Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность





    [ККК (любимая модель М.Ш.) и Олег Охапкин, в "коммунальной" студии М.Шемякина на Загородном, 1971, фото - художника]

    "... я литературу на "литературу" и "жизнь" не разделяю, для нас она была - едина":


    Константин К. Кузьминский
    на rendez-vous с ушедшим



    ТАИНСТВЕННЫЕ ЗВЕРИ МОЕЙ ЮНОСТИ...


    "... с детства помню и читаю всем Василь Кириллыча Тредиаковского."

    "элифант и эликонт
    и лесныя сраки
    и орлы слетают с монд
    и вступают в браки..."

            ("В.К.Тредьяковский").

    НО - И!:

    "ПАРАФРАЗИСЪ ВТОРЫЯ ПЕСНИ МОИСЕЕВЫ

    Вонми, о небо! И реку:
    Земля да слышитъ устъ глаголы -
    Какъ дождь, я словомъ потеку
    И снидутъ, как роса къ цветку
    Мои вещания на долы..."

    "косноязычный", всеми осмеиваемый гений - василь кириллыч тредиаковский...


    Новые разговоры с нестареющим апологетом Второго Русского Авангарда о постоянстве и причудах поэтики партикулярной памяти.


    <........>

    Константин Константинович Кузьминский:
    ... Денис, а ведь Авангард "вторым" не бывает..
    в 50-е-60-е имела быть реставрация-реанимация лучшего из начала века ("победили" - пост-акмеисты: их усреднённому читателю - авангард был не по зубам)
    но: от уфлянда-ерёмина-кондратова до анри-хвоста-меня и далее эрля со хеленуктами - нас ИМЕЛО БЫТЬ...


    Денис Иоффе: ...:-) Я лишь, так сказать, на автомате повторил здесь, выше, "распространенные высказывания старших", как говорится, за что "прикупил"..:%... :-) :-(
    ..Но мы закончили нашу с вами предыдущую беседу на таком, как бы немного, "лозунговом" моменте истории. Любопытно, какие персоналии (из епархии давнего времени) занимали вашу мнемоническую сферу в последнее время? О ком вспоминалось и в связи с чем?

    ККК. Денис, а ПО-РУССКИ вы никак не можете, без вы**бонов?
    какого-то фараона мемнона я ещё помню из школьной истории, но не мнемонически, а мнимореально, метаморфически..
    а уж сферы и епархии - не по моей части, астрально-церковные
    персоналии - надо понимать, лица, хари и рыла ...

    Д.И. Мемнон... Ага!Мемнон... Но "Без этого" очень трудно. Практически уж и невозможно.. К тому же - помните, что завещал Ильич великий Енин (- нежная муза левого на марше поэта Маяковского): "учите иностранные языки, оне - эти языки, обогащают ваш родной...собственно. :-)" .. Уверен, речь должна идти о механистических заимствованиях, о диковатом бурлеска волапюке, иноземном новоязе и пр.. Со всеми этими вещами письменная жизнь идет в гору и вообще как бы заметно веселеет. Но на вкус и на цве...

    ККК ..." там лежала в рассыпанных косах
    золотистая харя лица"
    (алик ривин, 1940?)

    и последующая, с 30-х-40-х - морда лица
    довольно часто натыкаюсь на..

    сунулся проверить - нахожу у ваньки ахметьева:
    Там лежала в растрепанных косах
    золотистая харя лица,
    а в глазах удивленно-раскосых
    колотились два черных кольца...

    А занимают меня, большею частию - именно РЫЛА, высунувшиеся со времён "пердистройки" на поверхность
    "и толпы лиц - и нет лица", как сказала какая-то израильская девушка ("и вяловатый цвет конца - бледен..." - продолжением цитаты, к слову, - надежда пастернак?...)
    лицо, впрочем, есть - как было оно в давние времена: номенклатурная морда комсомолького деятеля (или гэбэшника), председателя завкома, парткома или профкома - типовая, крупноблочная.
    достаточно взглянуть на "лица" культуртрегеров - будь то глезер, генделев, б.и.иванов, е.степанов... несть им числа..
    "печати добродетели" на них не прочтёшь..
    а лица моих друзей - д.я.дара, хвоста, ширали, охапкина и иже - давно уже превратились в маски
    посмертные, в большинстве
    смотреть на каковые - страшно
    но - не противно
    горестно..

    Д.И. Как часто к вам приходит призрак Деда, чей Дар вам был не от Чернышевского Годунов-Набокова, но, скажем, от ипостасных незримых судьбы-поводырей: серафимов? Можно ли сказать, что встреча с Давидом Д. кардинальным образом переиначила ход вашей, Константин, весьма небанальной биографии? Чье влияние на эти материи было сопоставимо с Даровым?

    ККК. призраки ко мне не приходят
    разве во сне ругаюсь-объясняюсь с оськой бродским (или снится голая ахматова - но это в запое)...
    "и шерстокрылой серафим
    на перепутье мне явился"
    (писано было в 80-х)

    в 29 годков ("возрасте м.ю.") - уже поздно подвергаться-ученичествовать: года с 21-го я уже начал влиять - сам ("ученик кривулин - встать!")
    ко встрече с Д.Я.Даром - я уже был паханом питерской поезии (и живописи, частично - с 62-го)... просто - встретились два пахана, разных поколений - и нашли общий язык
    не во всём. дар панически боялся (как и т.г.гнедич, моя мамка) всяческой "групповщины": в 30-е сажали за группу даже из трёх человек.. боролись-помогали - "поштучно", индивидуально-лично.
    а я пытался организовать - от дюжины до тридцати и боле: "14 поэтов" (3 антологии), "23 художника на 24-х квадратных метрах", "13 фотографов под парашютом", "лепрозорий-23", 32 поэта "лепты"...


    [Дар и Сталин на фоне плаката 50-х "И засуху победим!" (строительство Волга-Дона?) (ККК и Г.Приходько, сентябрь 1974; Ант., т. 2А)]
    Д.И.
    И все же Дар - это было нечто особенное в вашей жизни, верно?

    ККК. С дедом (даром) была просто любовь
    как и с тёткой танькой гнедич
    было к кому приткнуться - к старшим, понимающим
    ося и Ко - прильнули вчетвером к двум сосцам ахматовой (посасывают и по сю)
    кабинет бродского - организован в музее ахматовой (в квартире н.н.пунина - о чём почему-то не вспоминают)..
    на доме т.г.гнедич в пушкине - ученики о. (батюшка) борис куприянов и бильярдист-историк юра алексеев - водрузили мрамориальную (мнимореальную) доску, на чём и успокоились, отметив событие в "царскосельской газете" (редкостно провинциального дебилизма издании)...
    единственную книгу о гнедич - написала её ученица-переводчица галка усова (экс-жена васябетаки, "континентовско-посевовской" шестерни)
    изданную на какие-то гранты и фонды, микро-тиражом
    хорошая книга, бабья и добрая - но миновавшая воспитанных ею поэтов (всех лучших, питерских). впрочем, всё это - 20 лет тому - уже в томах 2А и 4Б моей антологии там же - и о даре (в тех же томах).

    НУЖЕН ЛИ ДАР? И - КОМУ?



    Д.И. То что нужен, это, думается, без вопросов...

    ККК. Не так давно была презентация книги "ДАР" в ... журнале "звезда".
    Вот, что пишет мой стариннейший (с 61-го) друг, детский писатель:
            
    "...В этот день состоялась презентация книги А.Л. и Лапенкова "Дар". Ты её уже наверно прочёл-просмотрел. А. Л. говорила, что послала тебе.
            Случилось это в редакции, горячо любимой тобой, "Зызды". Народу было много. Человек 30-40. Меня пригласила А.Л. Я не был уверен, что смогу приехать по состоянию своему, однако изловчился.
            Поднимаюсь это я по широкой парадной лестнице, и всё вниз за перила поглядываю - нет ли там какого захудалого туалета. Приспичило - до смерти. Ладно. Смотрю, впереди поднимается какая-то роскошная круглая мужицкая задница. И эта задница в штанах явно не советского разлива. Она, эта задница, видит мои бросаемые взоры за борта перил, и как-то вдруг встревожилась. Я прочёл это в ейных маленьких серых глазках за очками. Уверен, он вдруг подумал, что сзади бредёт чеченский муджахед и поглядывает по сторонам - куда бы взрывное устройство закинуть... Рядом с задницей шла женщина с весьма молодым цветом волос. Она же чувствовала себя, судя по всему, очень комфортно. Что-то непринуждённо чирикала заднице, и та, как я заметил, вскоре успокоилась... Я же к тому времени пришёл к выводу, что задница эта иностранная, и даже, скорее, американская... А ещё, что под лестницей мне нигде не поссать. Оставалась надежда на саму редакцию...
            Что же касается задницы, мои анализ и дедукция не подвели меня. Это был, как потом выяснилось, Дима Бобышев. Всё-таки Дима - не годится. Дмитрий. По батюшке - не знаю.
            Ловчановский привёз и А.Л. и её сына Сашу.
            Вечер открыл товарищ Арьев. И одет он был, и выглядел он тоже по-американски. Не хуже Бобышева. И раскормленностью фэйса тоже не уступал.
            Он произнёс короткую зажигательную речь насчёт луча света в тёмном царстве советского средневековья. Этот луч, как утверждал выступающий, был единственный среди казённых светочей Ленинградского Союза пишущей братии. Отметил, что этому лучу были свойственны смелость и отвага при всех его страхах перед комендантами и мелкой шушерой ефрейторского состава власти.
            Затем выступил Лапенков. Выступал он сидя, зачитывая многостраничный труд, который вполне бы потянул на докторскую диссертацию. Достоинствами её были, как я определил для себя и на слух - это горячее, искреннее восхищение масштабом личности Д.Я., сердечной благодарности за прямоту, глубину, порядочность отношения к творчеству тех, кто жаждал услышать его мнение о себе. О том, что эта книга - только первый шаг в деле увековечивания памяти о Д.Я...
            Я этого Лапенкова видел и слышал впервые. Мне этот мужик очень понравился. Мне он показался каким-то старомодно чистым душой. Дикая теперь редкость. Мне же она чрезвычайно дорога. Впрочем, может я и ошибаюсь...
            Несколько раз Л. упомянул Кузьминского.
            Затем пошло, поехало - выступления прочих.
            А.Л. говорила как трудно было, сколько сомнений пережито во время работы над книгой. Огромная помощь была оказана со стороны Кузьминского (в работе) и Григ. Арк. <печатника>.
            Выступала и задница. Зачитывала отрывки из своих книг. И тоже с почтением и изумлением перед фигурой Д.
            Катерли рассказывала, что знала Д.Я. с раннего детства, т. к. росла в семье профессиональных писателей. Что Д.Я. когда-то предсказал ей, что она тоже станет со временем членом Союза, но это, мол, не есть карошо... И вот теперь она давно всё поняла. Вышла из Союза писателей и т.д. и т. п. И как жаль, что нет уже на свете Д.Я. и некому сказать слова благодарности, за некогда обронённое и глубоко верное замечание...
            Выступала и Лида Гладкая. Очень тепло вспоминала то время, тот круг людей, который вращался вокруг Д.Я.
            Выступил и Гена Трифонов.
            И наконец выступил Борис Иваныч Иванов.
            Этот старец, выглядящий бойцово, произнёс большую речь. Он говорил о двух светилах того времени: о Д.Я. и о Кузьминском. Анализировал влияние того и другого на русскую словесность. Говорил об обоих в равной мере. Мол, не известно куда бы забрела эта словесность, особливо питерская, не будь на небосклоне этих двух светил... Во как! Говорил он это с какой-то молодой бойцовской горячностью. Так, словно в зале были люди, которые вот-вот ополчатся против него своими возражениями... Но никто не собирался оспаривать истины, которые, по сути, объединяли всех, пришедших на это "мероприятие".
            Толик Михайлов пришёл с Раисой Максимовной. Так он, позднее, на какое-то время потерял даже дар речи от восторга перед речью Бор. Ив. об Кузьминском. Ежели бы видели, Конст. Констыч., как Толян радовался за вас. Что вот нашёлся человек, который глубоко и проникновенно говорил о значении ККК в "деле Д.Я."
            Когда Михайлов очухался, пришёл в себя, он побежал к американской заднице со своими книжицами. Торопливо их подписывал ему, и долго, до появления розового румянца на лохматом лице, всё что-то чирикал уважаемой и почётной заднице. Это был уже момент фуршета. Пили водку и закусывали, чем администрация журнала послала. А послала она скромненько и просто. Чтобы, значит, у стола не шибко-то застаивались. Так вот, должен заметить, что американская задница вела себя очень даже по молодецки (в смысле по-русски). А, может, по причине халявности кормов?.. Пила только водку. Причём уверенно... И закусывала, также уверенно, простецкими бутербродами, организованными работниками издательства. "Зызда" издаёт очень много чего книжного. Видел своими глазами на стендах. Особенно книжки про Кавказ. Думаю, что это изделия духа Я. Гор<дина>. Кстати, его самого не было. Почему-то...
            Я всё думал, что выступит Володя Беспалько. Но он чегой-то промолчал. Говорили, что Любегин будет, но его не было. Зато была Дора Борисовна, изрядно состарившаяся.
            Был там и Боренька Тайгин.
            Начался фуршет, а он скромненько продолжал сидеть в каком-то допотопном креслице, со следами кардинального ремонта. Сидел и с тоской оглядывался окрест. Я как увидел этот грустный старческий взгляд всё и вся примиряющий, я подскочил к нему. В меру своей теперешней прыти. Он был рад нашей встрече. Оказалось, он меня не видел. Хотя я ему многожды махал рукой перед началом. Он сидел почти у стола для выступлений.
            Мы договорились, что я ему, пока оно не выпито, принесу стаканчик винца и чегой-то закусить. Так и сделали. Боренька выпил. И так через какое-то время славно разговорился!.. Я с ним и просидел, до самого разгона демонстрации солидарности...".

    Пишет и другой, о том же ("тех же"):
    Дорогой ККК! Отчитываюсь. 21-го июня я устроил в ред. Звезды презентацию
    книги. Посылаю отдельным файлом речь, которую я там прочитал. Присутствовало
    человек 50-70, половины я и в лицо не знаю, явно какие-то профессиональные
    ходоки-халявщики. Но были и известные людишки - Тайгин, сексолог Щеглов,
    Стратановский, Лида Гладкая (сказала пару слов), Д.М.Бобышев (читал о Даре
    после меня), Нина Катерли (тоже говорила), Борис Иванов (на удивление сказал
    хорошие слова, хотя не удержался от намеков на то, что отъезд Дара был
    связан с его "исчерпанностью" и "отставанием" от нового поколения рокеров и
    интеллектуалов "Часов"; на что я сразу же выступил с опровержением). Гена
    прочел прекрасные стихи в честь Аси (присутствовала вместе с сыном,
    Г.А.Иоффе и Портновым). Были еще Ротиков-Пирютко, Штрофельд, критик Елисеев,
    Володя Беспалько, Нина Холоденко, Гиневский с Михайловым, писатель
    Охтин-Смирнов, Ловчановский, Машевский, Либерман, Арьев, ясное дело. Вечер
    прошел на ура (Ася и Гена в восторге), вспышки блицев, упиванье водкой с
    братанием. Все это на зарплату моей супруги, которая еще снимала все на
    камеру и мыльницу. Когда будут обработаны пленки, я что-нибудь пришлю.
    Снимали очень многие, в том числе Штрофельд, он также единственный, кто
    догадался принести с собой водки. Раскупили всего несколько экземпляров
    книги (остальные дарились), но я хоть вернул свои траты и еще осталось на
    посылку Марамзину и на транспорт. Интересно также, кто не пришел: Эрль
    потребовал книгу ему переслать с нарочным и сослался на занятость изданием
    Аронзона, Вова Алексеев и Кудряков предпочли загород, Охапкин обещался, но
    потом сослался на приход к нему нежданных гостей (наверное очень важных!),
    Шельвах манкировал, Толик Степанов обещал и не пришел (на следующий день я
    увидел его в метро и прошел мимо), Горбовский давно в деревне, у Сосноры
    молчит телефон, Кушнер ответил, что днем раньше у него самого презентация в
    Пень-клубе, после которой его увезут отцветать на лоно природы. Пока
    единственным (кроме Гены, конечно), кто уже откликнулся по прочтении самой
    книги - Лида Гладкая, с искренними поздравленьями. А вот Леша Любегин
    ухитрился испортить мне настроение с мастерством старого садиста-достоелюба.
    По-моему, не Васе Филиппову, а ему самое место в дурдоме. Дурашка, между
    прочим, не знает, что теперь наш разговор с ним это еще одна страничка в
    добавлении к моим мемуарам, всем воздастся по делам их. Он не пришел на
    вечер и когда я специально встретился с ним, чтоб подарить книжку, не
    захотел объяснить причину. В тот же вечер он позвонил мне и я с большим
    опозданием понял, что под маской "божьего человечка" кроется гигантское
    болезненное самолюбие. Всё в книге плохо: сама книга у него сразу стала
    распадаться на страницы (мол, надо было не клеить, а сшить, да ладно уж,
    скреплю скрепками... Можно подумать, он на издание деньги давал!), обложка -
    говно (Левитин какой-то с портвейном, а коричневый цвет Дар, якобы, не
    любил... Таконьки, стало быть голубенький или красный, или желтый или
    ядовито-зеленый был бы лучше? Или черный?), тексты Аси замечательны (я не
    сразу понял, почему он это сказал трижды с акцентом, потом понял, что этим
    он хотел "тонко" намекнуть, что прочие тексты плохие). Ладно, говорю я, это
    не главное, главное - сам Дар. И тут он мне выдал, до сих пор я в "грогги":
    а Дар-то тоже, понимаешь, того, противоречит сам себе, парадоксы всякие...
    Я (то бишь, Леша), когда-то это все сам перепечатывал и спорил по каждому слову
    (учил, фазер-факер, старика правильно мыслить!), а Дар учил одному: Разрушай,
    разрушай, разрушай! (конец цитаты). Тут уже я, ВЛ, говорю, что с чувством
    юмора у тебя, родной, слабовато, не надо все буквально понимать... Да,
    отвечает божий юрод, с тех пор, как похоронил мать, которая учила, В ОТЛИЧИЕ
    ОТ ДАРА, ДОБРУ, нет у меня чувства юмора...
    И бросил (он) трубку. Такой ненависти я никак не ждал. Да уж, разговорчики в
    строю о добре... Добро бы кто-нибудь из дальних, посторонних... Как гласит
    народная мудрость: не делай добра - не получишь говна.
    На сегодня достаточно. Ваш В.Л.

