Звезда незакатная


Working class hero is something to be
John Lennon

Живя при социализме, мы достаточно наслушались сказок о том, как плохо при капитализме. Некоторые, кто в институтах обучались, до сих пор небось Маркса-Энгельса наизусть при случае процитировать могут (про двоечников и неучей я не говорю). И вот сменилась эпоха, а вместе с ней и "общественно-экономическая формация". То ли вперед шагнули, то ли назад откатились - очутились мы, одним словом, в том самом капитализме, о котором раньше только в книжках читали. И выяснилось вдруг, что сказки - вовсе не сказки, а самая обычная повседневная реальность, данная нам в ощущениях. И что Маркс с Энгельсом - вовсе не жидомасоны какие-то, голову народу задуривающие, а что описывали они в свои стародавние времена нашу с вами, дорогие господа-товарищи, жизнь.

Где бы ты ни работал, ты - или капиталист, либо пролетарий. Те пролетарии, которые много бабок получают, развивают мелкобуржуазность сознания. А те, которые мало - или иллюзии строят, тупо глядя в телевизор, или же сами капиталистами стать мечтают. И лишь малая часть, наделенная передовым мировоззрением, видит порочность самой системы. Ведь между классами, если вдуматься, действительно целая бездна! Пролетарий в чем заинтересован? - Чтобы поменьше работать (или, по крайней мере, заниматься тем, "что нравится"), а получать побольше; иметь социальные гарантии (пенсию на старости лет или в случае инвалидности, медицинское обслуживание, дети чтобы в садик и школу могли ходить и т.д.) и всяческие права. А капиталист наоборот - чтобы рабочие работали больше, а платить чтобы можно было поменьше, и никаких обязательств на себя не брать. Если капиталист о рабочих заботиться будет и своею прибылью с ними делиться, как же он капиталы тогда свои приумножит? Из этого противоречия интересов и проистекает естественным образом классовая борьба. А состояние, при котором этих противоречий нет, называется социализм. И социализм этот - нормальная мечта рабочих. А капиталисты его боятся и ненавидят, потому что он грозит уничтожить их классовые привилегии.

Поэтому-то они всеми силами стараются держать пролетариат в неведении его истинных интересов и дурманят ему голову буржуазными развлечениями, всякими бессмысленными скандалами и порнографией. И первейшую роль в этом оболванивании масс, при всем разнообразии современных средств массовой "информации", по-прежнему продолжают играть газеты. Отсюда становится понятным стремление буржуазии любыми средствами монополизировать прессу и подавить самую возможность свободного антибуржуазного слова. Вспомним хотя бы постоянные нападки со стороны "власть предержащих" на "Молодежку" - дело здесь не только и не столько в "национальных проблемах", сколько в том, что слабейшие проблески "левого" мышления оказывают такое же действие на политическую и финансовую олигархию, а также на обуржуазившуюся часть населения, какое красная тряпка оказывает на быка.

В Эстонии нет сейчас ни коммунистической, ни социалистической прессы в строгом смысле этого слова. У кормила прочно закрепились правые, а подавляющее большинство эстоноязычного населения, даже при всех ощутимых издержках переживаемого страной "дикого капитализма", инертно или даже враждебно левым идеям, поскольку невольно ассоциирует их с отрицательным (или псевдоотрицательным) опытом советской власти. Не случайно однако, что россияне, живущие в Эстонии, так же, как и русские в метрополии, в большинстве своем проголосовали на последних выборах именно за коммунистов. И дело здесь не только в том, как пытаются представить многие, что голосовали не столько "за", сколько "против". Даже если исторический социализм оказался в конечном счете несостоятельным, социалистическая утопия, с ее пафосом антииндивидуализма и социальной справедливости, не может утратить свою привлекательность для широких трудящихся масс.

Вот такие интересные мысли приходили мне в голову, когда я читал статью о газете "Morning Star", опубликованную в последнем выпуске издающегося в Лондоне журнала "Creator". Конечно, это их английские дела, у нас ситуация другая, и все-таки некоторые аналогии (хотя бы и отрицательного свойства) с нашим бытием здесь, в Эстонии, напрашиваются, как мне кажется, сами собой.

