Света Алексеева в Стране чудес



День-
рожденьское платье
 
"...а в то время служил при королевском дворе Красный рыцарь - злой Рыцарь Ред"
 
В монастырском дворе
 
Всадница
 
Портрет Известного

"Я ничего не выдумываю, у меня нет никакой концепции, - говорит Светлана Алексеева, - Я просто рисую - так, как рисуется". По ее признанию, больше всего ей нравится рисовать принцессу и принца. Рисовать она начала с трех лет. И хотя сейчас ей уже 26, легко можно представить ее играющей в резиночку или заплетающей косы кукле. Многие ее работы - иллюстрации к детским книжкам. И почти во всех - есть что-то детское.

"Только те взрослые, которые остались в душе детьми, способны противостоять демонической власти Оно", - говорит Стивен Кинг, изображая Оно сверхъестественным чудовищем, которое питается отрицательными эмоциями и разрушительными импульсами, переполняющими психику современного человека. Даже если Оно - фикция, художественный символ, душевная пустота и населяющие ее монстры вполне реальны. Чтобы убедиться в этом, не требуется быть ясновидящим. Достаточно включить телевизор или раскрыть газету. "Оно" смотрит на нас пустыми глазами родителей, политиков и супермоделей; подстерегает в подъездах и парках; кочует из тела в тело; его торжествующие личины заполонили мир. Как противостоять свинцовой серьезности распыленного в мире зла, что может помочь нам в этом? "Смех, игра, вера в чудесное", - отвечает знаток темных провалов духа. Именно эти качества, обычные в детях и подавляемые в мире взрослых, - то, что больше всего привлекает в работах молодой художницы.

"Света, спасибо за твой Фанта-мир!" "Путешествовать в мире твоих рисунков - громадная радость!" "Я был на этой выставке уже дважды и приду еще". - Вот немногие из записей в книге отзывов на выставке Светланы Алексеевой, которая проходила весной 1995 года в Эстонской Национальной библиотеке. Это была вторая персональная выставка художницы; первая состоялась в 1989 году в таллинском Доме учителя. Не буду занудствовать и перечислять групповые выставки, в которых ей довелось участвовать, и прочие анкетные данные; поговорим лучше о ее творчестве.

 
Окно на южную сторону


Грустный Ангел


Автопортрет


Искушение сэра Генри в пустыне


Господин Петр
 
К сказке Энрико С. Конти "The Damsel in Distress"
 
К сказке Энрико С.Конти "The Damsel in Distress"
 
Дама с лисой
 
Жертво-
приношение

К сказке Энрико С.Конти "The Damsel in Distress"


К сказке Энрико С.Конти "The Damsel in Distress"


Карпатская легенда


Дорога куда-то


К сказке Энрико С.Конти "Tema's Twins"

   

Впервые я услышал о Свете примерно год назад от одной моей таллинской знакомой. Она показала мне фотографии себя, сделанные "одной художницей", и ее же открытки. Фотографии понравились мне не очень, а вот рисунки на открытках внимание привлекли - странным таким декадентским, изломанным эротизмом. Помню, выпущены они были каким-то крохотным тиражом и подписаны псевдонимом: Алиса Смит. Понятно, что псевдоним этот - криптограмма, в которой зашифровано реальное имя художницы. Мне же тогда больше бросилась в ухо его "английскость". Помню, я еще подумал: "Почему это молоденькие девушки так любят Кэролла?" Лично я никогда особенно не прикалывался к его "Алисе", мне она казалась какой-то слишком уж нарочитой. Но, как выяснилось, Алиса была очень даже к месту. Впрочем, об этом чуть позже.

Познакомился я со Светой и ее мужем Андреем Кузнецовым, который ведет передачи на "Радио Таллинн", в Тарту, при весьма характерных обстоятельствах. Известный наш бард Евгений Феклистов, не найдя широкого признания у местной публики, решил перебраться в тусовочный Питер и давал прощальный концерт. После концерта все отправились пить на Пяльсони, где и произошло знакомство. Мир тесен: я видел рисунки Светы, Андрей крутил в своей передаче мою песню (в исполнении каких-то загадочных панков), оба они читают и почитают Мирзу Бабаева, я собираюсь писать о Феклистове (правда, теперь уж, видимо, так и не соберусь - как-то я к нему охладел), а Света иллюстрировала книжку его песен, которую он сам же за свой счет и издал. Такое вот круговращение природы!

Как утверждает Света, то, что первой ее книжкой стал Феклистов - более или менее случайность. Ею должна была стать "Алиса", с которой вообще много чего связано в ее жизни. Рассказывает Андрей Кузнецов (Света - молчунья, брать у нее интервью -сущая мука):

"Алиса в Стране чудес" с иллюстрациями Светы должна была выйти еще в прошлом году. Предполагалось, что это будет роскошное подарочное издание долларов этак за пятьдесят - два толстых тома в коробке. А началось все с того, что светины рисунки увидел один питерский алисоман со странной фамилией Спектр, который, помимо прочего, состоял членом английского Клуба любителей Льюиса Кэррола. С его подачи Света получила заказ от издательства "Лик" на иллюстрирование обеих книг про Алису. Заказ был выполнен, получен гонорар, но тут-то все и застопорилось. Дело в том, что Спектр внезапно умер - в 45 лет, при довольно неясных обстоятельствах. Умер как раз в то время, когда подталкивание проекта было особенно нужным. Мы живем в Таллине и не можем часто ездить или звонить, чтобы хоть как-то контролировать ситуацию. У Спектра, между прочим, была бесценная коллекция художников разных стран, иллюстрировавших Кэррола. После его смерти коллекция пропала. Говорят, что ее расфуфырила молодая 19-летняя вдова Спектра. Так это или не так - бог его знает. Надежда, что книга все-таки выйдет, еще не потеряна."

