Гигер: биомеханика зла


Х.Р. Гигер

Одни называют его "художник-фантаст #1", других восхищает научная точность его видений; фанаты ужаса, специалисты по трасперсональной психологии и оккультисты в равной степени принимают его за своего; тем не менее, самое известное из его творений - "Чужой" ("Alien") - в значительной степени - автопортрет. Религиозные фанатики сжигают его картины, обвиняя художника в сатанизме, но сам он сторонится всякой организованной религии, заявляя, что "в этих вещах" у него достаточно личного опыта. Убедительность его страшных видений роднит творчество художника с религиозным искусством Босха и Брейгеля. Однако мир биологических машин, который открывается в них, - это мир без Бога, без искупления, без надежды, мир, в котором невозможны никакие религиозные верования.

Ханс Руэди ГИГЕР (1940) родился в швейцарском городке Чур в семье аптекаря. Место и время рождения будущего мастера "фантастического реализма" кажется необычайно удачным: более благоприятного социокультурного контекста для развития дара к оккульно-психоделическому видению придумать трудно. Еще жив К.Г.Юнг, пишущий на старости лет об алхимии, герметизме и летающих тарелках; пройдет совсем немного времени, и другой швейцарец - Альберт Хофманн - совершит эпохальное открытие, обнаружив поразительные свойства ЛСД - вещества, которое позволяет любому желающему погружаться в миры юнговских архетипов и совершать межголактические путешествия, не вставая со стула. Другом и духовным отцом Гигера станет Сергиус Глововин - специалист по древним мифам и символам и лидер контркультурного неомифологизма.

В детстве, по собственному признанию Гигера, больше всего интересовали девочки, цирк и темные, мрачные закоулки, где он мог без помех играть, творя свои причудливые миры. Со временем эти миры становились все более отчетливыми и детализированными. А пристрастие к черному он сохранил на всю жизнь.

Впервые рисунки Гигера (цикл "Atomkinder" - "Атомные дети") публиковались с 1959 г. в журнале, издававшемся в школе кантона Чур, а также в подпольных изданиях типа "Clou" и "Hotcha". Мрачная символика и сюрреалистическая коллажность, характерная для этих рисунков, предвосхищает зрелое творчество Гигера. Гробы, черепа, деформированные человекомонстры и фантастические орудия пыток - все это пока не выходит за рамки шизоидных юношеских фантазмов и подается в модальности макаберного юмора. Но уже в середине 60-х появляется мотив, который станет у Гигера одним из ведущих: роды, рождение, эмбрионы-солдаты и зародыши-механизмы. В 70-х Станислав Гроф будет использовать гигеровский "Некрономикон" для иллюстрации своей теории пренатальной памяти: то, что человек переживает в материнской утробе и в процессе родов в значительной степени предопределяет структуру его личности. Гигер с потрясающей убедительностью воспроизводит отрицательный пренатальный опыт: его зародыши - беспомощные жертвы и убийцы одновременно, а процесс родов - изощренная пытка.

Вообще, механичноcть, насильственно-принудительный характер биологических процессов - центральная тема Гигер. С другой стороны, сама механика биологизируется, происходит парадоксальное сращение механизма биологизируется, происходит парадоксальное сращение механизма с организмом. Отсюда - гигеровские "биомеханоиды", впервые появившиеся в конце 60-х и представляющие собою мирное, гармоничное слияние технологии, механики и биологической жизни, и ужасающий своей иномирной бесчеловечностью "Чужой".

Поскольку в работах Гигера находит выражение отрицательный, болезненный опыт сознания, многие считают его художником Зла. Такое истолкование имеет под собой определенную почву: мир Гигера строится на переплетении не только биологических и механических, но и оккультных мотивов.

В 1975 г. он участвовал в парижской выставке, посвященной дьяволу; многие его работы носят богохульственный характер, выворачивая наизнанку образы причастия, распятия и крестных мук; лейтмотивы его творчества - агрессия, страдание, разложение, убийство и самоубийство, механический и жестокий секс - воплощаются в чудовищных демонических образах.

Он живописует победу материи над духом, Сатаны над Христом. Из его автобиографии следует, что со студенческих лет он предпочитал селиться в "проклятых" домах, коллекционировал ритуальные предметы, использовавшиехся в ритуалах типа Черной мессы (в его коллекции имелась, например, "голова дьявола", обтянутая настоящей человеческой кожей). Его первая возлюбленная - прекрасная Ли Тоблер - после девяти лет с Гигером впала в летаргию, а затем застрелилась. Он симпатизирует "Ангелам Ада" и даже нарисовал плакат для слета этой организации в Швейцарии. После выхода "Некрономикона Гигера" ("Некрономикон" - апокрифическая книга заклинаний, позволяющих вызвать демонических Властелинов мира - важнейших источник вдохновения для Алистера Кроули, Г.Ф.Лавкрафта и многих других черновидцев) Гигер был заочно принят в одно из тайных обществ под именем "Frater Alien" ("Брат Чужой") - что является, несомненно, признанием его авторитетным экспертом в области Зла.

Однако знание Зла вовсе не обязательно означает подчинение его законам. Ведь Зло, в сущности - это та иллюзорная реальность, в которой мы, обычные, непросветленные существа, "движемся и живем". Понимание природы Зла может поэтому стать путем к освобождению из его пут. Так, в частности, истолковывает значение творчества Гигера его друг, знаменитый "психоделический гуру" Тимоти Лири:

Гигер, ты иномирный пришелец, таящийся в моем теле, откладывающий в нем свои блуждающие яйца чуда. Ты опутал себя шелковистым коконом, словно личинка, и проложил глубокий тоннель к железе моей мудрости. Гигер, ты видишь глубже, чем мы, одномашненные приматы. Не посланник ли ты какого-то сверхразумного биологического вида? Может быть, ты - вирусный гость, глядящий глазами цвета маковых лепестков на наши органы размножения?

Творчество Гигера тревожит и ужасает нас потому, что охватывает громадный эволюционный период. Оно показывает нам - и даже слишком отчетливо - откуда мы пришли и куда уйдем. Он погружается в наши биологические воспоминания. Он делает наши младенческие фотографии за восемь месяцев до нашего рождения. Гинекологические пейзажи. Внутриматочные открытки. Гигер опускается даже еще глубже - в ядерную структуру наших клеток. Хотите знать, как выглядят ваши цепочки ДНК? Взгляните на его работы.

Увлекая нас вспять - в наше болотистое, слизистое, вегетативное, насекомовидное прошлое, он всегда толкает нас вперед - в космос. Его конечная перспектива - внеземная. Он учит нас любить наши скользкие, эмбриональные, насекомовидные тела - чтобы мы смогли преобразить их.

Как бы мы ни относились к творчеству Гигера, какие бы смыслы ни открывало нам оно, нельзя не признать его творческий гений. Широко пользуясь техникой шаблонов-накладок и распылителем, что, по его собственному признанию, позволяет художнику функционировать автоматически, за пределами обычного ясного сознания, он создает картины настолько реалистичные, что их можно принять за фотографии. (Что, кстати, однажды и подвело датских таможенников, отказавшихся пропустить их в страну. Гигер, рассказывая об этом случае, замечает: "Где, интересно, они думали, я фотографировал? В аду, что ли?") Сходя в гроб, Гигера благословил Дали - еще один представитель "сверхреализма". Искусство Гигера, как, впрочем, и всякое настоящее искусство, открывает новые измерения реальности, давая нам тем самым возможность расширить наше понимание мира и самих себя.


Мирза Бабаев

День за днем, 1 декабря 1995