    Комментирую: Вся эта сволочь в "звезде" и около (гордины, арьев, б.и.иванов, катерли, гладкая - бывший и сущий совпис) - палец о палец не ударила собрать, почтить и напечатать дара... бобышев в мемуарах (в "звезде" или "знамени") написал о старике весьма снисходительно. его, дара, выкормыш соснора - поминал лишь луя арагона (и лилю с эльзой), асеева, лихачёва - имена! - а дара - мельком
    тож и глебушка горбовский... довлатов - дешёвыми анекдотцами - как и обо всех, впрочем (кроме меня - боялся). бешенковская-матки, кормимая щедрой и тупой херманией... (так им, бошам-фрицам и надо!)
    что говорил функционер б.и.иванов - читайте здесь, вывешенного года 3 тому: www.netslova.ru/lapenkov/si.html (- правда, не видел, чтоб особо "посещали"...)
    Но публика слышала лишь то, что он произносил "с эстрады"
    я же - "знаю слишком много, и к тому же болтлив"...
    а на задней обложке книги - я просто перечислил всех, кто был связан с даром (или с кем был связан он):
    книга ещё не пришла, но "по памяти": от ахматовой-бианки-мандельштама-пастернака-абрамова до помянутых и не - нашего поколения: ВСЕ значимые поэты и прозаики ленинграда вышли из лито дара (кроме - бродского - а и тот - неожиданно уважительно поминает старика в интервьях, что и зацитировано асей майзель в предисловии-цитатнике к дару).

    см. МОЮ (с геной приходько) фотку - из антологии 2А

    эпиграфом же поставим:
    Известный художник Анри Кортье сказал: "
    Человек в конце жизни получает то лицо, которое заслужил". (Надежда Репина, кинокритик)
    или - морду, харю, рыло...
    что чаще
    оглянитесь вокруг...

    Д.И.
    Вид, надо сказать... :-)

    ККК. Вот, однако, письмо Гены Трифонова (факсимилом; кто не разберёт - тому и НЕЗАЧЕМ было читать!)

    Открыть в новом окне
    Открыть в новом окне
    (см. нашу - увы, "одностороннюю"! - переписку с геной трифоновым на сайте "пчела" или на сайте "памяти илюши бокштейна", израильском... - как он меня вдохновлял!...)

    и наконец:

    и трепетная (хотя и преклонная) ася...
    которую я прозвал "сельской библиотекаршей": в клубе нетоплено, <наблёвано, подсолнечная шелуха на полу>, газетки мужики на самокрутки пустили - а она пыль с корешков классиков обтирает...
    пишет и она (запомнив, как женщина, во что она была одета, и во что - поэт димочка бобышев...):

    "11 сентября 2005,
    Царское село (г.Пушкин)
    .........
    Начну с сообщения о нашей жизни с 21 июня, то есть с презентации книги "Дар". За мной и за Сашей (он как раз у нас гостил) заехал Григорий Аркадьевич. Добирались долго, потому что сплошные пробки, так много развелось машин. Нас ждали. Зал (ред. "Звезда") был полон. В президиум я не села: не приучена, но всё же близко от стола, у которого смтоял Арьев (он вёл сие собрание) и за которым сидел Володя Лапенков со своей речью в руках (он, конечно, подготовился). Я была в чёрной длинной юбке и белой кофте (рыночного привоза, якобы из Италии). Было тепло, и люди были одеты легко. На Диме Бобышеве была светлая рубаха, подходящая к его светлым волосам и круглому лицу. Володя говорил умно, я тоже что-то сказала (без подготовки), мол, - так как мы с большой любовью относимся к Давиду Яковлевичу, то КНИГА ПОЛУЧИЛАСЬ. Все были настроены по-доброму, радовались книге, ко мне подходили и кто-то поцеловал руку (кажется один был такой, а может, - больше). Говорили Дима Бобышев, Лида Гладкая, Нина Катерли, Борис Иванов. После торжественной части мы (Саша и я) пошли к машине: Сергей Ловчановский предложил нас домой завезти. Кто-то, взяв меня за руку, провожал до машины. Володя Лапенков стоял на сходе из здания и с кем-то разговаривал. Указав на меня, он сказал: "Без неё этой книги не было бы", а я тут же в ответ: "Без него (указав рукой на Володю) этой книги не было бы". Так как я никого не знаю и была в напряжении (деревенщина!), то, к сожалению, не могу назвать фамилий. Несколько дней были днями радостного ожидания. Казалось, о книге должны сказать, написать... Гена об этом старался, но пока нет отклика... За исключением информации Михаила Берга по "Свободе", но мой крохотный транзистор "Свободу" не ловит, знаю, что Берг, к сожалению, не учёл, что книгу делали два человека, и не сказал ни слова про Володю Лапенкова. Так мне сказали - и Саша Гиневский, и Анатолий Михайлов. Гена старается исправить этот грустный факт, ведя переговоры с некоей Роной (радиостанция "Россия").
    ... нешто - Рона Зеленова, комс-культур-трегерша 60-х? знавал... - ККК
    12 сентября, 11.25. на улице - яркое солнце, на дубах много рыжих листьев.
    Валентин Левитин сказал: "Вы сделали хорошую книгу." Анатолий Михайлов: "Мощная книга. Всё - мощное." Саша Вольберг: "Замечательная книга." Зое Эзрохи больше всего понравился "материал" Константина Кузьминского, про мою повесть "Женщина и Художник" Зоя сказала: "Чего-то нехватает". Григорию Аркадьевичу больше всего понравилась моя повесть, он сказал, что даже для неё одной стоило делать книгу. Саша Гиневский сказал, что всё в книге работает, чтобы показать личность Дара."


    кроме "инвалидной команды" моей - никто, почитай, и не откликнулся...
    (паче, платные "голоса" и дежурные журналюги: "не товар")
    сама же ася львовна - и "в президиумах сидеть необучена", и "не знала никого, не может назвать фамилий"...
    зато я, к соожалению, ЗНАЮ - и чуть ли не всех, поголовно (а большинство - и лично)
    хотя, хотелось бы (%% на 90) - и не слышать, и не знать...

    Д.И.
    Занятно! Я, однако, почти уверен, что кроме Д.Д., у вас имеются и многие другие значимые "объекты интроспекции". Часто ли приходят в символической памяти "друзья ваших ранних лет" - я имею в виду тех литературных персонажей, кто был рядом в первые годы эмиграции. Кто-то из них и по сию пору вызывает позитивные эмоции, или то были одни лишь "рыла"?

    ККК. Все мои мысли в последнее время вертятся вокруг ДАРА: кто он был? что он был? зачем он был? почему он был?
    "ДАР напрасный, ДАР случайный"
    (из классики..)

    я понимаю, что читателям сорокина-вик.ерофеева-курицына-ширяева-пелевина-немирова и иже - всё это НЕ нужно, НЕ интересно и как бы 'глубоко по барабану'
    (уж не говоря за читателей марининой-донцовой-перумова-и-кого-там-ещё - типа моих "бурундуков", техно-нарко-примитив-молодняка)

    "
    учитель, воспитай учеников,
    чтоб было, у кого потом учиться"
    (пастернак, немногий помнимый)

    вышла книга...
    тиражом 150 экз. (5 немедля и авиа ася львовна прислала мне)

    [вспоминаются, не к месту: ... рубцов лысцов тряпкин портянкин передреев прасолов прохватилов цыбин красников краснова костров...
    русская поэзия миновавшая еврея дара]

    или трактат: "о роли педерастов в русской культуре 50-х-70-х"
    илья иоганнович цырлин, искусствовед
    воспитал глеба горбовского и михаила кулакова (поэмы глеба "морг" и "художники")
    при этом оба сохранили в невинности заднее дупло, будучи прожжёнными алкашами и бабниками - ну отсосал там им пару раз или просто в мыслях подр*чил (как модильяни - на ахматову, утверждавшую, что голую он её рисовал - "по воображению", что впрочем не убедило - гумилёва)...
    иван алексеевич лихачёв, музыковед, сиделый (вроде, но что "гомо-" - точно)
    воспитал гришку-слепого, г.л.ковалёва
    и явно от него у нас была в 62-м - уничтоженная во всех библиотеках АНТОЛОГИЯ ЕЖОВА И ШАМУРИНА, книга книг
    а гришка, мой слепой соавтор-сосоставитель "голубой лагуны" - был бабником редкостным

    давид яковлевич дар (1910-1980)
    страницы не хватит перечислять его учеников и друзей

    я вот попытался, на задней обложке:
    "ДАР...
    дар любви дарованной многим: абрамову, алексееву в., арьеву, астафьеву, ахматовой, берггольц, бианки, бобышеву, вахтину, вольфу, гозиасу, голявкину, горбовскому, гору г., грачёву, губину, довлатову, ельянову, ... исачёву, кузьминскому, кушнеру, лапенкову, любегину, майзель а., мандельштаму, марамзину, милославскому, молоту, ... ожиганову, охапкину, пановой, пастернаку, ... смелову б., сосноре, степанову а., трифонову г., филиппову в., холоденко в., ... шигашёву ...
    перечисляю лишь знаемых (помнимых), вне табелей о рангах - как не делил нас на оные
    давид яковлевич дар
    кто-то сказал о нём, в большинстве - промолчали
    толика малая любви ответной - эта книжечка"

    ну и на кому она?
    ася раздаст по библиотекам, да всякой беспомощной инвалидной команде, из вышедших в глухую отставку преклонных шестидесятников (половина поминаемых в книге - уже на том)
    кудахтать же все эти курицыны-кузьмины - будут о другом, о своём...

    а вы тут говорите:
    "...
    Я, однако, уверен, что кроме Д., у вас имеются и многие другие значимые "объекты интроспекции..".

    интро, ретро...
    а не один ли?...
    вот был - "один в поле воин", на весь поголовно продажный ленинградский СП, несколько сотный
    и что? повесили ли за яицы - не в списке "дарованных даром" - шестинского, куклина, фонякова, макарова, максимова, балуева, прохватилова и прочую помнимую мною шушеру и сволочь? - да нет, они-то и продолжают править бал
    спекулянты и фальшивоминетчики братья гордины, купно со стукачами-гэбухой вистуновым и воскобойниковым, "свистуновыми", сидящими в одной редакции с "умеренным лево-либералом" сашей-соломоном лурье
    вне наций, вне соций - присосавшиеся к сосцам сороса и прочим западным и совковым кормушкам
    писатели-сосатели, блин
    их эта книга - укорит?
    покаяния не состоялось

    а уж поколение рыночное, младое - и подавно
    да, есть у меня значимые "объекты интроспекции"
    вся пост-совковая (экс-совковая) литература в целом..
    продажная ещё более - чем была литература совка

    понимаю (но не принимаю) эрзац-литературу пригова-сорокина-рубинштейна - она изначально анти-рыночна, анти-литературна, анти-моральна, анти-эстетична, анти-гуманна
    но, как сказал критик тупицын:
    "дадаисты делали анти-искусство, анти-товар, но у буржуазии крепкий желудок: сожрала и высрала - долларами"
    как анти-искусство - того же ильи кабакова
    я ведь "тоже" построил в 95-м сортир на бродвее - могучий советский сральник
    от него - несло
    ("я понимаю, что это - краска, но от него - НЕСЁТ!", сказал мне мой помощник, стеклорез и чеканщик абдурахманов, пиливший кривые и щелястые доски для инсталляции)
    молодёжь (хулиганствующая) - оценила (впрочем, и остальные тоже)
    [немногая, приятная мне, цитатка из одного сетевого форума:
    "... А жанр у факры Вербиц. охарактеризовал исключ. точно - СОРТИР.. Слово хвранцюзьскэ. Означает шо-то типа сортировки гамна и мочи.
    Извес. Костя Кузминский, кажется, ну поэт там, который издал гигантскую многотомную антологию поэзии типа, шо ее совок не печатал, тот шо на верниджазы ходит в папахе и бурке, так он запиздролил раз такую инсталяцию, частию которой был сам.
    Сортир с гамном, на<д>пысамы, дырками в полу. А он радом, за загородкой прямо в зале сидел. Наливал бухалово, ковбасу ножиком писал.
    Жрал водяру и ковбаней заедал. Вот так. Блестящая штука и давно было."
    (imperium.lenin.ru/gb/1999.Oct.5.00:02:54.html)
    даже если вашей "словесности" это и не очень приятно :-)]

    ...но вот продать не удалось
    уж слишком это было реалистично
    и безымянно...
    ... пишет приятель "кабака" московских времён, анатолий брусиловский, "брусила":
    "Следующая его выставка называлась "Туалет". "Наверное, это советская система?" - "Нет, это просто туалет". - "Не может быть. А где искусство?" - "Вот это оно и есть". - "Так это символический туалет?" - "Нет, просто туалет".
    В 1996 году в Кельне открылась выставка в Музее Людвига "От Малевича до Кабакова". Огромное здание было заполнено самыми разными картинами. Произведение Кабакова стояло во дворе. Это был загончик, сделанный из грубых досок, внутри которого стояла будка типа туалета, сделанная тоже из грубых неотесанных досок, прибитых кое-как внахлест. Наверху был шпиль с красной звездой. И динамик непрерывно транслировал репортаж с парада на Красной площади. Больше не было ничего. За эту работу он получил полтора миллиона."
    А.Брусиловский, "Легенды русского подполья /Зверев, Кабаков, Ситников/, записал Игорь Шевелев, "Огонек", №5, 2004, стр. 48;
    На стр. 45 приводятся 3 иллюстрации - рисунок Кабакова, из коллекции М.Шемякина, гуашь Зверева и досточка "Купание в реке" В.Я.Ситникова, последние - из коллекции Нортона Т. Доджа; досточку Васи я спас и продал Нортону - тысячи за 3, половина ушла владельцу, актёру-режиссёру "Сайзу", Саше Ямпольскому - он мне должен ещё с 87-го скоко-то за пару литографий Ларионова... не помню: я в цифрах не силён

    ... и о каком "зверьке меховом" может идти речь, когда я сделал ЕДИНСТВЕННУЮ прижизненную выставку ВАСИ СИТНИКОВА в америке, собрал 1000-страничную монографию о нём, и сделал часовой фильм "ВАСЯ" (режиссёр - Андрей Загданский)...
    сейчас вот плююсь от выпущенного им дивиди фильма (от обложки до "трейлеров"): эстетика - его дружков, "рижских пожарников", пениса без гениталиса...
    и сейчас он заканчивает фильм "КоСЯ", уже обо мне (заранее "вижу"...)
    сортирная эстетика (о, если бы... о "сортире" там не будет ни слова, так, "режиссёрское видение"...)

    ... вот так - от высокого духа Давида Дара - к благоухающему сортиру бытия (и совписа) - тянется череда ассоциаций и имён... (но не тех, поминаемых - вами) :-(..

