Всё равно тебе водить

Некоторые комментарии переводчика


Перевод эпиграфа:
Голодная тьма существования
Кто будет томиться в этой дыре?
Она проводит время жизни, решая,
как бежать из неё.


Бородачи-партизаны из Лиги Отказников посоветовали мне не указывать никаких политических мотивов Здесь скрыта жестокая насмешка: люди, изображающие неистовых революционеров-романтиков времен Фиделя и Че Гевары (или - прекраснодушных идеалистов-хиппи), на самом деле оказываются людьми весьма осторожными и предусмотрительными.

"Osservatore Romano" (Римский наблюдатель) - ватиканский официоз.

Фамилия "Кастрахан" (Кастракан, Castracan) звучит по-итальянски не очень обычно. Возникает ассоциация с каракулем ("astrakan" - да-да, именно от Астрахани! Поэтому переводчик и заменил "кан" на"хан"), а также со словом "castracani", что значит "кастратор" и ... "кастрированный козлёнок". Но возможно, что автор намекает на хорошо известную всем итальянским школьникам новеллу Никколо Макиавелли "Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки", в которой описан кондотьер, исполненный военных и политических доблестей. Такое издевательское сопоставление - хоть с козленком, хоть с могучим мужем - вполне в духе всего романа.

Бела Лугози (1882-1956) был известен также упорным нежеланием отделать внеэкранную жизнь от экранной ("His personal life had its pathetic quality" - написано про него в http://saturdaymatinee.com/History-of-Actors): помимо обычных проблем с наркотиками и скандалов с женитьбами, он давал интервью, лежа в гробу, заявлялся на голливудские премьеры с гориллой и т.д. Похоронен в плаще Дракулы.

Для молодого итальянца отсутствие мотороллера - почти такой же демонстративный жест, как бритая голова.

Мы расстались, не попрощавшись... Вещь для итальянцев неслыханная.

Адорно и Хоркхаймера.. Немецкие философы середины нашего века, очень популярные среди интеллектуальных радикалов времен студенческих бунтов.

соревновались, у кого набит полнее шкаф... Не сразу бросается в глаза, что спор этот по своей "фрейдистскости" ничуть не уступает предыдущему.

Михаил Визель, 1998




© Михаил Визель, 1998-2022.
© Сетевая Словесность, 1998-2022.








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]