Словесность

Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Джузеппе Куликкья

Джузеппе Куликкья

Джузеппе Куликкья родился в 1965 году. Он посещал философский факультет Туринского университета, проходил альтернативную службу, в 23-летнем возрасте на год уехал в Лондон. Пять его рассказов (из десяти посланных) были опубликованы в антологии "Under 25", и по предложению её составителя Пьера Витторио Тонделли он начинает "писать что-то более длинное". Так в 1993 году появляется роман "Tutti giщ per terra" - "Всё равно тебе водить" и его протагонист - лишенный фамилии бритоголовый пацифист Вальтер.

Успех книги оказался оглушительным. Она получает премию Монблан и в апреле 1994 года выходит в престижном издательстве "Гардзанти". Уже в июне выходит второе издание, за ним следуют другие, роман переводится на французский, немецкий, голландский, греческий, испанский, каталонский языки, сразу же был снят выдержанный в жесткой стилистике "нового европейского кино" одноименный фильм (режиссер Дбвиде Феррарио). Продавец книжного магазина, вольнослушатель философского факультета провозглашается одним из самых перспективных авторов и выпускает уже третий роман, его литературный опыт - "парадигматическим", и открывается целая мода на новых молодых писателей - с совершенно другим стилем, языком и, главное, мировосприятием.

Новизна романа состоит прежде всего в том, что в нём едва ли не впервые в итальянской литературе оказалось четко и адекватно артикулировано самосознание уроженца и обитателя огромного мегаполиса, для которого - в отличие от его родителей и даже многих сверстников - постиндустриальная эпоха, эпоха "конца истории", уже началась, и единый некогда мир безнадежно распался на несколько абсолютно несмешивающихся реальностей, ни в одной из которых герой не может почувствовать себя "своим".

Это новое мировосприятие определяет и чисто эстетическую новизну романа: в нём отчетливо проступают метаморфозы, происходящие с искусством по пути в постиндустриальную эпоху - снятие таких жестких бинарных оппозиций, как fiction / non-fiction и переориентация произведения с "вневременного" на настоящее и с читателя-потребителя на читателя-соучастника.

Именно такой позицией "соучастника" и объясняется подчеркнуто неакадемический язык сносок и примечаний переводчика.

Вообще, эстетическая значимость и актуальность перевода романа на русский язык представляется мне очень высокой. Жизнь крупных городов во всем мире становится всё более одинакова. В нашу повседневную реальность стремительно врывается поток новых понятий - эмпирических и, главное, ментальных, и русская литература остро нуждается в их назывании. Понятно, что проще и естественнее делать это через описание такой среды, где они воспринимаются не как что-то новое и появившееся внезапно, а как привычное и пришедшее естественным путем.

Моя цель как переводчика, т.е. посредника между русской и итальянской в данном случае культурой состояла прежде всего в том, чтобы помочь русскому читателю почувствовать себя вписанным в общий контекст развития цивилизации. Дружный восторг молодых москвичей, читавших мой перевод: "Надо же, оказывается, у нас всё как у них!" свидетельствует, что роман Джузеппе Куликкьи "Всё равно тебе водить" - благодатный для этого материал.

Михаил Визель
Март 1998, Хамовники

20 негритят
главы из романа
Перевод Михаила Визеля

(3 ноября 2004)
Всё равно тебе водить
глава из романа
Перевод Михаила Визеля

(13 октября 1998)

Роман можно приобрести на бумаге в Культурно-информационном центре "Панглосс": 119034. Москва, ул. Пречистенка, 8/3,
тел.: (095) 202-29-33. olga_riabova@mtu-net.ru

При подготовке к печати перевод был заново отредактирован.






НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Третья осень в Урюме [Уже ноябрь. Березки, черемуха и верба в моем дворе облетели. В деревнях, как правило, срубают все, что не плодоносит, или, по крайней мере, не заморское...] Ольга Кравцова: "Не стенать на прощанье и влюбляться навек": о поэзии Александра Радашкевича [Поэзия Александра Радашкевича притягательна своей смелостью, даже дерзостью ума и речи, загадочна именно той мерцающей магией чувств, которую обнаружит...] Андрей Мансуров: Начистоту – о рассказах А.И. Куприна [...после их прочтения остаётся тягостный осадок: что герои такие тупые и безвольные, и не испытывают ни малейшего желания улучшить свою судьбу и жизнь...] Алексей Миронов: Сомнительный автограф [Так бы хотелось быть воздухом лётным, / невыдыхаемым, неприворотным. / За поворотом бы ахнуть в потьме / так бы хотелось, конечно, и мне...] Георгий Чернобровкин: Качание эпох [Подумаешь, что можно вдруг шагнуть / за грань стекла и за вечерним светом, / зимы познать действительную суть, / что ведома деревьям и предметам...] Леонид Негматов: Улица Леннона [Ночь привычно шаркает на запад, / шлейф с подбоем синим волоча. / Вслед её походке косолапой / не смотрю. Я наливаю чай...]