    Д.И.
    Трудно согласиться с этим, проделываемым вами, дорогой Константин Константинович, всякий раз виртуальным "неразличай-обобщением" и совместно-"симбиотическим" общеназыванием (при полагаемом и утверждаемом тождестве) "Курицына" и "Кузьмина": они всё же, на общий взгляд, бытуют в позиционно разных весовых, исторических, церебральных, да и просто "интеллигибельных" категориях (последнего из них, в гамбургской терминологии Шкловского: просто (как самодостаточного автора, но не мифогенного аватара) как бы "нет" (в качестве "шкловских Серафимовича и Вересаева")- он попросту не доезжает до города (оттого и зябкий аквариумный понт - "Вавилон" - мифопоэтическое место которое физический Дим. КузЬмин никогда не посетит во всех смыслах). Какие энергетически мощные, расширяющие сознание, ментально просветляющие стихи запишет за собой Дим. КузЬмин? О всемилых юношах-зайцах в полосатых штанишках? Исследовательски (скажем прямо) не очень грамотный законодатель "новой искренности", бесстрашный автор инвективных contra-Алехин (Тонконогов, Котомин, Шайтанов - добавляйте далее) безмногих пастишей, исправно появляющихся на "дневнике-сайте", который "читает" еще меньшее количество осмысленных человеческих глаз, чем (реально прочитывают) его весьма незамысловатый "живый дневник" или его эфемерные "бумажные поэтические издания" (самая большая "аудитория" Дим. Кузьмина не может превышать в своем ультимативном максимуме громадный коллегиум из трех сот просвещенных душ - таково, если без прикрас, искомо-комплиментарное число его самых больших "тиражей" в его роскошно-издательском Доме "Арго-Риск"). ...Конечно, я разделяю ваш иронический подтекст по поводу разноплановых кукольных высказываний - образцов "гномической ноты мышления" - типа: "...Михаил Гронас пишет, может быть, самые сильные на сегодняшний день русские стихи" или "Кирилл Медведев через сорок лет войдет во все хрестоматии, а в учебники истории литературы он будет вписан - как самое яркое явление русской поэзии рубежа столетий", не позволяют удержаться от прохладительной ухмылки (цит. по недавней статье некоего "энциклопедиста-народника" (из знаменских) по фамилии "Чупринин".) Для подобного варианта характерно тотальное неприятие исторической метафизики, неприятие подкорочного, озирающегося по сторонам разговора о "горнем" - зато вовсю присутствует нахрапистое отрицание любой мыслимой онтологии, паническое нежелание, например, порассуждать о "методологии Хайдеггера": легко понятно, что провербиальные, плохорифмованные и неизбежно малоритмические изразцы этих авторов являются чинными данниками "профанной", повседневной (дареный термин) поэзии - скорее, нежели духовидчески "храмовой". Являясь гугнивыми гонцами выхолощенной и формально небрежной светотени, внутренне бытуя на никак сущностно не метаморфирующей реципиента (плана того, что магически происходит в некоторых стихах Монастырского) изнанке шепелявой угреродящей пурги... Субстанции, увы, никак не расширяющей читательское сознание какой-нибудь безудержно-томимой, вольготно-"сакральной" массой духовных приисков и гортанных нашествий... Но Дим. Кузьмин, признаемся, все же явно лучше чем Евтушенка... Евтушенка в своих величественных антологиях века едва ли не наибольшее количество печатных страниц (из сотен пиитов, им отбираемых) выделяет, как уже давно подмечено, почему-то именно себе-любимому (как будто не накушался этого всего сполна за свою-то жизнь придворного фрондера). А Дим. Кузьмин не выделяет. Не-себе. Но... например некоей нешуточной "звезде" его небосклон-Вавилона "Фаиме Гринберг", безусловно гениальной поэтессе, как и значительному современному кулинару PR-Генделеву. Наверное, это лучший выбор из возможных в принципе. Интересно, однако, что некоторые персонажи (из совсем недавно опубликованных им) не твердо догадываются о его - Дм. Кузьминовом - реально-физическом проектном существовании. В смысле, не особо слышали о таком человеке и его многочисленных проектах: например Анри Волохонский... Впрочем, зачем КузЬмину чьи-либо формальные разрешения? Он, должно быть, по-купечески твердо убежден, что он натурально облагодетельствовал всех тех, кого не спросясь вставил в этот свой тысячестраничный диаспорический кирпич - и в этой уверенности его не пошатнуть, да и зачем пытаться? :-) Кирпич, впрочем, вышел на славу. Тяжел. Подлинная аннотированная и многокомментируемая, референтная 'энциклопедия литературной жизни' русского многоликого зарубежья. Выверенная именная и текстологическая полнота и могучий постраничный комментарий. Международные студенты-слависты могут без проблем использовать этот безальтернативно полезный труд как настоящую уникальную энциклопедию русского зарубежья: благо умные и многосложные примечания Д.Кузьмина непременно длинно-пространны, богато референтны; сотни умнорасставленных разноязычных историко-литературных сносок тянутся из угла в угол, а всех ремарок и описаний редактора просто не перечесть... В то время, как полнота "включенных" совершенно исчерпывающа и абсолютна: если какого поэта в антологии у лисс нет, так его нет и у волков, стало быть его и в природе русской эмиграции не наблюдается. Вас, любезный ККК, например. Вас ведь нет в русской поэтической эмиграции, да? И, видимо (по умолчанию) и не было никогда Вас в русской поэтической диаспоре нет и быть не может. Как нет там, к примеру, и поэта Молота. Или еще с дюжину вполне себе практикующих и не вполне уж безвестных авторов. Но разве это упрек редактору? Нет, это лишь пожатие руки (sui generis) большому Другу молодых московских Поэтов, справно организовавшему все свои немногочисленные околитературные ходы-и-выходы). Разве кто-нибудь может составить более адекватную антологию русской поэтической мета-диаспоры? Думаю, никто. Если бы не Кузьмин - ничего бы вообще не было... ....А разнообразные паюсные (не зернистые) "оценивающе-строящие" высказывания существуют в том же регистре утопического дискурса как присовокупление неких сублимационных качеств атомарному предмету, который не может на это действие ответить ничем кроме младенчески-блаженных губных пузырей. Что такое "сильные стихи" (неужели, "сильные" как "читатель" Эко и Женет)? Сильные в чем? В своем укрытом "смыслоутверждающем эстетическом мессидже"? Или, может в невиданной доселе "поэтической технике"? В чем конкретно проступает эта самая "сила"? Почему она так посконно незаметна взыскующему информации пристальному зрачку? Как понимать "войдет во все хрестоматии"? зачем войдет? что будет там делать? Какую реальную таргет-аудиторию обслуживать? Кем и когда востребуется? Вместо "хрестоматий" вспоминаются строки вашего, Константин, любимого поэта:
    Нечаянный сон - причина пожаров. Не читайте на ночь Уткина и Жарова...
    (или, как подсказывают: "Случайный сон - причина пожаров; На сон не читайте Надсона и Жарова!")
    И верно пишет цитируемый здесь мной дорогой В.Л., что как ясно нам из "литературного сегодня" - топика "употребления к чтению Уткина и Жарова - пролетарских поэтов 1920-х годов", давно уже забыта вместе с самими поэтами, (Как, впрочем, и возможность пожаров от нечаянного сна)... Почему-то мне кажется, что указанные выше Гронас и Медведев - чем-то могут напомнить этих самых в свое время зримо "модных" "пролетарских поэтов". Их участи, впрочем, избегнет их "первоооткрыватель" и публикаторный "спонсор" - сам кудрявый хозяин литературного Вавилона: ему, кажется, при самом удачном жизненном раскладе уготована посмертная слава вроде Самуила Алянского или Зиновия Гржебина: как "небольшому, но культурному и толковому издателю". (С известной поправкой на то, что те книги были и сами лучше изданы не в пример тоненьким и рискованым брошюркам наречия арго: на мальчишеской коленке, скороклеем, за триста зеленых рублей, в количестве до пяти сотен мягких особей). Собственно, сам Димитрий Кузьмин не очень важен, я не для того это все говорю - но чтобы подчеркнуть весьма большую степень позиционной характерности, отличающую именно этого персонажа в нашем сегодняшнем унылом времени. Его роль - это работа "сетевого библиотекаря", дающего онлайн репрезентативную подборку русской современной поэзии. Но сравните его с настоящими могучими подвижниками этого жанра - плана Максима Мошкова и разница будет ясна.... В текущей эпохе, когда "поэтический универсум" тотально маргинален, социально невостребован, ненужен и недужен, когда все прошлые ярлыки самым брутальным образом сорваны и отменены - все вроде бы идет в дело... В таком - гальванизированно-настоящем времени и появляются герои-картонного-войска типа Кузьмина, призрачные (хотя и крякающе гиперактивные), скучновато-натужные посредственности без единого запоминающегося Жеста или Текста, не имеющие не только "читателя", но и, страшно сказать, Духа Письма. Здесь для самой гегельянствующей "духоистории", для историйных каменных Анналов (о коих так любит глубокомысленно рассуждать означенный устроитель "Вавилона", отвечая тому или иному "алехину") следует сказать все эти слова. Ведь, Константин Константинович, :-) согласитесь: о Кузьмина (или им пестуемых "авторов") не зажжешь спичку, от его звериной серьезности к собственной персоне вянут уши, от его необоснованно-странного самодовольного пафоса глаза неудержимо смыкаются к переносице, от комичнейшего отсутствия самоиронии и проистекают, как думается, все видимые взыскательному глазу экзистенциальные беды недавнего кандидата моностиховых наук. Так уж мне - по крайней мере, в данную минуту - это все представляется... Вот и выходит, что наш автор самопиарного вавилонски-нижегородского смешанно-сетевого "Среза современной русской поэзии" (привлекшего, как известно, многие бесшабашно оцифренные тексты совершенно никак не связанных между собой молодых и много более старших русских авторов к себе в страничку) с крайне (ныне) архаичным дизайном и довольно такие бессмысленной (не концептуальной) структурой - остается едва ли не единственным "поэтическим деятелем" республики "Московия". Он в одном лице и Валерий Брюсов и Николай Гумилев (хотя с жестким стилевым Петербургом у описываемого персонажа отношения, прямо скажем, крайне запутанные). ...Но я это все к тому говорю, что я бы не стал смешивать означенного "поэта" с замечательным "человеком-знамением" русской постмодернистской веселой культуры девяностых годов - со Славой Курицыным. Человеком, которого следовало бы выдумать, если бы его не было. В любом случае: критическая культура пост-большевистского времени писательно самостийных государств Московия или Уралия непредставима без Вячеслава Николаевича (он же не нарост какой - позитивистский и прямолинейный навроде глухих имен "Немззер", "Агеев", "Бассинский" (мрачнее их только Белинский, Добролюбов, Писарев...), но чур меня, чур...

    К.К.К. :-) :-) ... Прийыхалы... уткин-жаров, гронас-медведев, гржебин-алябьев, белинский-басинский... пушкин-лермонтов... добролюбов-кузьминский...
    ("больной белинский в постели кузьминского", как писано было некогда, в разгаре 80-х, а критик и коллажист тупицын - изготовил какой-то коллажик, из учебника; ныне подобные "коллажики" хавает со слюнями гугенхайм, дубосранского-виноградова... но об "очередном гугенхуе" - особливо, если похотите...
    о том, как мы, пацанами, в 1953-м! - вырезали рожи всяких тито и труменов из "крокодила" и вклеивали их в учебник истории, коллажируя - но ещё и слова-то такого не зная...
    подписывая картинку "расстрел рабочих на лене" текстом: "армия фидель-кастро после праздника освобождения"...
    о прото-хэппенингах 50-х на филфаке, билфаке и геолфаке ЛГУ... см. том 1 Антологии
    денег за это тогда не платили, но срок можно было схлопотать, см.: михаил красильников...)

    Д.И.
    Ну, если угодно, можно еще немного расширить этот ряд "несносных пар".. Великий критик земли русской - безапелляционный позитивист Андрей Семенович Немзер зело напоминает своей тоскливой персоной известного в "начале века" "критика" Амфитеатрова: как великим градусом своей запредельной "писучести", так и тотальным удивленно-презрительным непониманием происходящего (на ниве, скажем "экспериментальной литературы"), также как и нехорошей узостью глазовзора, вкупе с зябким нежеланием никак анализировать всё формально трудное для обычного околосоветского "реалистического" мещанско-критического гламур-газетного понимания.. Все что находится за пределами "парадигмы Н.А.Некрасова" - для всех современных незмеров предмет желчи и косноязыкой полу-ругани..

    ККК. некрасова знаю (и не одного: и автора "капитана врунгеля", и поэта севу, гениального зануду, и даже функционера от поэзии г.некрасова). немзера - нэ знаю (но уж всяко не амфитеатров - читал обоих)
    ...А по-моему - "говно - оно и есть говно", как говаривала незабвенная анна григорьевна барская, главный хранитель запасников класса А в эрмитаже...

    выражалась она так - на научных заседаниях...
    впрочем, иногда делала поправку - "говно с одеколоном" :-).
    кто из этих курощупов и куро*ёбов благоухает тройным или шипром - разбирайтесь сами
    и кто из них историческое, а кто - весовое...
    только в инете может оно благоуханно плавать (и - не тонет!), но сколько миллионов-тысяч тонн там и иного, водоплавающего
    хотя я - с бОльшим удовольствием читаю "ресурс удава" или "падонки.ру", нежели отвратительную благоглупость курицына-кузьмина (басинского-е.лесина, обоих латыниных, бочаровых, эпштейнов и прочей шушеры от "а" до "я" - критиков, критикесс, политологов, потцмодернистов, поголовного поголовья "сетевиков" и т.п.)
    и предпочёл бы говорить не их, а ИХ - панков-падонков - языком (без стыдливых и лживых точечек)
    нежели языком горного, или вот вашим, всем языком этой вашей псевдо-"словесности"...:-(

    Д.И.
    :-(:-(.. Ну а я это как бы так и оставляю здесь, без цензурообразующих комментариев, нас простят (надеюсь).

    ККК. Эх, Денис,
    я в полном отпаде и за**бе
    а всё не о том, не о том...
    что вы вечно мне каких-то курицыных сынов подсовываете
    или разговоры о МЕТА-литературе (как обозвал её однажды анри)
    читайте - володю АЛЕЙНИКОВА (и его антипода - воробьёва)
    там всё - про нас (и про - вас)
    поэзия чистой пробы
    один раздел ШАТРОВ чего стоит...
    я "кику" ("белокурого ангелочка пастернака") узнал лишь здесь - чрез зануду пробштейна
    потом вдова чрез мою любовь прислала книгу какого-то г.приходько "о шатрове" (но с ПОЛНОЙ цитацией стихов - иллюстрацией к мыслям г.приходько)
    явление - по меньшей мере равноценное волошину или гумилёву...
    (покруче всяких петровЫх и тарковских московских - в питере переводчика расулы рза - рзы? "поэма о ленине", удостоенной сталинской премии и самого сталина стишков - по мемуарам хромого арсения - принимали лишь 30% "квассицистов"... но они-то - серединка - и высунулись...)
    а я - Шатрова - не знал, не ценил ("классицист"-пурист, блин - "не мой секс", говоря - великим Даром...)
    наглухо на ху*й никому не нужен шатров (алейников, губанов, величанский, ковшин, пахомов... и их современники-предтечи - на 90% неопубликованные ДАЖЕ мною...)
    все читают пелевиных и шишей брянских (не говоря за вилли мельникова, полного дебила...)
    им - ПОНЯТНО (и близко), их уровень
    гляньте в публикации "красного матроса" сапеги - сплошные немировы, вычетом нац.поэта "митьков" олежки григорьева (окошеренного совписом, гурвичем-курвичем-м.ясновым-плаксиными)...

    озвереваю я - от этих разговоров о "литературке"...

    Д.И.
    А что? Как писали еще в двадцатые острые годы: "ВСЕ НА ПРОДАЖУ". :-(

    ККК. Давеча вот жирная американская жаба, плешивый риал-эстейтщик местный - привёз купленную на волге жену, полу-казашку, с русой дочкой 12-ти лет... 2 месяца уже пользует, жирует..
    Вот, скажем, украина - торгует детским жёстким порно (девочками от 2-х до 9-ти, почти по чуковскому), в открытую - завал сайтов "с предпросмотром"...
    чехи - те мальчиками, в златой праге...

    а вы - всё о... курицыных...

    Д.И.
    Расскажите, тогда, все -же, чем объясняется невеселое настроение ваше в эти все последние дни..?

