразие "прелестей жизни" сводится к играм, железу, "самому хакерству" (которое понимается как мелкие компьютерные шалости), Интернету и расплывчатому "всему, чем ты интересуешься".

Лозунг "мы ненавидим платить" вовсе не означает, что это журнал для бедных. Его уличная цена - 30 рублей - выше любого журнала "про Интернет". Об этом же говорит и обильная реклама видеоплат стоимостью от $70 до $160 и игр стоимостью от $20 до $90. Скорее, это трансформация хакерского лозунга "Information wants to be free" на русский лад: "любовь к халяве".

Есть такой милый журнальчик Между нами, девочками. Там много картинок, ответы на вопросы про прыщи и менструацию, статьи про любовь и дружбу и цветные постеры девичьих эстрадных кумиров. Журнал Хакер - того же типа, только для мальчиков. Название "Между нами, хакерами" было бы ему весьма к лицу.

Поколение Х?

Я позволил себе иронию лишь потому, что уже вышел из возраста мы, на который рассчитан журнал. На самом деле, выход издания, название коего не случайно аббревиируется до одной буквы Х, - знаменательное явление в развитии русской киберкультуры. Это печатная легализация определенной поколенческой и социокультурной группы. Молодой шпаны, что идет на смену тем, кто рулит в сайберспейсе сегодня. Увлеченность игрушками (им отведено более половины журнала) - явление преходящее. На них набивают руку, учатся жить в новом прекрасном мире, где реальность все больше виртуализируется, а работа все больше сращивается с игрой. Меня даже не пугает некоторая моральная неразборчивость, предстающая в Х если не нормой, то чем-то, что в порядке вещей. Все эти инструкции по "ломанию автоответчика", махинациям с кредитками и использованию программной дырки в "хотмыле" (hotmail) безнравственны, в сущности, лишь с позиции "старого доброго времени". Это тоже игра, тренировка, подготовка к существованию в XXI веке. В игре ведь ценится умение что-то сделать, а не следование "категорическому императиву".

Новый язык

Что еще мне понравилось в Х - это раскованный и живой язык. Новый карамзинизм: пишут так, как говорят. Мы, писаки старого компьютерного поколения, стесняемся своего слэнга и, за редкими исключениями, не пускаем его в печатный текст. Здесь же - живая, шероховатая речь, с шутками-прибаутками, американизмами-компьютеризмами, тотальная установка на сказ. Иногда, правда, с переходом в сюсюкание, но это издержки слишком последовательного осуществления стиля. Во всяком случае, я рекомендовал бы писателю, который соберется писать роман о современной молодежи или фантазию в "киберпанковском духе", чтение Х для изучения русского компьютерного социолекта. Языком "Нейроманта" никто у нас не говорит.

Ссылки:


Мирза Бабаев

Русский журнал, 19 февраля 1999