Словесность 


Текущая рецензия

О колонке
Обсуждение
Все рецензии


Вся ответственность за прочитанное лежит на самих Читателях!


Наша кнопка:
Колонка Читателя
HTML-код


   
Новые публикации
"Сетевой Словесности":
   
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности"
Михаил Бриф. Избыток света. Стихи
Глеб Осипов. Телеграмма. Стихи
Чёрный Георг. Сны второй половины ночи. Стихи
Владимир Гржонко. Три рассказа.
Семён Каминский. Ты сказала... Рассказ
Владислав Кураш. Серебряная пуля. Рассказ
Яков Каунатор. Когда ж трубач отбой сыграет? Эссе
Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод. Рецензия
Белла Верникова. Предисловие к книге "Немодная сторона улицы".


ПРОЕКТЫ
"Сетевой Словесности"

Книжная полка

[30 января]  
Елена Сафронова. Портвейн меланхоличной художницы. Рассказы - Екатеринбург, "Евдокия", 2017.
"В поисках заглавия для этой книги я залезла в "мировую паутину" и испытала генераторы названий, которых сейчас в Интернете предостаточно. Сначала компьютерный разум не порадовал. Но внезапно генератор названий предложил словосочетание "Портвейн меланхоличной художницы". Меня поразило, насколько точно это словосочетание отражает то, о чём повествуют мои рассказы! В этом сборнике есть и портвейн, и различные творческие личности, и меланхолия, и стёб, которым дышит компьютерная формулировка. Что ж, от добра добра не ищут - согласимся с готовым вариантом." (Елена Сафронова)






КОЛОНКА ЧИТАТЕЛЯ
ЧИТАЕМ:  Сергей Зхус. Рождение Супергероя



Игорь Куберский

В духе Зхуса

      "В тумане быстрыя атак
      Вокруг меня мелькал Спартак"
      (C. Зхус, Рождение Супергероя)

    По сцене скачет балерина,
    Подобьем пуховой перины
    За фляком совершая фляк...
    Смотря на этот кавардак,
    И подозрительный и постный,
    Бинокль отложив двуосный,
    Я лезу прямиком в партер,
    Где дамой сытый кавалер,
    Препятствие собой чиня,
    Шипит в острастке на меня.

    Меж тем как Зигфридом Одетта,
    В прозрачный газ недоодета,
    Под потолок вознесена,
    Где неба скользкая луна,
    Качается в колосниках,
    В партере порождая страх.
    Партнер стреляет вон из лука -
    Стрелы пронзительная штука
    Летит... Навстречу кавалер,
    Он даме подает пример,
    Той, с полуобнаженной грудью,
    Когда меж кресел юркой ртутью
    Не уклоняется стрелы.
    А что поделаешь? Орлы!

    На сцену выбегает Красс -
    Он вопрошает: "Вас Ист Дас?"
    Пошла по-крупному игра,
    Включили все прожектора.
    Лиепа левою ногой,
    На миг слепив ее с другой,
    Вдруг делает полубатман,
    Готовя Спартаку обман.
    Ну нет! Шалишь! Идут спартанцы,
    Вприсядку совершая танцы,
    Сверкают сабли наголо,
    Как люстры битое стекло.

    Но чей прожектор светит в задник?!
    Надев на тело серый ватник,
    Там осветитель неумело
    Все Спартаку испортил дело...
    Берут подмышки Спартака,
    И с превосходством знатока
    Над ним подпрыгивает Красс
    С пристрастием и без прикрас.
    Прощай! Захлопнуты скрижали,
    Оркестр уже играет туш,
    Но душу охладит едва ли
    Мне музыки контрастный душ
    И вновь, высокому не внемля,
    Пуантами взбивая землю,
    Танцует Фригия в конце
    С улыбкой муки на лице.

    Прощай, любовь! Твоих агоний
    Мне не забыть, когда в вагоне,
    На полке, молча, навесу,
    Я расплетал твою косу,
    И страсти медленное пламя
    Все ночь стояло между нами.

    Но тут на сцене снова Красс,
    Рукою твердой, как алмаз,
    Хватает Фригию за пояс...
    Музыкою вконец расстроясь
    И сжав в кармане номерок,
    Я негодую: "Как он мог?"
    Рычат басы, ревут валторны,
    Руками машет дирижер,
    Но балерина непокорна,
    И красен Красс, как помидор...
    Я пропускаю самый акт,
    Но что же далее? Антракт!

    Шумит антракта перегрузка,
    Все дружно ломятся в буфет,
    Чтоб вволю семечек полузгать,
    Когда ножей и вилок нет.
    Коньяк с икрой в высоком спросе,
    Все тихо, о Каварадосси,
    Вопрос неправедный закрыт.
    Превозмогая легкий стыд,
    Спешу к еде сквозь строй воздушный,
    Как будто с податью подушной
    У македонского царя
    Невольно оказался я.

    Но кончились и круассаны,
    В уборной моются стаканы,
    И, с костюмерами равны,
    Танцоры едут из страны.
    Снимает боты балерина,
    Висит на стуле пелерина,
    Как отслуживший службу стяг
    Под сенью быстрыя атак.
    Под сценой стынут механизмы,
    И, так и не найдя харизмы,
    Спартак унылый, без трико,
    Отпрыгивает далеко.

    Один лишь Красс лелеет козни -
    Ему милы спартанцев розни,
    Свой бронированный кулак
    Он направляет на ГУЛАГ,
    Где тьмы немецкие дивизий
    Снуют, как мухи на карнизе.
    Послушай-ка, Уимблдон,
    Ты окружен со всех сторон!
    Вопят и стонут минометы,
    Держа перед собою ноты!
    И взрыва пламенный звонок
    Меня едва сбивает с ног.

    Постойте же! - коньяк не допит,
    Недопроглочена икра...
    Сын роковых ошибок - опыт
    Визжит, как резаный, - "пора!"
    Откуда? Как? С меня стигматы
    До Воскресения не сняты,
    И средостения дырою
    Едва ли я себя прикрою.

    Спартак, зачем тебе руно?
    Тебя посадят все равно
    На длинный деревянный крест,
    Чтоб видеть далеко окрест.
    Вот наконечник, вот оплечья,
    А вот и твой помятый шлем, -
    Готов всем этим пренебречь я,
    Покуда ты танцуешь, нем.
    Смотри! Ахейцы вместе с Крассом,
    По понту уплывают брассом,
    Блестит видавший виды понт,
    А небо звонкое, как зонт...
    Пора, уж цокают копыта
    В предвосхищенье новых пыток...
    Бери себе мою икру,
    А Фригию я заберу.
    Тебе, сам знаешь, не до ласк -
    Еще не прыгнут па де баск.




Обсуждение