    ККК :-(... Ну вы же знаете- слышали - Город взъелся на меня всерьёз
    200 (двести) подписей за 2 дня - в защиту моих джипов, "джип-арта" а ля классик кинхольц - их не колышет
    в америке на каждый плевок - по два закона
    и адвокатов - что собак нерезанных
    на том и живут
    придётся на ху*й продавать мой "коктебель" (но - как?) и валить на пензию в какую-нибудь новую гвинею или пензу
    пью уже 2 недели - по поллитра коньяку в день
    местные газетчики е*бут-теребунькают (проку?)
    да хоть бы и в "нью-йорк таймс" - 3 года назад такая идиотка брала интервью (6% усвоила за 6 часов, и те переврала) - что с того, что "полтора газетных листа" с фоткой возлежащего во всю длину
    клерков-инспекторов это не еб*ёт и не колышет

    В АМЕРИКЕ 4% ФЕРМЕРОВ (которые кормят пол-мира) И 40% КЛЕРКОВ (в оффисах и банках, госучреждениях и повсюду)
    "
    В Штатах наверняка есть не менее десятка тысяч генри саймонов - адвокатов".
    (Роберт Ладлэм, Заговор "Аквитания", М., "Международные отношения", 1989, стр. 79)

    и врачей - которые их лечат и которых они судят (и наоборот)
    у одного толи наймана (по мемуарам) полдюжины кузенов в англии, врачей..
    ср.:
    "Году в 90-м у меня обнаружились в Англии троюродные кузены, все врачи.... Шесть докторов, от ортопеда до психиатра, и всё "европейские величины", лучше консилиума не собрать..."
    (А.Найман, "Рассказы об Анне Ахматовой", М., "Вагриус", 1999, стр. 362-3)

    a propos, меня защищает "pro bono" адвокатская фирма Skadden, Arps, Slate, Meagher & Flom LLP, Four Times Square, New York, New York 10036 - та же что РОМАНА АБРАМОВИЧА (но его - за бабки)...
    один ху*й, проиграем (абрамович - выиграет)

    так что повязан я - и с "сильными мира сего"
    (мой приёмный внучок, беглый барабанщик из речицы-гомеля-мозыря, оруженосец сашеньки исачёва, игорёк кофман - втюхал тут борису березовскому какого-то стеклянного дутого скорпиона, променяв барабан и такси - на торговлишку российской стеклопродукцией)

    всё из "рашки" идёт на продажку..
    но почему-то - не мои мозги (и знания)
    нанимают евтухов и вегиных-дружниковых читать "рюсскую литературу", кузьминский им нэ трэба (да и не то скажет)

    так что остаюсь я принадлежащим к "ордену непродажных живописцев" (арефьеву, васми, громову, гудзе/нко/, шагину, шале шварцу...), барачникам 50-х
    о которых - моя статья (но не в их полупудовой монографии, изготовления исаака кушнира - собирающего глиняные свистульки, хотел послать ему два ху*я свистящих, из мексики - но никто не взялся везти...)

    вот на этом и закончим "недозволенные речи", широкозадой шехерезадой
    ("о если б та широкозадая турчанка // моим хотела б сердцем обладать", хафиз)...

    Д.И.
    Многие вышеперечисленные персонажи вам никогда не могли понравиться?

    ККК. а как воно (воняя) может понравться? ведь: "ну, говно - я и говорю ГОВНО", анной григорьевной барской - величайшим специалистом по эдуарду манэ, никогда не бывшей во франции... (ездил туда, к слову, сынок эмвэдэшного певца, миша герман, братик киношника алексея, - ныне канающий за "спеца по неоффициозу", см. russkialbum.com, где зачем-то и я...)
    или "тётей тотей" изергиной, вдовой академика иосифа абгаровича орбели -
    "разве же это сын? это же нос и х*й на палке", о носатом долговязом мите
    у нас были другие учителя...
    да, в языке оффициозного совка - пятый том даля (под редакцией потомка крестоносцев бодуэна де куртэне) - отсутствовал; не переиздан - и по сю, кстати
    и один лёша плуцер-сарно (даже с помощью лимонова, моше винокура и моей) - эстетику (паче, прогнившую этику) этой вашей новой "словесности" - не перевернёт
    вышел том "Х*Й", вышла "ПИ*ДА", оба с нежными афтографами у меня на столе
    но и слов-то таких по вашему нету
    ("как же - ЖОПА есть, а слова такого нету?", вовочкой, из анекдоту)
    раздражает
    и вся эта сю-сю псевдо-этика (каковой в антологии я полностью не пользовался)
    зато ПОДЛОСТИ в курицыных-кузьминых и иже - хоть жопой ешь
    как оно было - в гадюшнике сов-писа и сов-арта
    "расстались, вежливо шурша чешуёй", как писал мне критик тупицын в 80-х
    уже о гадюшнике - тут
    и нешто ВИКТОР ШКЛОВСКИЙ - имел в виду кузьмина и курицыно-подобных?
    гамбургский, блин, счёт...
    и не о... чуприниных же он писал :-)..
    уткин же - автор "повести о рыжем мотэле" (как александр безыменский - автор утёсовского шлягера "всё хорошо, прекрасная маркиза")
    зачем же остальное читать
    на жарова - достаточно двух эпиграмм на двери-разворотке "записок поэта" ильи сельвинского:
    "Во! -
    и боле ничего!"
    вторую помню кусочком:
    "... что двадцать пять таких КРАСНОЯМБЕЙЦЕВ
    и одного поэта не дадут"
    там же было:
    "Alles -
    uber Адалис"
    и на маяковского:
    "О бас-проффундо -
    он за двух -
    гудёж гудит от гуда...
    Порой так низко пустит звук -
    Не разберёшь, откуда"

    ... а вы там цитируете каких-то м*даков, ставящих в классики небесталанных молодняков - впрочем, и кир.медведев и гронас - уже пережили всяких лермонтовых, рубцовых и божидаров
    текст медведева о рубцове - мне реально глянулся (чево я ему даже и написал)..

    махаться же вольфом, алянским (?), гржебиным - всё одно что журналом "нива": многие ли помнят надсона, фруга, дм.цензора, д.ратгауза*, не говоря за СОТНИ поэтов "нивы" - ни одного имени не упомню
    а их там были именно сотни
    типа и уровня:

    * "Будто о наших днях писал харьковский поэт Даниил Максимович Ратгауз (1868 - 1931):
    ДВА ВРАГА

    Есть враг людей и враг тот - Голод.
    Он слеп, его ведет нужда.
    В руках его тяжелый молот
    Лишений, горя и труда;
    А наковальня - люди-братья,
    По ним он бьет и день, и ночь -
    Прострите к ним свои объятья,
    Чтоб им хоть чем-нибудь помочь!
    Есть враг другой, тот враг - Сомненье.
    Тот враг - тоска бесцельных дней -
    Он губит грезы и стремленья
    Всех лучших, избранных людей;
    Полна душа у них проклятий,
    А в сердце холод, в сердце - ночь -
    Не простирайте к ним объятий -
    Им вы не можете помочь.

    ... примерно так же - пишут и в "наши дни"...

    "Белинский, Добролюбов, Писарев..."
    в отличие от поминаемых вами СЕТЕВЫХ - вполне пишутся в обойму пушкин-гоголь-некрасов и так далее
    сетевые - вам мешают, а мне - нет
    зачем же мне, "критику" - читать критиков и ваще
    много чести

    и вечные ПАРАЛЛЕЛИ - временнЫе - что у теоретиков, что историков... ведь всё - несравнимо, ВНЕ социума...

    Д.И.
    Возвращаясь к нашей теме: действительно, эта новая книга о Д.Д. весьма важна. Я почитал (с вашей помощью) текст произошедшего на ее звездатой презентации выступления В.Лапенкова, Но вы не раз уже упоминаете разных "конкурирующих" московских деятелей: как вы относитесь к деятельности Кабакова и Пригова - нам более или менее понятно. А вот как относился к ним сам Дед? Ведь еще до отъезда в палестины в середине семидесятых он, хоть и чурался "групповщины", не мог не соприкоснуться с деятельностью чудеснейших "московских подпольщиков": великого художника-космиста Инфантэ, инсталлятора-пропедевта Кабакова, барачного паспортиста Оскара Рабина, метафизика Владимира Яковлева, прекрасного рисовальщика Владимира Янкилевского, жесткого концептуалиста Эрика Булатова, художника-сказочника Михаила Гробмана, духовидческих авангардистов Валентина Воробьева и Алексея фон Раух-Смирнова (с последними именами я, увы, знаком меньше). Менее понятно как вы и ваш круг готовы были раньше и сейчас относиться к таким людям искусства как Стась Красовицкий, Игорь Холин, Юло Соостер, к патриарху лианозовцев Евгению Кропивницкому...? Я понимаю, что вы сейчас меня отошлете к "Лагуне" (а то и куда подальше! :-)), но все же попробую настоять на "всамделишном" ответе ККК с высоты ваших недавнопробивших "шестидесятипяти"..
    Интересно было бы также сопоставить "арт-жест" К.К.Кузьминского со, скажем, великим кудесником, радикальным жизнетворцем, изобретательнейшим лицедеем от искусства Анатолием Зверевым...

    "Лягушки раки рыбы
    Животный мир и все
    Что называлось птицею
              Иль кошкой за окном
              В весне все растворилось
              Все провалилось все".
    ...
    А?

    ККК. Ну, уж вы - прямо, простите, как в лужу:
    "великого художника-космиста Инфантэ..." :-)
    франциско инфантэ, "фантик" - был всего лишь шестёркой в группе отца кинетизма Льва НУССБЕРГА, "Движение" - заявляю вам как оффициальный "историограф" (с 1974) этой группы, и личный друг Галки Битт, Пашки Бурдукова (покойного), мичмана Глинчикова, "наташки-террористки" Проскуриной, и хранитель немалых архивов по ним
    "великим"* он стал, ссучившись (вместе со славой колейчуком), когда всю группу разогнали-выперли по франциям, германиям, америкам...

    на оставшемся ПУСТОМ месте -

    Д.И.
    Так, и кто тогда оставался?

    ККК. ... цитатой (по памяти): "после отъезда бродского вакантное место поэта осталось свободным" и кривулин занял его
    (витя топоров, предисловие к кривулину, антология "поздние петербуржцы", "смена", 80-е; без изменений - в книге 90-х)
    витюша занял не его (оськино, которому все кроме себя /и трёх ещё осиротевших самцов-"вдовцов", по баху/ были по барабану), а именно МОЁ место - на правах самого нелюбимого, но самого КОММУНИКАБЕЛЬНОГО ученика
    вот так он и попал в "авторитеты", поскольку я свалил из рашки делать антологию - 30 лет тому, в июне-июле (7-го, мышь говорит - но уже забыл месяц...)
    то же - и с НУССБЕРГОМ: шестёрки побойчее - начали канать за козырных тузов
    писано (мною) ещё в 74-м:
    "и курчав ИНФАНТильный мерзавец" - как провидел!
    (см. ант., т. 2А)
    * впрочем, все эпитеты-определения - "космист", "метафизик" (это умственноотсталый-то, полудебильный ГЕНИЙ володя яковлев, полуслепой к тому ж - рисовал, водя чуть не носом по бумаге, но - как!... а когда ему фёдоров починил зрение - увидел мерзкий мир, и картинки стали хуже) - оставляю на вашей совести (и абсолютной неграмотности :-().


    [KKK (в жопу пьяный) и Алик Гинзбург + ноги джона болта и рука яши виньковецкого справа, колени неизвестно кого - дают видео-интервью техасским студентам и аспирантам, 1980 (архив ККК, фотограф неизвестен - Молли Рейнольдс?)]
    сапгира, холина, КРАСОВИЦКОГО, хромова, чудакова и т.д. - мы с гришкой-слепым (и боренькой тайгиным) издавали, получив от алика гинзбурга - ещё в 62-м-64-м
    кроме старика кропивницкого, который "не гремел"
    с художниками было посложнее - не рукопись, не перепечатаешь, но и их всех к 70-м мы уже знали, худо-бедно
    привозили мал-мал, да и мы туды-сюды, москва-питер - наезжали
    алейников волок удивительного ворошилова, "зверя" (анатолия тимофеевича зверева, канавшего за гения, бомжа и клошара) тож знали все
    рабина, да и прочих "лианозовцев" тож
    гробман активно контачил с кинетистами нуссберга
    а уж здесь...
    в питере были свои киты и авторитеты: михнов-войтенко с кулаковым, левитин, рухин, шемякин, тюльпанов - из 53-х художников, выставившихся в ДК Газа в декабре 1974 - 20 были моими близкими друзьями, 20 я знал по работам (по мастерням), десяток не стоило и знать - ну, троих ещё увидел
    в сентябре 74-го ж, в параллель "бульдозерной", я устроил у себя дома выставку "23 художника на 24-х кв. метрах", 128 работ (в ДК Газа было по 4 на рыло, где-то 200)
    от китов до молодняка, целая стена - была михнова...
    (тогда-то на меня и наехал херр нуссберг, с полудюжиной членов его группы - и по сю...)
    поэты - это москва К НАМ ездила, а не мы к ним
    с 67-го (?) года слава лён (мой побратим-сальери) наволок ко мне: алейникова, величанского, веничку ерофеева, с дюжину помельче - и, естественно, рукописи, рукописи 60-х-70-х...
    одного только веничку я перепечатал с дюжину копий, автографированную копию "москва-петушки" упёрла в челябинск моя 3-я супруга людмила ивановна калинина-кузьминская-ткачёва - так и не помню, что мне веничка там написал...
    (а сейчас его невестка написала: спрашивает о визите том... ну, отписал ей - пока безответно...)
    полное собрание хвоста (алёши хвостенко), издание в.и.эрля - спёр в 73-м толик стоянович, подарил в салехарде хвосту - но у хвоста опять его спёрли...
    тако и происходил круговорот вещей в природе.
    наше с гришкой первоиздание бродского (1962) - привозили в 70-х уже из Новосибирска

    Д.И.
    А кого из них как-то специально выделял Дар?

    ККК. Старик Дар (не болтаясь, как я - по мастерным и притонам) - мог знать только чудом выставляемое на полуофициальных выставках (в том числе и у меня)
    ну, привёл я к нему сашеньку исачёва, "бяларусского недагения", моего верного оруженосца с 16-ти - возлюбил (и за юношескую красоту тоже)
    но не с его астмой и палочкой - было Дару скакать по питеру и подворотням
    это я шлялся напролёт - со своей дубинкой карельской берёзы (работы поэта-геолога володи березовского) - по москве и по питеру, по крыму и винницам-киевам
    зимой, в сандалях на босу ногу, в кожаных шемякинских штанах, в распахнутой до пупа рубахе и козьей куртке мехом внутрь (со смоленщины, от тётки 5-ой жены), являя собой - зрелище
    но и было мне - 30-35, а Дару - все 60
    сейчас я в свои 65 - уже не бегаю (впрочем и лежу я - лет с 33-х: так удобней, этакий антипод ильи муромца... тот до 33-х лет сиднем сидел, а потом встал побивать войско татарское, я же - наоборот, возлёг)
    бегают уже - вокруг меня... поэты и всякие


    [У постели сумасшедшего "деда" (леонида петровича, соседа по староневскому, см. Ант., 2Б) 1969?, фото "Пти" или "Грана" (Б.Смелова или Б.Кудрякова)]
    Д.И.
    Видимо, что и великий русский карнавалист Анатолий Зверев был совершенно конгениальным вам персонажем, верно?

    ККК. Денис, о звере я собрал целую бочку легенд - не меньше, чем о хвосте...
    Что же, так и приводить - все подряд?

    Д.И. Можно попробовать... Фигура покойного Анатолия, как мне видится, еще не совсем "описана" в общедоступном виде"...

    ККК. Придется тогда вспоминать прелестные бон-моты юза алешковского (с коим - с 80-го и по сю) - да не о "звере" (которого отродясь в глазе не видел, но СЛЫШАЛ), а о других (и не к слову):
    "красная розанова в волосах" (о буйной марь-васильевне)
    или:
    "мандавошек всегда тянет на лобное место" (о выступлении диссидентствующей поэтессы на красной площади в 68-м)
    к слову, алёна мартынова, поэтесса-хэппенингистка 90-х - грозилась побрить свой лобок на оном лобном месте - но, в отличие от бренера - не выполнила...

    Д.И.
    К сожалению, я не припоминаю этот бренерский ход... Но вы...

    ККК...А вот я много чего могу порассказать и вспомнить...
    (кстати, вы "не помните", а бренер - он и не брил. он, как известно, жену публично е*бал, с воплем: "не стоИт!", и многое прочее, немалое; см. замечательный анализ его действ у андрея ковалёва на:
    members.tripod.com/~krititizer/brenn.htm, который ковалёв потрясно заколлажил и нонешний "гугенхуй": www.russ.ru/columns/artilife/98398056, есть ещё и в "рашке" журналюги с мозгами...)
    и многое из того, былого - есть уже в антологии (коей, к слову, минуло - ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА...)

    Д.И.
    Да, этот бренерский ход с нестоит стал уж как бы таким расхожим лобным местом в его персональной жизнетворческой мифологии... немного скучновато, нет?

    ККК. ТРИ ТЕЧЕНИЯ В ИСК-ВЕ КОНЦА ВЕКА
    ("подводя итоги")

    1. мат
    2. детский сад (с матом)
    3. заумь для яйцеголовых (новых тупых)
    1. в лучшем случае - плуцер-сарно
    в худшем - немиров, шиш брянский (попса)
    2. игрушки флоренских (и вся "митьковщина"), африка=новиков
    хэппенинги индивидуалистов - бренер, кулик, мартынова, групповые - осмоловский
    3. заумь - от безмозглого бирюкова-очеретянского (и трансфуритов), вилли мельникова - до псевдо-академии типа эки-павича
    ... как не согласиться с "чёрной сотней" (под редакцией штильмарка-3-го*):
    www.sotnia.ru/ch_sotnia/t1994/t1303.htm

    (*) ТРИ ПОКОЛЕНИЯ ШТИЛЬМАРКОВ

    ... дедушка написал "наследника из калькутты" (в "соавторстве" с нарядчиком василевским, который дал ему писчей бумаги и освободил от работ; сейчас переиздаётся под одним именем, своим)
    папаша был охотоведом, разводил баргузинского соболя (о чём и писал), фронтовик
    сынок, как о. иоанн кронштадский - в "союзе русского народа", редактор поименованного журнала и, "однозначно" (естественно и категорически) против попсы...

