Отделение семиотики отделилось


Решением Ученого совета Тартуского университета изменен административных статус отделения семиотики. Оно выйдет из подчинения факультету философии и станет структурной единицей факультета социологии.

Наряду с отделением семиотики факультет социологии будет включать в себя следующие отделения: общей социологии, социологии, политологии, психологии и журналистки. Уже создана комиссия, которая к 16 декабря должна определить структуру факультета, составить проект бюджета на 1995 год. В январе будет объявлен конкурс на замещение вакансии декана.

Изменение статуса отделения семиотики стороннему наблюдателю может показаться пустой формальностью. Внутри университета, однако, известие об этом событии вызвало всплеск эмоций и бурные дискуссии.

Во-первых, заведующего отделением семиотики И.А. Чернова упрекают в отсутствии коллегиальности: решение о судьбе отделения было принято им практически единолично, без согласования с коллегами и сотрудниками.

Во-вторых, само это решение было воспринято многими как демонстративный разрыв с кафедрой русской литературы.

Напомню, что отделение семиотики (часто называемое также кафедрой) отпочковалось от кафедры русской литературы два года назад. Сотрудники обеих кафедр - ученики одних и тех же учителей. Их объединяют как общие научные интересы, так и теплые дружеские отношения. Ю.М. Лотман часто говорил, что главное дело его жизни - это Кафедра (а не научные труды). Кафедра всегда была для кафедралов неизмеримо большим, что просто академическая структура. Это была своего рода Семья.

В своем предсмертном завещании Ю.М. Лотман писал:

"Самый дорогой для меня труд - это кафедра, наш с Зарой Григорьевной совместный труд. Мне больно думать, что с моим уходом в наше нестабильное и ненадежное время кафедру может постигнуть развал. Под этим я понимаю, прежде всего, разрушение дружеский связей, которые были основой организации кафедры, ее фундаментом. Поэтому я очень прошу вас, как бы трудно ни было в дальнейшем, сохранить взаимное доверие, толерантность и помнить, что все мы не ангелы и нуждаемся в дружественном и снисходительном отношении. Только это позволит сохранить дух нашей кафедры (как бы в дальнейшем не перекраивалась организационная структура - речь не об этом). Кафедра принадлежит истории культуры, разрушать ее тяжкий грех".

Если бы переход отделения семиотики на факультет социологии являлся простой административной формальностью - не было бы никаких проблем. Но этот переход воспринимается на обеих кафедрах как подчеркнутый жест, в котором нашла выражение затяжная конфронтация И.А. Чернова с традициями единой кафедры.

Ю.М. Лотман в последний год своей жизни говорил, что специфика тартуской семиотики - в ее теснейшей связи с русским культурным контекстом. Русская культура являлась для него и объектом, и тем, что в каком-то смысле определяло самый метод исследования. К этому факту можно относиться по-разному. Можно говорить об изъянах этой позиции, отталкиваться от нее… Игорь Аполлониевич делает это предельно просто. Наднациональный характер семиотики, который он прокламирует, оборачивается предельным сокращение количества курсов, читаемых по-русски. Эстонский и английский - вот теперь языки тартуской семиотики. Интеграция в мировое семиотическое сообщество сопровождается переездом в другое здание - подальше от кафедры русской литературы.

Один из аргументов г-на Чернова - теперь вместо одной комнаты отделению выделят целых три.

Е.Г.Григорьева, отделение семиотики:

"Все узнали о том, что отделение семиотики отделилось, post factum - уже после того, как Чернов обсудил это на Ученом совете. Я не знаю, какие это будет иметь последствия и кому это выгодно. Для меня это останется исключительно административным, формальным решение, поскольку отделить себя от коллег как той, так и другой кафедры, я не могу. Для меня обе кафедры - единое целое. Счеты здесь неуместны".

П.Г. Торопыгин, кафедра русской литературы:

"Если филологу будет позволено немного пофилософствовать, я сказал бы следующее. Мысль, как известно, непространственна. И если научную школу, традицию, которая есть, по сути, ментальность, развернутая во времени, пытаются улучшить, укрепить, очистить путем пространственного разделения - путем разбиения административных структур, путем перенесения кафедры в другой университетский корпус, - то это губит мысль в принципе, поскольку мысль привязывается к пространству, натурализуется в нем. Помимо разрыва коллегиальных и личных отношения, в этом проекте мне видится нарушение основных принципов бытия мысли".


Мирза Бабаев.
Тарту.

День за днем, 11 ноября 1994