Автор статьи, профессиональный журналист Стивен Оверелл, два года проработал в "Morning Star", и эти годы он считает лучшими годами своей жизни. (Свой уход он объясняет тем, что на объект веры лучше смотреть с некоторого вдохновляющего расстояния: нахождение внутри него способно разрушить ваш идеализм). О себе он сообщает следующее: "Я член Британской партии труда (British Labour Party). Как и многие другие, я чувствую себя разочарованном в ее деятельности и готов выйти из нее... Я всегда был антисоветчиком, считая, что СССР предал идеалы Русской революции... Тем не менее, я осознаю, какой непоправимый урон нанес распад СССР европейскому левому движению, равно как и освободительному движению Третьего Мира, которое СССР поддерживал." Оверелл весьма критически относится к деятельности газеты. Тем не менее, он убежден, что, не смотря на все частные недостатки, правоту газеты и ее необходимость оспорить невозможно.

"Morning Star" ("Утренняя звезда"), первоначально называвшаяся "Daily Worker" ("Ежедневный рабочий"), - "единственная социалистическая газета в англоязычном мире", как она сама себя определяет. Первый ее номер вышел в первый, новогодний день 1930 года и содержал материалы о бесстрашных пикетчиках, стригалях овец, требующих повышения заработной платы, о докерах, воюющих против фашиствующих приверженцах Мосли - в общем, материалы, не на много отличающиеся от того, что в ней могло бы появиться сегодня.

Газету основала тогдашняя Коммунистическая партия Великобритании (Communist Party of Great Britain, сокращенно CPGB), которая хотела что-нибудь противопоставить капиталистической прессе, которой заправлял газетный магнат Ротмер. КПВБ рассматривала это издание в качестве способа продавать свои решения рабочему классу, достаточно подавленному и разбитому, чтобы начать задавать вопросы.

С другой стороны, газету поддержала Москва, заинтересованная в насаждении ростков социализма в колыбели капитализма, какой является Великобритания. Москва гарантировала, что будет покупать определенное количество экземпляров ежедневно, обеспечивая тем самым существование газеты и защищая ее от стихии рынка.

Против всяких ожиданий, когда СССР в 1991 году в конце концов распался, газета выжила - единственно благодаря щедрости своих читателей.

Сегодня "Morning Star" - газета номинально независимая, но на практике проводимая ею политика странным образом соответствует политике Коммунистической партии Британии (которая отбросила слово "Великая", посчитав его империалистическим), чей оффис располагается в том же здании, что и редакция газеты, только этажом ниже. Программа КПБ, "Британский путь к социализму", была написана в 1951 году на волне подъема самосознания рабочего класса после Второй Мировой Войны, когда "Daily Worker" расходился тиражом свыше 200 000 экземпляров ежедневно. С тех пор она не менялась.

Теперь легко думать, что и те, кто читает "Star", и те, кто работает на нее - это маниакальные, эксценртические неудачники, движущая идея которых уже умерла, но которые достаточно закоснели, чтобы продолжать верить в нее не смотря ни на что. Их приверженность Большой Идее в век, когда большие идеи, используя старую добрую марксистскую фразеологию, "доказали свою несостоятельность", уподобляет их верящим в плоскую Землю после открытий Колумба. Но это не так - отсюда и эта статья.

"Morning Star" расходится ежедневно в количестве 7 000 экземпляров (злые языки распускают слухи о двух мифических пенсионерах из Арбаута, которые якобы из преданности, смешанной с жалостью, скупают большую часть тиража). Читатели "Star" - это, в основном, закоренелые представители рабочего класса, этакие упертые старперы. Они наполняют страницу писем гневными тирадами против капитализма и подписывают свой письма "шахтер на пенсии", "член профсоюза работников транспорта", "сталинист до конца" и т.п. Газета читается крайне тяжело и любой человек "со стороны" решит про себя, что "Morning Star" - это ходячий анахронизм, динозавр, причем слабый - не Тиранозавр Рекс, а Диплодок - пережевывающий собственную отрыжку и сражающийся с воздухом.

Однако, нужно держать в уме две вещи. Во-первых, для левых во всем мире наступили трудные времена. Многие социалисты потеряли контакт с активным движением. Социализм - как 35-часовая рабочая неделя: идея хороша, но никто больше не говорит об этом всерьез. Во-вторых, газетный рынок как никогда монополизируется и находится в кабальной зависимости от рекламодателей и потребителей. "Star", с ее ничтожным бюджетом (заработная плата всех сотрудников - от главного редактора до уборщицы - составляет в общей сложности всего лишь 10 520 фунтов стерлингов в год), приходится противостоять и тем, и другим.