    ... впрочем, и в рашке - далеко не все "однозначные дебилы", иные (немногие) - и с пониманием:
    members.tripod.com/~krititizer/brenn.htm (повторим ссылку!)

    ... недаром, всё-таки, мне юрод-эстет бренер - ближе и дороже всех патриотов и западников (жоподников)

    ибо:
    "Но юродство имеет в себе и внутрений ограничитель - претензия на власть, высказанная художником-юродивым, неизбежно остается в символической области. Кстати сказать, даже идеологическая машина советской власти, достаточно бойкая в преследовании реальных или выдуманных политических оппонентов, только ограничивала сферу социального функционирования оппонентов эстетических."
    (Андрей Ковалев, Ibid.)

    остаётся - ЮРОДСТВОВАТЬ...

    Д.И.
    Так вот..

    ККК... кто двигает искусство?
    евреи, педерасты, алкоголики, наркоманы, шизы, параноики, извращенцы-педофилы (кэррол, набоков, лимонов)
    прямо хоть поступай в "идущие вместе с путиным"
    но уж больно они тошнотворны, начиная с презика-гэбухи
    и бандитский триколор с двухголовым петухом (как на зоне)

    а кто "занимается" оным?
    импотентная профессура, аспиранты - играющие "по правилам" (установленным в веке 19-м ещё)
    а с другой стороны - местоблюститетели нравов: говорухин, приставкин (или присыпкин?), морализирующая вся эта шушера...
    народ - он не брезглив
    кушает любое дерьмо - от щипачёва-щипакиной до пугачёвой-киркорова
    ("россия не разина и пугачёва, а - разиной и пугачёвой", как выразился я, лет 10 тому)

    вот вам малый интернет-цитатничек, с "эпиграфом" (писанным году в 82-м):
    "... я литературу на "литературу" и "жизнь" не разделяю, для нас она была - едина, и книги те же - были и чтивом, и - в похмельные времена /а стало быть, почти ежедневно/ валютой. Так и кочевали поэты, из дома в дом, где прихватывая чайное ситечко, где пропивая родительские сбережения со сберкнижки, и везде - читали стихи.
    Стихи - были нашим наркотиком, нашей формой существования, нашей единственной и неразменной валютой. Одни и те же тексты, любимые, читались по СОТНЕ раз, по просьбе публики и, что важнее - САМИХ ПОЭТОВ, потому что знали творчество друг друга мы, если не наизусть, то досконально, и все лучшее. Говенные стихи, вроде тех, что печатаются в русских газетах-журналах /и изданиях авторов!/ на Западе - не котировались и не читались. А "новое" - поверяли ПОЭТЫ. И только тогда это становилось классикой. Для поэтов."
    kkk-bluelagoon.nm.ru/kuprianov1.htm
    kkk-bluelagoon.nm.ru

    (Из писем поэту Петру Брандту)
    Subject: что такое поэзия
    Дорогой Костя!
    Мы с Борей Останиным сидим пьем за твое здоровье и здоровье Эммы. Хочу сообщить тебе следующее: я пытаюсь написать статью о том, что такое поэзия в понимании нашего поколения...
    Я спрашиваю об этом всех тех, кто как-либо был в наше время к этому причастен. Без тебя народ неполный. Напиши, пожалуйста, что, с твоей точки зрения, такое поэзия. Наводящий вопрос: ты видишь неподписанный текст. Как ты определяешь, есть в нем поэзия или нет? Как тебе кажется, ощущение поэзии "объективно" или нет?
    И второе: из чего складывается общественное мнение, хорош поэт или нет? Ну, и всё, что ты хотел бы сказать на эту тему. Не торопись, не обязательно отвечать сразу. Подумай и напиши главное. Желательно уложиться в одну-две страницы.
    Обнимаю тебя, Петр Брандт.

    Эх, петя-петенька...
    сегодня токо поминали - юпп вот звонил...

    поезию определяют -
    на нюх или на слух:
    пахнет говном или гением
    (как вынужден был тут понимать туземцев - при всём знании аглицкого: настолько отличны системы поэтики - не глазами, не ушами, а - ноздрёй... и ни разу не ошибся)
    о сути поэзии для нас - бывшей ХЛЕБОМ ЕДИНЫМ (помимо ржаного для закуси, пельменей и портвейна) - сказали САМИМ СВОИМ СУЩЕСТВОВАНИЕМ поэты
    начиная с алика ривина и роальда мандельштама - в 40-м и 50-м, далее:
    аронзон, бродский, волохонский/хвостенко, гаврильчик, о.григорьев, донской (одним стишком), ерёмин, ёклмн-и-т.д. (вычетом ясновых-гурвичей)...

    Ведь сказано:
    "можно побиться об заклад, что всякое общепринятое мнение, всякая общепризнанная идея - есть глупость, ибо они понравились большинству"
    (себастьян шамфор, эпиграфом у эдгара по, прочитанное в 13 лет)
    согласно общественному мнению (и потреблению) - истинный певец россии - ФИЛИПП КИРКОРОВ
    а истинная поэзия - его "зайчик"
    на втором месте после асадова стоит алигер, а потом уж, где-то в конце - ахматова и ахмадулина <далеко не столь популярные>
    но мы в наши 17-19, в 58-м - уже делали разницу между симоновым-щипачёвым и луговским-мартыновым
    начиная с бродского - читавшего мне слуцкого в наши 18, "кёльнскую яму"
    (ахматову я тогда и сам прочёл - в "дне поэта, 1956": "песня мира" и "в пионерлагере", открывавшими оный, с факсимиле - с тех пор знакомым)
    поэзия была насущной (и насушенной как хлеб) до морового поветрия бардов-ашугов-акынов-рапсодов-и-менструэлей (кукина-клячкина-слёзкина-сироткина-полоскина-нахамкина-и-прочих-визборов, вычетом пяти-полудюжины классиков: ОКУДЖАВЫ, ГАЛИЧА, ВЫСОЦКОГО, АНЧАРОВА, КИМА - на 62-й)
    сменившегося русским роком (но и в нём те же полдюжины, наполовину убиенных: башлачов, янка, полковник хрынов, науменко, кинчев, цой, шевчук, свин-панов и уже все более попсовый "гуру для идиотов" БГ...)
    не научившихся от ушедших в глухую несознанку "нас" (вычетом кривулина) ничему, паче - писать тексты.
    "текстами" (а не стихами) именовали мы писомое - в 60-х
    по образцу поэзии библейской
    отсюда - и сакральное шаманство поэтов питера, ИСПОЛНЕНИЕ - начиная с тех же аронзона и бродского - ширали, брандта, юппа, морева, куприянова, кривулина, охапкина, чейгина, ю.алексеева и иных
    ибо - ПЕЛИ
    как соловьи, как глухари на току - слушая себя
    а услышат ли? - "имеющий уши..."
    большинство - затыкало (и затыкает) уши радиоточками и ТВ
    и вязнет в ушах "миллион алых роз" напополам с "зайкой"; "на-на" - а не "ДАДА"

    Д.И.
    Вот уж, ККК, прости Господи, откровенный абсурд и сплошное неприличие: ну как можно ровнять "пристойную" поэзию Вознесенского, музыку Паулса с несносным всеобщим сегодняшним синюшным олигофренизмом бесконечных масс-проектов... Не знаю, как для вас, но для меня пролегает заметнейшая идиосинкразия между деятельностью ранней Пугачевой, Юрия Антонова или Муслима Магомаева и между сегодняшним компьютперным тварным диско- рефлексом, блестящей насиликоненной виагрой или двухметровым любителем розовых кофточек, королем римейков и прочих фанерных изделий... Это, имхо, материалы абсолютно разных кухонь изготовления...
    ...Поэтому, на мой взгляд, никак нельзя между ними ставить знак тождества: между стихами не особо любимого вами А.А.Вознесенского (а по-моему значительнейшего поэта, уж явно большего, нежели петербургские ваши пафоснейшие знакомцы - ахматовские вечные сироты - точно) и текстами экс-супружеского друга Аллы Борисовны...

    ККК. Знак равенства? Естественно, НЕЛЬЗЯ: у ААВ (изначально мною горячо любимого поэта - а неплох иногда и по сю!) напечатано - ВСЁ - и оплочено (рублями и долларами - сребрениками?...)
    у ОЛЕГА ОХАПКИНА - из 8-ми томов сочинений (на 1975-77) - тиснуто 2-3 брошюрки, "в обойме", да по стишку-два в год в журналах (на выбор Гг. редакторов, арьева/гордина), из жалости (а сделай его всериоз - какой бы тредиаковский-кюхля выскочил...)
    у ШИРАЛИ (более чем одобрявшегося и вознесенью и евтухом - но "молча": печатали они - себя), на его 60 лет - 1 советская брошюрка, 3-4 книжки "самопалом" (иждивением друзей), 1 в ладошку, с играми ГАВ-ГАВ-Траугота, и только недавно (писал мне) вышла 1-я толстая книга...
    ЧЕЙГИН - НЕ напечатан и по сю, по мелочам лишь (а стихи его и нынешние - не хуже прошлых!)
    из нас - активно печатался лишь один КРИВУЛИН, в перестройку и на западе (бывшая жена - монстр-кьеркегоровка-феминистка т.горичева - потщилась)
    вся эта поэзия - ушла НА ДНО
    сиротки, "под юбками мадамъ", раскрутились и потщились
    бродский - нобель (и стоит того!), рейну - 70 (и чего вы из-под него хотите?), но весь лучший, РАННИЙ - был опубликован с преизрядным запозданием (и - правками!, о чём даже имеется статья; неопубл.)
    остальные сиротки, толя-дима, опрозаичившись-умемуарившись, меня мало колышут (а первоиздавали их мы - с гришкой и боренькой) - в том числе, и "лишняя сирота", давид шраер-петров, начинавший с ними - до бродского (вот сейчас он - лепит, публикует, шлёт, с сынком, крестником сапгира...)

    Д.И.
    Конечно, многие персонажи из вашего круга пока еще только ждут широкой и адекватной печати... Увы.

    ККК... НЕ опубликованы (и не публиковались) ВСЕРИОЗ: Анри Волохонский / Хвост, АРОНЗОНА собрание - лишь всё ещё делают (лет 5 уже), РОАЛЬДА толком никак не сделают, да и ваш покорный слуга - двумя брошюрками, в рашке...

    КАК и ЧТО - можно сравнивать?...
    Бродского с Вознесенским - пожалуй (не в пользу АА! хотя он мне - гораздо ближе)
    вот и сравнивайте - ПОЛНОСТЬЮ опубликованных
    а не подполье (подболье)...

    Д.И.
    Дело сравнений, к слову, одно из самых "неблагодарных" в "науке о культуре".. :-).

    ККК. Между прочим, когда мы с женой породили КЛЯЧКИНА (зимой 1961-62, она дала ему мои тексты и бродского), а потом по весне - я дал ему ВОЗНЕСЕНСКОГО, КИПЛИНГА и даже Кривулина - Женя предпочёл петь "своё" опосля (типа "я прижмусь к тебе холодной ногой"), за что был осмеиваем, пародирован, посылаем на.. - но всё его зрелое говно удостоилось массовых и полных изданий (запрашивали меня все эти левитаны - можно ли моё, "раннее" включить - но моё о клячкине - НЕ напечатали, естественно)
    Евтух был моим "учителем" до 1959-60 (до "нигилиста" и "считайте меня коммунистом"), андрей андреевич - аж до 1964 (?) (до продажного "лонжюмо")
    После чего этих учителей пришлось послать...
    (Вот зачем вы без конца поминаете к слову и не к слову ПОСТ-РЕВОЛЮЦИОННОГО Маяковского - по школьной обрыдлой программе? - я и в школе читал вслух "военно-морскую любовь", "багровый и белый..." и "гимн судьям", вместо "стихов о советском паспорте" и поэмы "ленин" - кому какой Маяковский дорог... кому - лирика, а кому - "окна РОСТА"...)
    Ну а попса она и есть попса...:-) бюль-бюль оглы аллы борисовны - из жопы кобзона-магомаева...
    уж тогда даёшь - эрика курмангалиева! И ВИКТЮКА! (начинавшего с моими друзьями - во Львове)
    согласно общественному опросу (запросу) и выражая общее мнение
    с каковым мы были изначально не согласны
    отчего и творили - своё
    в большинстве - не напечатанное и по сю...
    (вычетом - в 9-ти томах моей и г.л.ковалёва антологии, 1980-86, недоделанной и по сю)
    "fais se que dua, - adviegne que peut".
    (лозунгом-девизом сэра джона чандоса и моим)
    "делай, что должен - и пусть будет, что будет", в переводе на рiдну мову
    а попи:деть о паезии - отчего ж...
    ...Как я не устаю повторять, девушки давали нам как рок-звёздам (особенно усердствовал ширали), даже кривулину, вычетом разве гурвича и стратановского
    пито было и трахано, о чём остались самые приятные воспоминания
    и в этом - стихопритягательности для прекрасного пола была так же суть поэтики 60-х-70-х.
    словом, жили мы хорошо :-)
    президенты - после ублюдка хруща - были стандартные маразматики, псевдо-коммуняки, но не гэбуха (блин! ПОЭТ Андропов! - забыл... "живут и умирают человеки...". впрочем и брежнев - стихописал, см. ант., том 4А, начинающийся - со стихов вождей. и - психов.)
    нам они особенно не мешали
    вычетом комедийного процесса бродского, во многом создавшего ему славу, никто из доброй полусотни серьёзных поэтов не сидел
    разве какой-нибудь нестеровский - за неуплату алиментов
    а уж безобразничали мы по бытовухе - как какая-нибудь автовская шпана
    и практически - не работали
    разве уж семейные и иногородние, да и те не очень
    а в основном - гуляли, как те перипатетики - но не философствовали (и не педрили, как платон)
    и читали стихи где придётся
    и любили
    за это любили и нас...

    помните цитатку:
    "... поэтому, кстати, такую скуку вызывали у меня западные радиоголоса и сочинения разных солженицынов..."
    (Виктор Пелевин, лауреат Букеровской премии, "Омон Ра", "Бубен Нижнего мира".)

    Д.И.
    Вы так любите цитаты, наверное, и газеты...?

    ККК. газетами в "рашке" я за 35 лет лишь подтирался: спорт меня не интересовал, а погоду - и из окна видно
    стихи же читал - только левых и формалистов: евтуха, вознесенского, робота рождественского
    да и тех перестали печатать - при брежневе
    (дали другую кормушку: песнюшку, об "алых розах", и "авосях"; особливо чем славился - робот...)
    думал западная - эмигрантская пресса - за правду
    ага, за ту же - советскую-антисоветскую
    "правду"

    ... писано было в романе ж, враз и вскорости по приезде:
    "Америка просрала Кубу, Корею, Вьетнам и лихорадочно искала, что бы ещё просрать. Япония хотела сахалинской капусты и крабов. Но хотела тихо, не вздрагивая. Авансом предложила снабжать Советский Союз радиоаппаратурой для глушения "Голоса Америки" и техникой для подслушивания телефонных разговоров. "Голос Америки" молчал, детантируя. "Ля вив Кутузов!" - кричаль Французов, главный вредактор передач на Советский Союз. Посол Добрынин вежливо ему аплодировал."
    ("Хотэль цум Тюркен", часть-узел 1-ая, 1975-76)

    По моём приезде в 76-м в эту хам-мерику, был я немедля позван поголосить по "голосу"
    битый час читал стихи полудюжины неоффициальных питерских поэтов, рассказывал о жизни их, о повязах в гэбэ, о конфликте с союзом писателей
    звонят мне на толстовскую ферму из питера: "ты дивно читал стихи!" "а о поэтах-то что я говорил?" "а ты ничего не говорил о поэтах"
    откуда ж знать мне было, что на "свободном западе", согласно политике детанта - изымут добрую половину моей передачи? меня же ж никто ни о чём не предупреждал...
    (далее стало уже "не привыкать": резали теле-интервью, "живой эфир" и русско-эмигрантские, и туземные станции - как в совке)...

    Д.И.
    То есть..

    ККК. ... имеет быть и другое мнение (мнения) - там же, экс-совковых журналистов:
    "...В прошлой своей московской жизни я и сам многие годы был автором советских радиопередач, адресованных за границу.... Но в каждой редакции имелся засекреченный список, о чем говорить не полагается.... Так мы, авторы, и крутились, сообщая своим зарубежным слушателям когда половину правды, когда четверть, а то и меньше. А были такие проблемы и есть ли сегодня в "Голосе Америки"? Какие темы считаются запретными, о чем говорить можно, а о чем не рекомендуется?
    Наталья Юрьевна рассказывает: "Голос Америки зазвучал впервые в эфире четвертого февраля 1942 года... на немецком языке. Уже первая передача содержала следующее обещание: "Вы слышите Голос Америки.... Новости могут быть хорошими или плохими, но мы будем говорить только правду".
    (Марк Поповский, "Голос, звучащий уже полстолетия" /беседа с сотрудницей "Голоса Америки" Натальей Кларксон /фон Меер/, проработавшей на нем 45 лет/, "Вечерний Нью-Йорк", 28-29 июня 1997, стр. 14)

    и моё ж (из пустых глав роману):
    "... напротив, роман содержанием своим напоминает помойную яму
    рагу по-ирландски и солянку (селянку?) сборную
    свалку мусорную и траву сорную
    озоруя (озаряясь?) от озириса до изольды
    роман оборачивается добром, равнодушием и злом
    вопросы, занимающие автора - это никак не вопросы литературы". (см. одноименный журнал). ...

