Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Словесность: Рассказы: Олег Малахов и Андрей Василенко


ПРЕДИСЛОВИЕ К СБОРНИКУ



В одном из своих произведений известный английский писатель Клайв Баркер высказал следующую мысль: "Страх - вот та тема, в которой большинство из нас находит истинное удовольствие, прямо-таки какое-то болезненное наслаждение". А не менее известный американский писатель Стивен Кинг еще в конце семидесятых годов заявил, что подавляющее большинство людей обожают, чтобы их пугали. Ту же идею совсем недавно выразил в интервью Брюс Уиллис - голливудский актер. И эти люди далеко не единственные в своем убеждении. Правы ли они?..

В разное время разные психологи неоднократно говорили о разрушающем воздействии страха на нервную систему человека. До сих пор считается недопустимой оплошностью со стороны родителей показывать детям фильмы ужасов. Эти фильмы действительно крепко застряли на уровне низкопробного ширпотреба. Но есть же отдельные мастера, которые пытаются создать нечто достойное (например, Дарио Ардженто, Том Савини, Уэс Кревейн, Джордж Ромеро, Роберт Родригес и т.д.). Есть и хорошие писатели, пытающиеся поднять жанр "литературы ужасов" (тот же Стивен Кинг). Индустрия "ужасов" существует. Люди с удовольствием поглощают ее продукцию. Доказательством этого может послужить хотя бы тот факт, что подобная продукция продолжает производиться. Следовательно, она успешна с коммерческой точки зрения. О чем это говорит?..

Нам трудно понять природу страха, хотя страх - это одно из первых чувств, которое мы испытываем уже в первые дни своей жизни на земле. Глядя на то, как родители нервничают, как они периодически впадают в самую настоящую панику, мы начинаем бояться вместе с ними… Страх перед болью; страх перед выдуманными детским воображением существами, которые живут в спальне под кроватью или в шкафу; ужас, в который приходит ребенок, первый раз оказавшись в детском саду среди абсолютно незнакомых людей и многое другое - вот наши первые страхи. Став взрослыми, мы забываем большую часть того, чего так боялись в детстве. Труднее становится пробить барьер рационализма… Вот это по-настоящему страшно! Что может быть хуже отсутствия у человека фантазии?..

Для России "хоррор", как литературное направление, нетрадиционен. Конечно, наши классики иногда использовали в своих произведениях элементы "черного романтизма", но ведь не следует забывать, что высшим достижением классической литературы являются реалистические произведения. На Западе "ужасы" расцвели пышным цветом. Основоположники этой литературы - тоже с Запада. С другой стороны, "хоррор" у нас очень популярен. Достаточно взглянуть на списки бестселлеров. Из-за чего сложилась такая ситуация?..

Мы поставили перед вами все эти вопросы, дорогие читатели. Отвечать же на них предстоит именно вам. Задумайтесь. И решите все для себя сами. Это будет честно…

Авторы хотели бы выразить свою признательность следующим людям, которые очень им помогли в процессе работы:

Наташе Свирюковой (она придумала сюжеты доброй половины рассказов; именно ей один из нас - Олег Малахов - посвящает всю ту часть работы, которую он выполнил для этого сборника), Дмитрию Трибису и Николаю Буслаеву (эти люди первыми опубликовали наши произведения в Интернете), Кате Солодовой и Лене Егоровой (на них проверялись все рассказы по мере написания), Сереже Батову (за моральную поддержку), Евгению Торопову, Диме Затолокину, Андрею Погашеву (он знает за что!). Спасибо вам!

Всегда ваши,
Олег Малахов и Андрей Василенко.

Москва, февраль 2000-го года.




© Олег Малахов и Андрей Василенко, 1998-2022.
© Сетевая Словесность, 2000-2022.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Владимир Алейников: Галерея портретов: СМОГ [Что-то вроде пунктира. Наброски. Или, может, штрихи. Или краткие, из минувшей эпохи, истории. Или попросту - то, что вспомнилось мне, седому, прямо сейчас...] Яков Каунатор: Три рассказа [Однаако, - прошепелявил он. - Что мы видим здесь? А здесь, во-первых, многозначность, во-вторых, здесь мы имеем философический взгляд автора на глобальные...] Роман Смирнов: Прямоходящий муравей [Короче, на книгу нахныкав, / дам волю последним словам. / Так, в целом, и пишутся книги, / и ставятся подписи: "Вам!"] Евгения Серенко: Три рассказа [Необязательность встреч, лёгкость прощаний... ни слезинки, ни сожаления; плыла по жизни на светлом облаке, уверенная: так будет всегда...] Ростислав Клубков: Сестра Катерина [Здесь, на этом дворе, святая Катерина возвращала глаза слепым, возвращала калекам потерянные ноги и руки, воскрешала мертвых...] Аркадий Паранский: Повариха [Я посмотрел на лежащих в спальнике, спящих и чуть посапывающих женщин, наклонился, притянул к себе Оксану и нашёл своими губами среди лисьего меха её...] Илья Вересов: Сон других времён [а лучше ляг со мною на дороге / здесь воздух так натужно скроен / здесь слёзы в легких кипятит от зноя / здесь грёзы клерки крики всё без перебоя...]
Словесность