Не смотря на все прогнозы, газета выжила и должна теперь как следует обдумать свою роль и попытаться заново собрать читателей. Квази-марксистские клише и нападки на все и вся - далеко не лучший способ этого добиться. Точно также, провозглашение линии КПБ наиболее верной способно убедить лишь уже имеющихся читателей. Конечно, это правильно, но порою работающий в "Morning Star" чувствует себя так, словно пытается убедить собственное отражение в зеркале. "Star" должны глядеть вовне, развиваться и рационально строить свою политику.

Исторически на газетном рынке Великобритании существует резкое разделение функций: газеты, адресующиеся к образованным и к необразованным соответственно, существуют как бы в разных вселенных. "Morning Star" живет в мире, который параллелен им обоим - в мире самоучек-автодидактов, тех, кто, возвращаясь с завода или шахты, занимается самообразованием, постигая собственную классовую судьбу.

Профсоюзное движение, основанное на этосе обучения на рабочем месте - вот куда больше всего направлено наше внимание и где оно, верите или нет, больше всего ценится. Связь "Morning Star" с профсоюзным движением - наследие коммунистической традиции.

"Star" любит рассматривать себя в качестве мудрого родителя по отношению к наивному и заблудшему профсоюзному движению, которое питает надежды на "примирение" с хозяевами или, изъясняясь на индустриальном жаргоне современности, но то, чтобы стать "социальным партнером" в счастливой, улыбающейся семье общественной демократии. "Чепуха", - говорит "Star". Если профсоюзное движение не основывается на классовом интересе организованного труда и прочном понимании того, что корпоративные пакты всегда чреваты предательством, то грош цена такому движению. Социализм, солидарность и борьба - эти слова должны стоять в одной фразе. Такова программа газеты.

Для большинства англичан "Morning Star" не значит ничего. Тот факт, что газета до сих пор выходит, лишь напоминает им, что существуют фанатики, с сизифовым упорством толкающие этот камень на вечную гору. Однако в политическом мире, который все больше смещается к "консенсусу о коробке конфет", когда каждый согласен, что он в таком же замешательстве, как и все прочие, "Star" действительно стоит особняком. И это кое-что значит. Если даже приближение "Morning Star" к истине идет по касательной, как и у других, эта касательная иная.

"Morning Star" печатает те же ежедневные новости, что и любая другая газета, но освещает их с осознанной классовой точки зрения. О многих "неприятных" вещах, о которых писать не принято (например, о положении рабочих-иммигрантов) вы можете прочесть только в "Star". Это газета, которая не стремится ублажить хозяев-капиталистов, поскольку ее владельцами являются читатели. Это газета, которая требует отмены всех антипрофсоюзных законов, поддерживает Ирландскую республику, поддерживает организации чернокожих против расизма, отстаивает "государство всеобщего благосостояния" (т.е. с системой социального обеспечения, бесплатным обучением и медицинской помощью и т.д.), которая назвала падение Сайгона ничем иным, как великой победой вьетнамского народа и которая в свое время выступала против Войны в заливе.

По моему мнению, - пишет далее Оверелл, - нет более важных кампаний в области внутренней политики, чем обеспечение полной занятости и защита "государства всеобщего благосостояния". И это опять то, где "Star" совершенно права.

Недостатки газеты - те же, что и большей части социалистических движений: догматизм, риторика, боязнь новизны. Когда пробуждаются новые социальные силы - например молодой средний класс с их восстанием против уголовного закона, запрещающего, наряду с прочим, "рэйвовые" дискотеки, первый вопрос "Star" - "С нами ли эти силы?" Неофобия - вот что несет смерть революционной газете.

Мир меняется стремительно, а с ним меняется и класс. Однако было бы ошибкой полагать, что эти перемены несут гибель классу - самоопределению класса, возможно, но никак не самой вещи. Будущее социалистического движения может принять любую, самую непредсказуемую форму, но не нужно думать, что один лишь фанатизм поддерживает веру в то, что движение за равноправие и социальную справедливость расцветет рано или поздно. Если у человечества есть какое-либо будущее, то у капитализма его нет. Мир и жизнь - слишком важные вещи, чтобы оставить их "рыночной экономике".


Мирза Бабаев.

Радуга, #11, Таллинн, 1995