    Д.И.
    Ну оттуда, как "литература" издавна заменяла собой и "культуру"... Ведь можно так и продолжать думать - в литературоцентричной-то стране...

    ККК. ...:-) [продолжая цитату] ... ну, равно и не "вопросы культуры"..
    культ таро (корнеплодов, равно и колоды карт)
    поток несознанки - "голос Америки" глушит то, что "говорит (неизвестно, что). Неизвестный" -
    как было приписано на книге эрнста мною, на шемякинском экземпляре
    врывается юз (на выходе с выставки олега целкова), устным автографом:
    "а низ матерьяльно-телесный -
    у ей был ужасно прелестный".
    тут же и целков записал мне на билете свой единственный (неприличный) стишок
    он долго где-то валялся почти на виду
    но сейчас (в данный момент) не найду
    впрочем, а память кузьминского на что? -
    "находясь на знойном юге,
    помни о больной подруге:
    веселяся - веселись,
    но не нарвись на сифилис!"
    подписанный просто "Олег", дабы не раскрывать псевдонима ("Целков")
    каковой происходит - от? - отнюдь не "оков",
    не от корня "ков" и никак не от существительного "цель",
    а скорее от - (следует латинское, но не помню) - находящегося в понятии "половая щель"...

    Д.И.
    По-латински этот общий орган обычно зовут "cunnus"...

    ККК. Да, ...
    каковую (в народном фольклоре) просят заделать "у гражданки ивановой,
    дабы из неё не капало в суп"..
    занимающие меня вопросы (литературы) следует анализировать по фрейду, плоссу, пробсту и вейнингеру:
    вые*ал ли достоевский несовершеннолетнюю девочку, как о том повествуется где-то в записках, вроде, ивана тургенева [вру! - страхова]
    трахнул ли аллен гинсберг андрея вознесенского, чьими "трогательными трусиками" он восхищался на балконе какого-то там отеля
    впрочем, по личному опыту, автор убеждён, что аллен "пэссив"
    "pity!" - как говорят англичане -
    повадкой песьей
    маркирую столбики своей уплощённой дороги жизни
    упрощённо (по вовочке): "отойди, бабка - блызнет!"...
    ["конец цитаты" - безродным :-)]

    Д.И.
    Да, такая цитата - неизменно родовита и финитна (и плодовита!). :-).. Вспомнились ваши "женские стихи", имеющие отношение вот к этому интересному снимку:


    [ККК и "прекрасная мадьярка" Юлия Ковер (борзятница-культуристка, "приёмная дщерь", и подруга; мама москвичка, папа посол венгрии в оон) 1982, фото А.Л*. и ККК
    * которая одесская мондавошь и судит меня на 7 200 000 американских долларов, и из-за которой - напару с шемякиным - и накрылась Антология...]

    "...когда по-польски шепелявлю
    когда по-чешски член чешу
    то плачу по тебе соплями
    сдирая с пальцев чешую

    русалка зреет рыбьим салом
    и пахнет устрицами пах
    когда с грудей на лоно слалом
    поэт свершает впопыхах

    шепча заклятья как молитвы
    касаясь зеркальцем колен
    твои улитки и ловитвы
    и меж грудей твоих кулон

    кульком свернулись твои бёдра
    покрыты шерстью чешуёй
    ты тыл приподнимаешь робко
    слова признания шепча

    улитка ракушка русалка
    и русы локоны твои
    когда я по тебе ристаю
    молитвой хладной чешуи....".

    Д.И. Подумал вот, что Цветаевой бы, почти наверняка, понравилось...:-(

    ККК. :-).. глубоко сомневаюсь... ведь "кошерное племя" (та же ахматова), при всём несоизмеримом - разврате (см. "распад атома" г.иванова, задолго-прото-набоковский... см. парамонова о марине... о лиле у всех... см. и см. и см. ...)

    :-(... Но об оном "голосе" (пропагандном), "вернувшись к нашим БАРАНАМ", имеют быть и многие другие мнения, возвышенно-лирическия, типа моей любимой бэллочки:
    ... не могу найти - где-то, радостно чирикая в интервью, она излагала восторги по поводу оного "голоса", лживого и пустого...
    к слову, я-то - отродясь его не слушал - на фига?...
    но вот она, тщетно и долго искомая цитатка:

    "ЛЖИВЫЕ ГОЛОСА...

    " - Вы верите Гитлеру?
    - Нет, не верю...
    - Вы верите Геббельсу?
    - О, пропаганда!
    - А мне вы верите?
    ... Минута молчанья.
    - Господин комиссар! Я вам не верю!
    Всё - пропаганда! Весь мир - пропаганда!..."
    (Ранний Слуцкий, 50-е, по памяти)

    "Белла Ахмадулина: "Я слушала "Голос Америки" в те времена, когда это было ещё не совсем принято. И в 1977 году, оказавшись в Америке, даже выступала на нем. Рассказывала о своей встрече с Набоковым. Благородная и милая сотрудница, записав текст, сказала: давайте не будем пускать. Вам очень попадет в вашем Отечестве. "С Отечеством я разберусь", - сказала я. И они сообщали очень важные, жизненно важные вести. Так что привет этому тонкому, красивому и сильному "Голосу"..."
    (Сообщает наш корпункт в Москве..., "Славный юбилей" /50-летие "Голоса Америки"/, "Вечерний Нью-Йорк", 21 февраля 1997, стр. 8)
    ... тонкое чистое горлышко Беллы, моего соловья с 19-ти... И здесь - мне выпала честь целовать её руки, увидев впервые живьём, в 88-м... Она-то чиста, Белла Ахатовна Ахмадулина - ни одной лживой ноты за 40 лет в поэзии!... И голос её чист."

    (из, естественно, нигде не опубликованной - целиком - моей статьи о барачнике володе некрасове, 1997)

    ... куда грустнее другое (нынешнее):

    From: Владимир Эрль
    To: Константин Кузьминский
    Sent: Monday, July 04, 2005 2:46 PM
    Subject: from Shiraly
    Дорогой Костя!
    До меня дозвонился Витя Ширали и попросил послать Вам его письмо (у них - временно, слава Богу! - полетела почта). Сегодня мне Галя задиктовала. Вот оно:

    Костенька, куда ты выпал из моей жизни? В нашем возрасте мысли приходят самые страшные. Я тоскую без твоих приветов, мне не хватает тебя.

    Дела мои обстоят крайне неважно. По нездоровью я не выхожу из своей хибары, что находится на Московском проспекте. Видимо, мне уже не встать на ноги. Я даже не смог поехать на презентацию собственной книжки. Такие книжки выходят после смерти: в твердом переплете, черная с золотом, 400 страниц полного моего собрания сочинений. Презентация была проведена в отсутствие автора. Но народ был, в основном народ молодой. Это как-то утешает. Печатают меня сейчас каждый год в толстых ленинградских журналах. К 60-летию были обо мне две статьи. Одна называлась "Его любили женщины и знаменитости" <Топорова, - В.Э.>, вторая - "Гений Ширали".
    В том физическом ничтожестве, в котором я сейчас нахожусь, это не радует. Как говорила незабвенная Анна Андреевна Ахматова, - "Всё поздно".
    Думаю о тебе частно. Друзей вокруг раз-два и обчелся. Мысли большей частью суицидные. Два выхода: залезть в ванну и вскрыть вены или засунуть голову в духовку газовой печки. Я по-прежнему пишу, но той полётности, что была в 70-80-х годах нет и в помине. Будет оказия, я пришлю тебе свой том. Я уже договорился с Володей Эрлем.
    Обнимаю тебя, откликайся мне, не забывай.
    Твой Ширушка.

    Костя, (это уже опять я) если кто поедет или приезжает, то сообщите, пожалуйста. А непоминаемому Вы бы как-нибудь ненавязчиво, но крайне убедительно намекнули, что я его никогда больше в жизни ни видеть, ни слышать не желаю!
    Но ФОКЕ нижайший и почтительнейший поклон.
    А Эмилии Карловне наинежней и полный любви.
    Ваш на века В.Э.

    ... и интернет - о том же (свежие "новости"):

    "Видимо, только в стихах Виктора Гейдаровича можно попытаться найти разгадку его неотразимости.
    В последнее время о Викторе Ширали слышно мало. Грустно звучат строчки Геннадия Григорьева в совсем недавно вышедших "Встречах на Сенной":
    "Гуляет Пригов в скверике столичном,
    А Ширали во дворике больничном..."
    Слышно о нем немного, да и то - грустное."
    (НЕВСКИЙ ПРОСПЕКТ, ТОГДА И СЕЙЧАС, / 07.04.2004 /, ИСТОРИИ ЛЮДЕЙ "САЙГОНА", nv.vspb.ru/cgi-bin/pl/nv.pl?mday=21&mon=3&year=2004&art=175013849)

    ***
    ах эрлюша...
    ширашлюша присутствует в моей жизни - ЕЖЕДНЕВНО (вы, впрочем - тоже)
    за четверть часа до емели - цитировал его "
    брал меня Господь и подносил к губам..."
    позавчера - тоже, из помнимого (и незабытого!)
    именно - МОЛОДЁЖИ
    которая косяком крутится вокруг, наезжая из нью-йорка (и отовсюду)
    "мёртвые не умерли, пока живы помнящие о них" (молот-60-е, украденное откуда-то)
    живы для меня и роальд, и морев, и аронзон, и оська бродский, и все
    живём мы как бы сказать не в теле, а - в стихах
    а что ныне они "старческие" - так не на пушкина ж лермонтова пенять-кивать
    напоминаю, из недавнего - две байки мои:
    в 1930-х издатель русской газетки в риге платил "известному русскому поэту", чтобы тот НЕ ПРИНОСИЛ стихов в редакцию
    имя поэту было -... Константин Бальмонт.
    в тех же 30-х по берлину бегал бойкий старичок, с одуванчиковым пушком на розовой головёнке, и всех доябывал:
    "а фёдор михалыч мне сказали... а лев николаевич ему возразили... а антон палыч..."
    все смотрели на него как на динозавра: рейхстаг горит, в испании заварушка, гитлер, муссолини - а он про каких-то фёдор николаичей...
    имя поэту было: николай минский, основоположник символизму..
    а прошёл - какой-то тридцатник (см., ср. 1975-2005)
    сравнительно: 1965-2005 - сороковник... 1955-2005 (ерёмин-уфлянд-конрад-красильников-и-Ко) - полтинник...
    кончать же с собой, хоть и модно - но богохульственно и богопротивно
    господь сам знает, кому чего и сколько положено
    и отмеряно
    ширали - помнят, ширали - знают, ширали - поминают, ширали - СЛУШАЮТ...

    у меня была тут вот выставка совсем недавно - 50 фотопортретов кузьминского в защиту джипов
    человек за 100 расписались в защиту ж.
    власти - требуют убрать "ломанные машины без номеров", или - штраф 1000 долларов в день (с моей пенсии 288 в месяц).
    парад в 100 человек [в честь "4-го июля", а - не меня!] прошёл мимо приветствуя, подписываясь и восхищаясь инсталляцией моей...
    я был в бежевом японском кимоно и бежевом цилиндре, снимали куча человек
    (емеля от соседки, лэди эмили:
    "Your display on the Fourth was MAGNIFIQUE!! Lordville stands with YOU!!
    Hugs, Emily")
    такотки и живём
    самоубиваться - ПОЗДНО
    сам помру
    требую похоронить - в яхте, обложив клинками и ружьями
    на могилку - приварить пулемёт "максим", с боезапасом
    вчера и позавчера были гигантские фейерверки на мосту, а я стрелял из 9-тизарядного
    своего,
    выпил за день целую бутылку коньяку (мышь - ругается...)
    кот мой ФОКА обожравшись брайтонских харчей - надристал у меня под компутором
    А все думают - НА МЕНЯ...

    Д.И.
    Ну, я не могу не пожелать вам полной победы над муниципальным беспределом.
    Кажется, такой вот "персональной войной" с официозом и его условностями отличался и Анатолий Зверев.. Какие еще легендарные но все же не баснословные сведения о его жизни вы могли бы припомнить сейчас?


    [у михнова-войтенко на ул. салтыкова-щедрина (с элен бакстер-де-вилль-морен-ли-хант, дочкой техасского миллионера ханта, мать - из лотреков, писательница, подруга кокто)
    1971?, фото г.приходько]
    ККК. Куда ещё как отсылать - как к не всё той же - антологии...
    В томе 4А приводится (тряханувший всех художников) ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ анализ двух "гениев жеста", Михнова и Зверева, антиподов. Запараллелил их - их общий друг, ленинградец-москвич, дзен-абстракционист Михаил Кулаков.
    Зверева я отродясь в глаза не видел, кроме как на перманентно пьяных фотах (в той же моей антологии), Михнова же видел во всех видах за полдюжину лет теснейшей/тяжелейшей дружбы..
    Михнов был эстет и натуральный аристократ, даже в периоды беспросветных запоев; Зверь - по свидетельству доброй дюжины друзей - постоянно играл бомжа или клошара
    Малоаппетитные расказы о нём всплывают и вспоминаются (и потому не в кайф и приводить)
    Но это всё - "московские" дела и характеры, такая как бы "гиляровщина"..
    Когда-то - и тому давно - я запараллелил Михнова и Зверева (в творчестве) как Каратыгина и Мочалова, в актёрстве
    Москвич Мочалов - или выползал на сцену с чудовищного перепою и еле тянул роль, или - вдунув умеренно - играл, как бог
    Петербуржец Каратыгин - всегда выходил на сцену в застёгнутом вицмундире - и играл первоклассно
    Тож и Зверев-Михнов
    У Михнова на 1975-й - я видел добрых 3 тысячи шедевров, и ни одного - провала (даже когда менты ему кисть переломали - творил безошибочно, "силой духа")
    У Зверева (немало видел, и немало "прошло через меня") - то пьяная мазня, то - пьяный же, н безошибочный шедевр: к примеру, портрет Бэллочки Ахмадулиной, в три линии - коричневой и голубой гуашью - треугольный подбородок, широко-раскосые глаза, чёлочка - ОНА! (впрочем, Зверь - типичный карикатурист-реалист, в отличие от абсолютного абстракциониста Михнова)
    Прибарахлил, по случаю - и продал в музей Нортона Доджа
    Попадалась и куча фальшаков Зверя - один даже оставил, для Асеньки Лапидус, подруги-поклонницы - сам Зверь писял бы кипятком от удачнейшего псевдо-пейзажа! Свеженепросохшего, и даже с берёзовым листиком, прилипшим...
    Фальшаков виртуоза мастихина Михнова - я не встречал.
    Мочалов и Каратыгин, иначе этих двух определить я не могу
    И оба работали - ЖЕСТОМ..
    В единственном альбоме Михнова - исху*ствоеды герман и катька андреева - сделали "отрезание" статье Кулакова, поместив ровно "михновскую" половину (зачем им "другой" художник?)
    А ведь при встрече - я бы мог им - и по морде (невзирая на полы)
    Потому и не еду...

    Д.И.
    Встреча эта, меж тем, воплощается покамест лишь в мире ментальных образов.. Воспоминаний "дряблый лов"... Как воссоздать по Соловьеву "под кнутом воспоминанья".. Вас не преследуют вызраки охот...? :-) Собак несметного желанья?


    (Звенчик, Мышь и Нежка, мои борзые...
    Фото зоофотографа А.Когана, Риго-парк, Нью-Йорк, 1983?)

    ККК.... Всё - хаос..
    и к сожалению, подёрнутый плёнкой - водоплавающего
    булыжники и самородки лежат на дне
    как в 30-е-50-е - ушёл на дно весь авангард
    оставив на поверхности безыменского-маяковского (по школьной программе)
    а вычетом можно сказать бессмертной "маркизы" от безыменского осталась лишь эпиграмма 50-х:

    "волосы - дыбом
    зубы - торчком
    старый мудак
    с комсомольским значком"

    Д.И.
    И сам "Маяк", что важно, пестрил хлесткими строчками..

    ККК. Да, от маяковского же - "облако в штанах" и "флейта-позвоночник", не считая "про это", и всего - "лиличке"...

    "и можно предъявлять права
    и ей грозить бедою
    и всё же лиля брик права
    жестокой правотою

    чернеет в памяти провал
    чего же я-то стОю?
    и знаю: лиля брик права
    жестокой красотою"

    писал я, в поэтическом младенчестве, в свои 20, в 1960-м, в тайге (куда меня устроил ося бродский, вместо себя - он был там в 59-м: "песенка о феде добровольском", "памяти феди добровольского" - возвращались оттуда "не все"...)
    со мной там был лёня аронзон, вернувшийся - инвалидом...
    и это были не лагерьки, а - обычная геология
    романтика 60-х...