Одним из условий договора было то, что иллюстрации к книге не могут обнародоваться в течении трех лет. Нет их, понятное дело, и среди рисунков, которые вы видите на этой странице.

Кое-что из "алисоманского" творчества Светы можно все же увидеть. Для другого проекта, инициатором которого был некий канадец, она сделала 120 рисунков, 6 из которых выставлялись в Нац. библиотеке. А проект весьма впечатляющий - "Алиса на CD-ROM" - нечто среднее между мультфильмом и компьютерной игрой, с музыкой, оригинальным текстом и всякими компьютерными штучками. (Вот бы глянуть хоть одним глазком!)


Власть Луны
 
Две девушки прогуливаются под ручку по кладбищу ранней весной
 
Лесное болото. Одинокая.
 
Сумерки
 
Без названия
 

Хотя большая часть светиных рисунков не привязана ни к какому конкретному тексту или сюжету и в этом смысле они являются не иллюстрациями, а, скорее, катализаторами каких-то возможных историй, есть у нее и иллюстрации в собственном смысле. Кроме знаменитого Кэррола и никому не известного Феклистова, она проиллюстрировала несколько книг Эрика Алана Джонсона. Джонсон - добродушный толстяк из Калифорнии, сын американского дипломата и итальянской графини, библиотековед и библиограф (составивший, между прочим "Библиографию независимой прессы в бывшем Советском Союзе и Прибалтике с 1987 по 1991 г.", которая издана Библиотекой Конгресса), а кроме того, знаток русского языка и любитель Эстонии (приезжал сюда уже 10 раз!) - очень любит сочинять сказки. Одна из них - "Каменные драконы из Метсамаа" - издана недавно на английском языке таллинским издательством "Koolibri". Вклад Светы - в рисунках и в букве "S" в совместном их псевдониме - "Enrico S. Conti". Кроме того, она проиллюстрировала еще две сказки Джонсона - о маме и двух сестрах-великаншах и другую, название которой можно перевести на русский как "Девица в темнице". Сюжет последней кажется мне неким метаописанием ее собственного творчества. Темница находится лишь в воображении девицы, так же как и дракон, который ее охраняет. Принц спасает девушку от невидимого, измышленного дракона, стуча мечом по кирпичам, изображая горячую битву. Так он освобождает ее и завоевывает ее сердце. Не так ли действует и искусство, заставляя нас смеяться и плакать и освобождая с помощью катарсиса от измышленных, иллюзорных комплексов и проблем?

- Света, почему у принцессы твое лицо?

- Это не специально, просто так получается. Я знаю одну художницу, которая делает кукол из тряпок. Так вот, эти куклы, даже мужские, даже нарочито уродливые - все похожи на нее.

- Считаешь ли ты себя профессиональной художницей?

- Мне не хватает уверенности в себе, которая должна быть у профессионалов, и я еще многому хотела бы научиться. Рисовать для меня - не работа, мне просто нравится этим заниматься. Последние несколько лет я ничем другим и не занимаюсь. В этом смысле я, наверное, профессионал.

Уверенность в себе, ответственность за других - вот качества, которых недостает детям. Спрятаться, как за каменной стеной, за кем-то Большим, Взрослым, отгородится от мира, чтобы уйти в мир аутичных фантазий... Все имеет свои плюсы и минусы. Что лучше - ограниченность, замкнутость взрослого кругозора, когда "все наперед известно" или безответственная свобода детской фантазии? Думаю, что не стоит абсолютизировать эту альтернативу. Ведь всегда сохраняется возможность внутренних изменений, роста, и художник, не теряя своей спонтанности, проходя через спектр опытов, обретает зрелость - то есть, становится взрослым, оставаясь ребенком.

 
Саша


К сказке Энрико С.Конти "Tema's Twins"


К сказке Энрико С.Конти "Tema's Twins"


"...Давно я не был в этом парке"

                 

Мирза Бабаев

День за днем, 21 июля 1995



Приложение

[Текст Мирзы Бабаева к буклету Светы Алексеевой]

Мир, в который мы входим, рассматривая рисунки Светы Алексеевой, - поистине "иной мир", соприкасающийся с "нашим" лишь по касательной. Это мир сознания, погруженного в самое себя, сознания интровертного, где-то даже аутичного, живущего не восприятиями внешнего мира, а собственными фантомными содержаниями, которые, обретая на бумаге подобие вещественности, сохраняют самоочевидное родство с породившей их стихией фантазии. Именно поэтому её образы как бы недовоплощены, зыбки, подвижны, двусмысленны; если у персонажей, населяющих этот мир, и есть кровь, то состав ее - не эритроциты с лейкоцитами, но астральный эфир, плоть же их - не "дышащее мясо", а многоцветная субстанция радуги.

Ассоциации со сказкой здесь вполне уместны. Но не со сказкой в смысле "ставшего феномена", в смысле текста, напечатанного в книге с комментарием "специалиста"; скорее это сказка как процесс - развертывание субъективного эмоционального импульса согласно логике чудесного. Такая сказка не обладает принудительностью мифа, она больше похожа на рассказанный сон - ни к чему не обязывает, но всегда интересно. Люди, интерьеры, ландшафты - все повторяется и все каждый раз ново. Здесь нет тяжелых кошмаров и натужного визионерства - и слава Богу, этого и в "жизни" сейчас предостаточно. Погружаясь в сновидения Светы Алексеевой, мы испытываем не старческий страх, но детскую радость. И ещё - естественное побуждение сновидеть самим.

Мирза Бабаев