Словесность 


Текущая рецензия

О колонке
Обсуждение
Все рецензии


Вся ответственность за прочитанное лежит на самих Читателях!


Наша кнопка:
Колонка Читателя
HTML-код


   
Новые публикации
"Сетевой Словесности":
   
Владимир Алейников. Скифское письмо. Стихи
Татьяна Вольтская. Стихотворения.
Татьяна Костандогло. Стихотворения.
Татьяна Парсанова. Стихотворения.
Виктор Хатеновский. День протрезвел от нашествия сплетен. Стихи
Алексей Смирнов. Можно. Повесть
Айдар Сахибзадинов. Детские слезы и У обочины вечности. Рассказы
Литературные хроники: Марианна Крохот. Полифония или всеядность? / Полифоничная среда / По ту сторону мостов. Презентация 7-го выпуска альманаха "Среда" в Санкт-Петербурге 4-5 марта.


ПРОЕКТЫ
"Сетевой Словесности"

Книжная полка

[03 июля]  
Александр Уваров. Месяц смертника - Altaspera Publishing & Literary Agency, 2017.
Герой романа мечтал о пробуждении человечества от сна, именуемого жизнью. Роман о террористе-одиночке, бросившем вызов не... Нет, не Системе - людям.






КОЛОНКА ЧИТАТЕЛЯ
ЧИТАЕМ:  Дан Маркович. Жасмин



Татьяна Тайганова

Золотое сечение романа. Отклик на бегу

Из цикла: Конкурс Тенета-Ринет-2002. "Сетевая словесность".
Резюме о лидерах жанра,
обнаруженных членом профжюри Т. Тайгановой
на сайте "Сетевая словесность"
в конкурсной категории "Повести и романы".


Полностью состоятельная романная проза. Именно - роман, в полном соответствии высшей категории прозы. Без всяких натяжек, отработанный до мельчайших подробностей, с точно сконструированным сюжетом. Крайне редкий случай, когда автор знает, чем мерить меру. А - беспристрастным золотым сечением. Тем, которое рождается созвучием человека в полном контакте со средой бытия.

Практически утерянная интонация сострадания к живому. И, что важнее, - идея возможности победы над злом путем ежедневного сопротивления ему ненасилием. Идея, испарившаяся из современных литературных предпочтений напрочь и оголившая художников до полного сиротства.



* * *

Герой Марковича - полубомж, человек, подозреваемый в умственной ущербности, - проявляет себя исключительно полноценным существом. Уступая на физическом уровне всё, что внешняя агрессия социума рвется отнять, он не предает ни пяди внутреннего и наиболее значимого.

Дан Маркович принципиально неконъюнктурен: проза проста, прозрачна и внятна, герой любит мир неполовой любовью, никаких извращений - быт как он есть, в максимальном приближении к ежедневности. Когда привыкаешь к рвано-дискретному повествованию от первого лица и понимаешь, что такая форма изложения продиктована индивидуальностью героя, с трудом связывающего происходящее в цельное полотно причин и следствий - начинаешь читать легко и без потребности в паузах, без усталости. Полная достоверность. И любовь. Врожденный дар любви - то, что человеку и положено обретать по его природному назначению, но что большинству из нас, увы, легко не дается. Смысл "Жасмина" - "последние будут первыми" - выражен без лжи и пафоса.



* * *

Другой роман Марковича, "Белый карлик", глубокого внутреннего отклика уже не вызвал и в число моих безусловных предпочтений поэтому не попал. Знаю, что сам автор этот роман оценивает выше, но... "Жасмин" прочитан был первым. И когда во втором романе пошла точно та же структура прозы - с трудом связываемые в целое дискретные воспоминания и разрозненные моменты бытия, и вновь - малость героя, - возникло чувство скованного, обманутого восприятия. По моему глубокому убеждению, прозаик-романист высокого уровня (а Дан Маркович из этой категории) не должен повторять себя в новом произведении ни в идее, ни в ткани прозы, ни в структуре.

Тем не менее, "Жасмин" оказался единственным на конкурсе романом, вызвавшим у меня, читателя, слезы, - то, что когда-то, в наивной и мудрой прежней литературе называлось катарсисом - очищением и просветлением, возвышающим человека. И читатель во мне автору за это благодарен.



Обсуждение