    а то...
    "больной белинский в постели кузьминского"
    (фото меня с кривулиным)
    койку и пайку приходилось делить перманентно
    с оськой случалось - хвосту (приписывают, почему-то, мне)
    одного мы племени-семени...

    Д.И.
    В таком быту ваш авангард - явно "непервый".. Подобные практики ведь имели вполне конкретных, весомых и зримых предшественников..

    ККК. Ага.. Мюссе - который "лОжил в койку" враз брюнетку и блондинку, а то и трёх - рыжую (сообщено Халифом), откуда и:

    "... три четыре грации вкруг меня
    то ли дщери греции то ль тольятти
    в шалаше в квартире ли в курене
    в койке ли толкутся тусуются толпятся

    по мюссе - брюнетка каштанка и блонд
    с выбритыми холмиками юных монд
    с коих не орлы слетают а тля
    в детской промежности перемешан тальк"
    (всё "сирены", сирены мои - 1994-200?..; неопубл.;
    см. в оном тексте также - парафраз тредиаковского: "и орлы слетают с монд...")

    мариенгоф делил койку с есениным и шершеневичем (иногда - с кусиковым, автором романса - не помню, про звёзды или искры или "слышен звон бубенцов", что-то вроде.; см. в ант. кострова/красникова, где и нашёл)
    (с есениным, впрочем, они "лОжили у койку" поклонницу-машинистку, согреть, а потом выкидывали и ложились сами.; см. "роман без вранья")

    баб же приходилось делить - то с бобышевым (осе), то с генделевым (мне), одинаково отвратительно
    "групповой гомеостат", как выразился академик слава лён
    и все мы - "молочные братья" - по трипперу (и по перу)
    (опять же - лён)
    цитатой, как всегда (из сугубо лирической поэмы "Сирены"; неопубл., как и всё):
    " - Нас огромной сетью личных отношений не удивишь. Еще в конце 50-х мы тиражировали джаз на рентгеновских пленках, все больницы были задействованы. А потом - Галич, Высоцкий, Окуджава, Клячкин... И точно один случай знаю, как "окуджавку" одну заразила, - и пошла через нее "венера" по всему околосайгоновскому населению гулять. Крупные разборки были". (Б.Иванов, "Андерграунд как Бразилия", "Гуманитарный фонд", №25 (128), 1992, стр. 1)
    - явно, Борис Иванович Иванов, редкостного лицемерия с*ка, экс-партийный, экс-капитан, экс-муж подруги "Мадонны", Зиночки и почти что мой "молочный братик"... Фальсификатор "самиздата" и вообще, личность тёмная и мракнесущая (см. Ант., том 5Б, раздел Таня Кернер).

    Д.И
    . Почему бы не взять и не одарить большой лит. Премией кого-нибудь из подобных персонажей?

    ККК. Денис, то что сейчас канает за букер-какерскую и сетевую литературу, и ОБСУЖДАЕТСЯ (вот делать не х*я!) - всё это на уровне отставных пожарников из лито тётки таньки ГНЕДИЧ (жаловала бывшая лагерница всякую самодеятельность)
    потому и прозвал я попсовиков-затейников вайля-и-гениса (пениса-и-гениталиса) "рижскими пожарниками", каковыми они и служили - до того как податься в литературу...

    Д.И.
    Не уверен...Я бы именно этих двух указанных авторов не обозначал бы в качестве "самых никчемных"... И Генису и Вайлю не откажешь в феерическом остроумии и (порой) большой проникновенности описаний... Эссеистически весьма плодовитые и даровитые авторы. В отличии от массы прочих... Хотя, конечно, это только мое частное неуверенное соображение..

    ККК. :-( да я-то этих гавриков-гусей - знаю с ихнего первого пописькивания, приходили ко мне ещё в 82-м... тупые и серые, попса - по верхам лишь... "говно - есть говно" (а.г.б.). вдобавок - выползают на поверхность - как после дождя - бесчисленные ивановы, степановы, курицыны, шайтановы, житинские (продолжить...)
    в "лимбах" говорящие в ямбах (и вторит им "лимбах"), "амфоры" для говна заграничного, акунины-чхартишвили...:-(.
    (продолжить?)

    Д.И.
    :-)

    ККК...Зато куда веселее было издательство "чихи-пихи", имажинистов 20-х
    но и футуристов ныне издают - прогнившие и усохшие академики (вдобавок - безграмотно: см. хотя бы издание сына олейникова - его невиденного папеньки... больше дюжины поправок-ошибок насчитал, и - плюнул; см. издания альфонсова, полного кручёныха, калоушинского бурлюка, митурича...)
    НЕ О ТОМ мы говорим, деннис...

    Д.И
    . Ну как же: курьез историй - двигатель культуры.. :-)

    ККК... тады уж и портрет меня, "тома каннибала", открытку с рисунка 1880, с сопроводительным текстом "афтопортрет":
    "я последний могикан
    старый злобный старикан
    я живу на дэлаваре
    и оглоблей отоварю"
    (1998?)


    (из моей коллекции имэджей для "Вазамбы Мтуты", 1976-????; неопубл.)
    Д.И. И все же хотелось чего-нибудь неприкрыто "пикантного" про Алексея Зверева...

    ККК. Это же не главное - анекдотцы про кальсоны зверя и "дядю жору", ведь так?...
    о георгии дионисьевиче костаки - столько ещё не раскопано, не рассказано
    а о нинке стивенс, о салоне колодзеек... (вычетом пьесы бахчаняна "кто это накакал?", не помню - в антологии ли, или моим же отдельным изданием... см. в параллель пиесу ярёменко-толстого - о гройсе и кабакове... рекомендую весьма, обе)

    вычетом книги злобного (но справедливого) вальки воробьёва - о том времени, практически, ничего..
    ну что-то там промурлыкал брусила (под фильм "третий интернационал" свой), в "огоньке"
    а книжечка ауто-био МИШИ ЧЕРНЫШЁВА - как вышла здесь микро-тиражом (и только первой частью) в 80-х - так и неизвестна по сю
    (как и фильмик его, "супрематизм=фашизм", моим названием - отрецензирован мною, но "не в сети")
    белых пятен в истории нашей - сплошное молоко
    а замещаются - пятнами серыми, сплошной поголовной графоманью или голимым товарняком..
    понтовой пидараснёй "митина журнала" или "комментариев" (в большинстве - западного разливу, типа кристины барош).

    Д.И.
    Как автор двух из выше указанных прекрасных русских журналов ("МЖ" и "К-ии") я не могу не протестовать: так и запишем в "протокол".. :-("Интервьюэр протестует!".

    ККК. А я надрал вот цитаток в "сирен" - сам ни хрена не пойму:

    МЕЛЮЗИНА ОСЕНИ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ...

    "...Осень Средневековья приносит с собой некоторые новации: так, в произведении конца XIV века..., насыщенном фольклорными мотивами романе Жана из Арраса "Мелузина" - возникает двусмысленное отношение к сверхъестественному: его статус до конца не прояснен. Прекрасная Мелузина, пленившая сердце рыцаря Раймондена - женщина-змея, раз в неделю обретающая свою животную ипостась. В одной из сцен романа она представлена купающейся в ванне: до пояса это женщина, а ниже - "пузатая, как бочка с сельдью, змея", которая бьет хвостом по воде и поднимает брызги до самого потолка. Более мы не обнаружим в "Мелузине" столь живых подробностей".
    (Кирилл Чекалов, "Потерянный рай", "Комментарии" /журнал для чтения/, №8, Москва - Ст.-Петербург, МАСО "МЕДАСО", 1996, стр. 193)
    "...В эпоху Осени Средневековья соответствующий топос получает новое осмысление, не в последнюю очередь в связи с необходимостью подтвердить достоверность иррациональных явлений. В уже упоминавшейся Мелузине автор настойчиво убеждает читателя в истинности "истории", якобы основанной исключительно на хроникальном материале и укорененной в реальных фактах, - таковыми, по Жану из Арраса, являются превращения в змей, кражи младенцев из люлек и обольщение рыцарей, коему предаются феи. Мелузина предстает, таким образом, как своего рода genius loci провинции Пуату (именно здесь долгое время было особенно распространено соответствующее поверье, хотя в целом легенда о женщине-змее неоднократно фиксировалась в различных памятниках средневековой литературы*)." * См. J. Lе Goff. "Melusine maternelle et dеfricheuse." - in: Pour un autre Moyen Age. Paris. 1977. Pp. 307-331. (Указ. соч., стр. 1955-56).
    "Мы заговорили об этом потому, что и Габалис, в конце Четвертого разговора, упоминает небезызвестную Мелюзину, разумеется, утверждая, что она была не демоницей, а нимфой....
    ... Варьируя на разные лады тему двусмысленности, неопределенности категорий зла и блага в областях, населяемых феями, эльвами и ундинами (сильфами и нимфами), мы подводим читателя..." (Ю.Стефанов, А.Туманский, "Д'Артаньян в сутане", "Комментарии" /журнал для чтения/, №8, Москва - Ст.-Петербург, МАСО "МЕДАСО", 1996, стр. 224-5)

    Д.И.
    Это, разумеется, очень важный и известный момент. Вы ведь здесь цитируете фирменный "копирайт названия" великого нидерландского историка культуры, в чьем главном университете я сейчас нахожусь - Йохана Хейзинги, которого перевели на русский уже достаточно давно. Как, впрочем, и цитированного выше чудесного "анналиста" Жака Ле Гоффа ("Другое Средневековье").

    ККК. :-) Я вчера вот выгнал здоровенную гремучку из садика, метровую и ладонью не обхватить: свернулась у пруда с лотосами, и мой белый кот-балинез Фока пытался с ней побеседовать
    а вдруг она была - мелюзина, и намеревалась поохотиться на царевну-лягушку, коих много в пруду?...
    "эльфы и сифилиды", как говаривал бессмертный владим владимыч маяковский, мой перво- и навсегда - учитель...
    (отсюда и мои "барды и менструэли", впрочем)
    юрий стефанов - у меня в 1-м томе, в разделе "поэты синтаксиса"
    а и "синтаксис"-то по сю не переиздан (кроме публикаций во власовских "гранях"...)
    Но, всё не о том мы говорим, денис...

    Д.И.
    Ну что ж, давайте попытаемся, как пишут кудесные младоконцептуалисты из Москвы (Мифогенные в любвеобилии касты) - "перещелкнуться".. Вы нередко поминаете вашу маму - Татьяну Гнедич (или, возможно, я не прав?), но почти никогда - своего отца. Что мы знаем об "отце - Константине Кузьминском-Старшем"? Могли бы вы сказать о нем строками вашего "бывшего учителя", также, как и вы, названного именем своего отца:

    "Я - памятник отцу,
           Андрею Николаевичу.
    Юдоль его отмщу.
           Счета его оплачиваю.
    Врагов его казню.
           Они с детьми своими
    по тыще раз на дню
           его повтОрят имя.
    От Волги по Юкон
           пусть будет знаменито,
    как, цокнув языком,
           любил он землянику.
    Он для меня как бог.
           По своему подобью
    слепил меня, как мог,
           и дал свои надбровья.
    Он жил мужским трудом,
           в свет превращая воду,
    считая, что притом
           хлеб будет и свобода."

    Что нам может быть известно о вашем детстве - военных и послевоенных - сороковых годов? В определенный промежуток жизни Духовную Фигуру отца (или Старшего Брата), как ни крути, может для вас олицетворять все тот же Давид Дар. А как происходила ваша связь с московским коллекционером и покровителем нонконформистского искусства - посольским работником Георгием Костаки? Об этом человеке - вы абсолютно правы - действительно немного сказано: может быть, из-за того, что под конец жизни он отдал щедрую дань своим национальным корням, исчезнув из русских пенатов, и его замечательная коллекция находится теперь в городе Фессалоники (где два года назад ваш друг и соавтор Джон Боулт вместе со своими американскими студентами устроил "Летнюю школу" по каталогизации и анализу самой коллекции Костаки). Можно ли здесь "рисовать Фрейда" и Царя Эдипа? Как вы на это смотрите с высоты середины своего седьмого десятка?

    ККК ... тем же андрей андреичем:

    "мы продукты
    атомных распадов
    за отцов продувшихся -
    расплата"..

    поколения 30-х... моя тётка ираида - была первой пионеркой города ленинграда
    собирались на слётах в 50-60 пузатые-плешивенькие и горланили:
    "здравствуй, милая картошка-тошка-тошка
    пи-анеров идеал
    тот не знает наслажденья-денья-денья
    кто - картошки не едал!"
    верила всему и во всё.

    Д.И.
    Так жили буквально все...

    ККК... спас меня в 69-м миша фадеев (с одним лёгким, отмороженным)
    наехали москвичи-поэты, пьянь стоит - а мать в больнице (лишившись глаза глаукомой от моих подвигов безумных, питейных)
    являются ТРИ тётки, укорять непутёвого племянника
    уселись в воронихинском ампире, как три поганые грибочка - в шляпках, и зудят
    "тише, говорю, тётки - перед вами сын "молодой гвардии" сидит, миша фадеев!"
    знал, чем уесть - и в первую голову ираидку - первую пионерку...

    ... дед по матери, Пётр Захарычев, из кантонистов города петровска ярославской губернии (стало быть, я на осьмушку - еврей), пришёл в петербург "мальчиком под корзинки", покупки для бар разносить, стал - главным служителем "общества поощрения художеств", при рерихе (святослав и юрий моему деду носочки вязали на фронт, в первую мировую), а когда рерих с блюмкиным свалил в индии-америки (рисовать пирамиду и глаз на долларе - он, говорят, и провёл через конгресс, в 1928), дед стал товароведом-антикваром и помер с бабкой в блокаду..
    ... к слову, помимо масонских пирамид и треугольников на долларе - и купол вашингтонского капитолия построен по спизженным чертежам монферрана, исаакия (а потом и все прочие капитолии в штатах)
    таково влияние россии на мировую экономику и политику
    (можете справиться по интернету, я - справился, всё "так воно и було" :-))

    осталась дедовская коллекция реалистической мазни оного общества: проф. ю.ю.клевер (дежурное блюдо нынешних банков и нуворишей; продан матерью на мой отъезд, в русский музей), плятер, бухгольц, сварог, зарубин (сдавший своего учителя архипа куинджи, переметнувшись к благонадёжному профессору, когда архипа за левизну и поддержку студенческих стачек из профессоров попёрли)...

    меня от всего от этого воротило, интуитивно - до 56-го мы формализму и в глаза не видели, пока "тётя тотя" изергина не открыла 4?-й этаж в эрмитаже, импрессионистов...
    (и я забалдел... "женщиной в зелёной шляпе" розоволикого кеса ван донгена, стихи ей писал, позднее... уже работая чернорабочим в эрмитаже)

    Д.И.
    А остальные..?

    ККК. ... дед по отцу, Константин Прокопьевич Кузьминский, из ссыльной в вологодчину-архангельщину в 70-80-х шляхты (быдло, полагаю, пороли на месте), тоже пришёл "мальчиком под корзинки", кончил штиглица по классу мозаики, размалевал пару соборов в варшаве и кронштадский, наплодил пару незаконных детей от незаконнорожденной дочки цыгана - и помер смотрителем поганкинских палат, от пьянства
    (тётка рассказывала, возил их во младенчестве в варшаву, в "особняк-замок" родственников - но "гербовник российско-польского дворянства 1880-х" из нью-йоркской публички на дом не выдаётся, да и - не один ли ...?)
    отец с тёткой беспризорничали, потом отец пошёл в художники, кончив академию
    любимый ученик елизаветы кругликовой (прославившейся своими силуэтами), ходил на лекции н.н.пунина (где-то есть конспекты), увлекался чехониным, билибиным
    но конструктивизмом грешил только в мебели (всю почти пожгли в блокаду), а так был шишкин-репинским матёрым офортистом - пейзажи пушгор...
    отцовские работы я не любил (но храню)
    и ждала б его судьба моего любимого николая кочергина - из "ост"-овцев 1928 - в "васнецовщину" 50-60-х... (сынок эдик - и то поизвестней, см. в инете...)
    в 36 пошёл добровольцем - за 3 месяца под невской дубровкой стал из командира отделения командиром роты связи (голым мясом затыкали прорыв), где-то в конце ноября всего изрешетило осколками, помер в мечниковской больнице - похоронен в феврале на пискарёвском, пролежав три месяца в штабелях трупов
    нашли с матерью, с трудом - километровую братскую могилу
    мать меня заманивала на "могилку" - тремя трамваями, через весь город - "трёхрублёвым буттербродом": 50 грамм ветчины во французской-городской булке... ради этого - соглашался (ем-кайфую и по сю)
    отец любил петь: "и никто не узнает, / где могилка моя..."
    так и не знаем - ряд такой-то, братская такая-то..

    Д.И.
    Мама выступала как противовес этим "воспоминаниям"..?

