Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность





С Т И Х И



      I. 1976-1987 гг.

походка осени печальна
случайны встречи в небесах
ты скажешь нет и лик качая
на бедных рифмою руках
растаешь под предлогом лета
отдав имущество в ломбард
и получив одной монетой
бог весть чего-то миллиард

весна настанет расставанья
займут не более ее
мы сменим переодеванья
на обнаженное жилье
мы разменяем у менялы
монету поровну на всех
и купим в лавке идеалы
от вешних вод до смены вех



      II. 1990-2001 гг.

Когда я из лесу выйду божком
с посошком в руке и с котомкой в ноге,
а также с грудью, остриженной кружком,
а также с головой в одном сапоге,

с глазами, посаженными широко по кустам,
где каждый рояль мне и стол и постель,
встретит, как водится, меня где-то там
русского духа дверь без петель,

крикнет и гикнет и в землю уйдет,
неба лазурного оставив картину,
и я поплыву по ней как пилот
расцветающей яблони дао дэцзину.



      Послания

Сухая канва моего дао-пунктира
с базовым маршрутом от трактира до сортира,
минуя жизнь и театр, актеров и даже актрисок
(на осталась от старого мира лишь пара ирисок),
так вот, основная струя, имеющая четыре фазы
от ревмакардита и включительно до проказы -
это мирный исход из царства вещей
к вещанию леммингам и бурундукам, а заодно
сопутствующим им людям, но
я не Овидий кислых щей -
мне нечего сказать президенту и премьеру,
кроме как послать их к бую в шхеру.



ЯКОБЫ-МОНОГАТАРИ

ВОПЛЬ




© Андрей Мадисон, 1976-2022.
© Сетевая Словесность, 2002-2022.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Владимир Алейников: Галерея портретов: СМОГ [Что-то вроде пунктира. Наброски. Или, может, штрихи. Или краткие, из минувшей эпохи, истории. Или попросту - то, что вспомнилось мне, седому, прямо сейчас...] Яков Каунатор: Три рассказа [Однаако, - прошепелявил он. - Что мы видим здесь? А здесь, во-первых, многозначность, во-вторых, здесь мы имеем философический взгляд автора на глобальные...] Роман Смирнов: Прямоходящий муравей [Короче, на книгу нахныкав, / дам волю последним словам. / Так, в целом, и пишутся книги, / и ставятся подписи: "Вам!"] Евгения Серенко: Три рассказа [Необязательность встреч, лёгкость прощаний... ни слезинки, ни сожаления; плыла по жизни на светлом облаке, уверенная: так будет всегда...] Ростислав Клубков: Сестра Катерина [Здесь, на этом дворе, святая Катерина возвращала глаза слепым, возвращала калекам потерянные ноги и руки, воскрешала мертвых...] Аркадий Паранский: Повариха [Я посмотрел на лежащих в спальнике, спящих и чуть посапывающих женщин, наклонился, притянул к себе Оксану и нашёл своими губами среди лисьего меха её...] Илья Вересов: Сон других времён [а лучше ляг со мною на дороге / здесь воздух так натужно скроен / здесь слёзы в легких кипятит от зноя / здесь грёзы клерки крики всё без перебоя...]
Словесность