    ККК ... мать - чудовище любимое - ЗАСЛУЖЕННАЯ ШКОЛЬНАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА, вся обмедаленная за заслуги и оборону
    (прихожу я из школы, отмучившись-отучившись 8 часов английскому и русскому, и кого я застаю дома? - школьную учительницу...)
    мать всегда и во всём была категорически права
    но, не выйдя заново замуж - докормила меня грудью до 35-ти лет (продолжала учить - и как жить на западе)
    я же, как и оська бродский - так и не увидел её больше, с проводов 9 (7?) июня 1975...
    звонил ей, и писал ей множественные писма - чуть ли не единственный корреспондент 1975-86.. (потом на этом будут жировать трупоеды-академики, вроде.. :-(...)

    Д.И.
    И как сюда вписывается детско-военный опыт?

    ККК... блокада... ну, блокада: мне-то было полтора-два годика (моя жена, мышь, осиротевшая в блокаду ж - помнит и поболе, пострашнее...)
    мать рассказывала: кормит меня манной кашкой, налёт, волокёт в бомбоубежище
    через пару часов выходим - я что-то жую
    "что ты жуёшь? - кафу!" (все 2-3 часа за щекой продержал! хомяк-бурундук...)
    а в ночь ранения отца - я проснулся с воплем: "папу танка бах!"
    телепатия?...
    (говорят, институты берии-сталина изучали подобные явления: мучили сына во владивостоке и смотрели как реагирует мать в москве...)

    Д.И.
    Да, это очень важный и известный паранормальный феномен. К примеру: мой собственный дед видел во сне - трагическую смерть своего отца в угольной шахте: и именно в эту же ночь его отец (мой прадед) там же и погиб...

    ККК. парапсихологией я не занимаюсь - хоть и знаком-любим самим "феноменом Б.Е." (по васильеву, биофак 58-59-го), с борей ермолаевым живьём я встретился уже на брайтоне, в 90-х - и о нём есть чего порассказать... поразительного и пронзительного, и невероятно-смешного... ("экстра-сенс это не есть экстра-разум", как я выразился о нём тут)...
    ... во вторую зиму нас эвакуировали с детским домом (мать - завучем) в деревню Сулость под Ростовом Великим
    мать ходила просить продукты в ростов великий, зимой, через озеро неро - крестьяне дармоедов кормить не хотели
    у меня было 40 мамок: один младенец на 40 девчонок-подростков
    избаловали в хлам, но заодно и читать в 4 года научили
    возвращаемся из эвакуации - я иду и вывески читаю: "ПИ-ВО...", мать спрашивает: "ты что, читать умеешь?" - "да нет, я ищу, где тут ВОДЫ написано..." (уже тогда лицемером был).. :-)..
    так и жили с матерью - в комнате 9х2.15 м, в квартире камер-фрейлины её императорского величества госпожи кульневой (потомка генерала 1812-го), поделённой на 9 семей и 11 комнат, с 26 соседями, на бульваре профсоюзов (ныне конногвардейском), окном на исаакий, с 1940 по 1964, потом там же, но во дворе, и даже в двухкомнатной с 73-го
    так что всего моих художественно-литературных безобразий - было года два с половиной - три...
    (но и дягилевских выставочных сезона - было ровно ДВА... а впечатление - вечность)
    а до того - жил под контролем школьной училки, да года 1965-67 на деторождение ушли
    трёхлетний гражданский брак с падчерицей н.н.пунина (а оттого и со всем семейством голубевых-ахматовых-пуниных-мейерхольдов-аренсов-гумилёвых)
    библиотека пунина была досконально изучена, до того как уворована крёстным моей дочери, нынешним товарнячком-классиком, в.а.овчинниковым (стирал автографы хлебникова-маяковского и вмазывал через юппа алисе в "старую книгу" на герцена, об чём оставил, попавшись - соответственную расписку - но не книги... паче и не деньги - а мои внучка и правнук по сю живут в стрельне без водопровода... зато акафисты в церкви поёт: христианин, как и посетивший паломничеством афон - презик путин... пора от них уходить - в САТАНИСТЫ: те побезгрешней...)

    Д.И.
    Но ваши так наз. "гражданские связи" и "гражданские позиции"...

    ККК... вообще-то, денис, ГЛАВНОЕ: из 65 лет (полувека "сознательной") своей жизни - я не более ПОЛУТОРА ЛЕТ имел дело с институциями-оффисами (включая 2 семестра "профессорства" в техасском университете)
    геология, гидрология, ихтиология - не в счёт ("на свободе", в поле-тайге, на море и в шахтах)
    и даже экскурсоводчество - город, лавра, павловск, петергоф, алупка - на "свободе ж": кто там слушал, чего я лепил - вычетом малограмотных экскурсантов (выгоняли, однако же, отовсюду - при сплошь исписанных книгах "благодарностями")
    остальное - чернорабочим: зоопарк, тарная фабрика, ликёрно-водочный завод (неделя), мариинский театр, русский музей, эрмитаж...
    начальство нам было - до лампочки (и по барабану)

    паче того (и важнее всего!), ПОЛВЕКА в "неоффициальной литературе": в жизни (разве что под нажимом друзей) не таскал стихи - по редакциям
    просили (уже здесь), давал: не жалко ж - солить их, что ли
    а "печататься" - как не печатался "там" (1956-75), так - не печатаюсь, практически, и "тут" (тем более - "за деньги": в НРС выдержал менее года, в панство-редакторство жоры вайнера)
    преподавать - КОМУ?... профессура-слависты - у меня были помалограмотней студентов (лекций почитал - по всей америке, 90% - глухим)
    "вот потому я и не люблю докторов, а что доктора холеру разносят - так это всё - прокламация"

    вот вам - и вся формула моего "анархизма" (и анахронизма)

    вот такие вот "мнимуары", ауто-био...


    [Констанция Кузьминская в клубе СиБи-Джи-Би читает "Пусси поэмз", на презентации "Арт-партии ПРАВДА" 1995, фото ЭКП]
    Д.И. Это было важно нам здесь зафиксировать. В таком, как бы "паранаучно-ажурном" виде...

    ККК. A propos... "Омонимия с чем-то металлическим"- ... вот наукообразный маразм (шо бы там об мине ни писали), то, чем занимаются все ваши научные (внеполовые) органы:
    "Рассеянное присутствие"- это уже следствие антиисторизма, "депрессивного лиризма", и характерное для неиздающегося до сих пор самиздата оправдание лежания на печи с сопутствующей ленцой: "мета-личное" упрямство. Практически омонимия с чем-то металлическим и, следовательно, железно-непреодолимым. Лежание на печи в латах, чтобы уж точно не трогали.
    Принцип, по которому составлялась Кузьминским антология новейшей русской поэзии "У Голубой Лагуны", тоже позволяет говорить о некоем единстве: берется антагонист - официальная литература и протагонист - неофициальная. Все, что так или иначе подпадает под понятие "неофициальное" отождествляется с "подлинным", "художественным". Неофициальность (и провинциальность) становится критерием отбора. Но, как уже ясно, неофициальная литература никогда не была изолирована от официальной. Следовательно, целостность и единство альманаха во многом обусловлено целостностью и единством официальной литературы и метатекстом служит здесь литература официальная, презираемая и отвергаемая. Это типичный образчик того, что текст и метатекст могут находиться в прямой бинарной оппозиции и, тем не менее, сосуществовать в едином культурном контексте."
    (Потомки "Метрополя". (Ольга Чернорицкая) | Проза.ру)

    я там отбирал поэтов, ЛИЧНОСТЕЙ, легенды, характеры и писал - о ЖИВЫХ (в большинстве), а не о какой-то тухлой 'литературе о литературе', вроде этой...
    бинарная, бля, оппозиция...
    ("сикараха бинарная", как выразилась на полях "гранок" моя мышь... которая знала всех моих поэтов ЖИВЬЁМ - получше стада этих профи-псиц... "диссида", бля... и диссида в доме у меня бывала - револьт пименов, ритуля климова, много кто... но диссида СТИХОВ НЕ ПИСАЛА, а нам в диссиденты идти было западло... как говаривала моя прото-учительница любви, поэтесса ирэна сергеева в 61-м: "костик, отстаньте вы от меня со своей политикой, у меня - ПОЛОВЫХ проблем хватает!", божественная была женщина...)

    Д.И.
    Но здесь как раз, у вышепроцитированного вами автора вроде бы, все описано достаточно последовательно и логично... Формально и связно - как в случае Маяковского, который, согласно некоторым (проблематичным) исследованиям, едва ли не полностью подпадал богоборческому архаическому дуалистическому манихейству, так и здесь: два протагониста - советский официоз георгиямаркова и диссида разномастных Юлиев_Даниэлей... Все вписывается в нехитрую "техническую" схему заданных предстоящих и предсуществующих оппозиций. Я бы, к примеру, с этим не спорил. Мне это представляется относительно приемлемым...

    ККК. Ну это только вам, всем трупоедам и труповедам, схоластикам-некрофилам - см.-
    "
    богоборческому архаическому дуалистическому манихейству" - во бля!... - поговорим лучше о несторианах-айсорах, о езидах-курдах (пушкин - говорил!), о ВАСИЛИИ КЕЛЬСИЕВЕ, помершем от белой горячки в 37, о СЕРФИМЕ ШАШКОВЕ, помершем в чахотке в 41 - моих учителях и афторитетах - нет, вам дай настоящего ПОЭТА лягнуть - и по косточкам, в скляночку - под мелкоскоп...

    Д.И.
    :-) :-) :-)...

    ККК.
    :-(Маяковского - я "исследовал" (любовью/интересом) получше всех вас, вместе взятых - благо и лилино первоиздание СС есть... и последующие... и публикации...
    "мои" ПОЭТЫ НЕ напечатаны и НЕ изучены и по сю - ПОЛВЕКА спустя, а они там какие-то сопли по тарелке разводят (за - бесплатно?! суки-паразиты...). 10-15 стр. такой вот тягомотины (мышь заснула, пытаясь прочесть), со ссылками ху*й знает на кого только - от битова до ерофеева (однофамильца-чернушника), а я так и не понял - что и зачем...
    зато профессура и аспиранты будут смаковать этот им знакомый язык, бинарный, дихотомический и неординарный.. :-(
    зощенкой - они говорить и мыслить не умеют!
    кстати, на кого это вы только что ранее ссылались - на "анналиста" Жака Ле Гоффа?... что-то там с анальным комплексом? - увы, ничего мне не говорит - в отличие от гениального НЕ прочитанного и НЕ изученного - но уничтоженного прозаика А.В.Чаянова... или - С.Колбасьева, НЕ переизданного главным - с 1928-го... известного "совершенно не тем" конгениального зощенке юмориста Вас.Андреева - с 59-го года искал!... десятков НЕ изученных, но - перекуроченных, да и на кому они?...)

    а печатают - черно-что-то-там-луцкую?ризкую? - уже ЗАБЫЛ...
    буду лучше читать дурацкие детективы: развлекают и отвлекают :-(...

    Д.И... Вот кстати, ККК: интересно, что из "современной визуальной культуры" вас сегодня могло бы "развлечь", раз уж вы это дело упоминаете..?


    [ККК с Феликсом Комаровым в его ювелирной галлерее на 5-й авеню, 1996, фото "придворного фотографа" Феликса, Бертенева?, архив ККК]
    ККК. ... Ну вот, такие, например, "чукчи и Энгельс Рогожкина" (и мои)
    - "кукушка" рогожкина мне не понравилась
    так, кино, ничего себе... неплохо снято... всяко, не Ларс фон Триер... (который собирается снимать фильм о "моём" бароне Унгерне - по впавшему в импотенцию, плюс с еврейским комплексом - Горенштейну...)
    " - Однажды вы сказали, что вашим любимым чтением в подростковом возрасте была книга российского этнографа конца позапрошлого века Богораза-Тана "Чукчи". Как вообще она попала к вам в руки?
    - Ну как - рылся дома в старых книгах и нашел. Я даже не знаю, от кого это осталось. Всегда ведь интересно узнавать человека другой культуры. Я тогда читал книги Богораза-Тана как романы - удивительное чтение. Вы, наверное, знаете, что в "Кукушке" я использовал его описания космогонического представления чукчей о мире. Да я и не только чукчами интересовался.
    ... К примеру, "Происхождение семьи, частной собственности и государства" Энгельса я еще раньше прочел. И на меня, кстати, эта книга произвела очень сильное впечатление. Не бестселлер, конечно, но мне Энгельс понравился таким наглым юношеским максимализмом, когда все безо всякого сомнения ставится на свои места...
    ..Знаете, в свое время Иосиф Бродский писал, что если бы газета "Правда" использовала в своих передовицах мат и обороты ненормативной лексики, наш народ перестал бы ругаться."
    (интервью с режиссёром Рогожкиным, www.mbilet.ru/news/fullview.php?5192)

    и я на том же вырос...
    "Правда" - нет (не припомню), а "Известия" - оно, да: единственный "аджубеевский" номер (1962?)
    Помню-повторяю и по сю: "
    И пусть эта старая лиса Аденауэр прочтёт ваше заявление, а после прочтения ПОДРИЩЕТ немного!" (за подписью "Ленинградец")
    И незабываемые стихи:

    Глава Советской державы
    Шагающей в коммунизм
    В этих строках шершавых
    Пред вами падаю ниц

    Хочу рассказать как ноет
    [острее тупого ножа?]
    Отечественной войною
    Обугленная душа

    Никита Сергеевич, верьте -
    От этого свет не мил -
    Фашисты и есть те черти
    Которым не дорог мир

    Глава Советской державы
    Шагающей в коммунизм
    В строках ЧТО НА ВИД шершавы
    Пред вами падаю ниц

    (за подписью: "Сергей Ширяев, колхозник", выделено и вставлено - мною)
    год не упомню, сами соображайте (62?)

    Д.И.
    Интересные какие... чукчи.. :-)

    ККК... а на тему чукч, энгельса и богораз-тана (поэта, к слову), так я тут "экзаменовал" продажно-платных профессоров по теме: не то что богораз-тана, изданного где-то в 1900-м ПО-АГЛИЦКИ, а по-русски - лишь в 1925-м (сам для шемякина микрофильмировал полвека спустя) ни одна сволочь не знала, но и о коллекции чукотской резной кости в техасском университете (где моя жена работала уборщицей, мыла сортиры) - не слыхивала...
    зарплату, однако же, пи*арасы - исправно получали...
    тщетно искал специалистов по тифанарскому алфавиту туарегов, по словарям "беш-де-мера" и "пиджин инглиш" - в вашингтоне нашёлся лишь один спец по жаргону кариб (но я и сам этот жаргон вычислил по книге бенгта шёгрена... и написал на нём "дуду фром джамайка"; "дуду" значит "бля*дь". но исполнять невыносимо трудно: смесь голландского, французского, и африканских и индейских диалектов...)

    "Что доктора холеру подсыпают и остальное прочее, то это - провокация старого режима, а не люблю докторов совсем по другим мотивам."

    ("О докторах", в книге: Василий Андреев, Рассказы.
    Иллюстрации Ив.Малютина, Л., 1926, Юмористическая иллюстрированная Библиотека журнала "Смехач" №13)

    Д.И. Любопытно. Вообще, все это способствует вычленении ваших "локусов жизни" - тех самых заповедных "географических пузырей", которые, собственно, и произвели вас в тот знаково-определяющий "центральный чин", обустроивший последующее 'рендирование' российской неформальной поэзии пост.военного циклопического времени..

    ККК. география с топографией... (локус я всгда путаю с люпусом, а люпуса - с лупанарием... циклопов же я не рендирую, а арендую; да и сам с августовского путча 91-го - циклоп: ослеп на правый глаз, расставаясь в запое с моей несовершеннолетней музой-кровосмешенкой... "поэмой АДА"...)
    этим, как вы говорите, "центром" я стал - потому как и жил в центре: у медного всадника.
    да и с 69-го - то отдельная комната (мышья) на староневском, а потом и вовсе - двухкомнатная с матерью и мышью на бульваре...
    5-6 лет "свободного житья"
    кривулин (как и бродский) - в те же годы - в эркере, с проходом через комнату родителей, в коммуналках (позднее - снимал)
    охапкин - в сосновой поляне (электричкой), с матерью и сестрой
    куприянов - в сарском селе (электричкой), с отцом-матерью и братьями
    чейгин - в рамбове (не бывал у него), всяко не один
    ширали - в одной комнате с матерью (или и жёнами)
    не то что выпить - а и покурить было НЕГДЕ (у кривулина - на лестнице, выходя каждые 15 минут - а потом уже просто, не входя - часами курили...)

    ПОТОМУ-ТО - собирались у меня (помимо "личных" качеств), в самом сердце питера
    потом - и у юлии вознесенской (2 комнаты в коммуналке!), на жуковского - один квартал от "сайгона" и невского
    география, что ни говори, определяет-решает
    а не токо что "личность", аура и прочая пое*бень...
    текстологи - они и судят по КНИГАМ (а выпить с поэтами "за жизнь" - так и пить-то они не умеют; см. мою переписку с м.эпштейном; неопубл., да и противно вспоминать уже, автора "метабол и концептов", вполне пристроившегося - и тут)

    Д.И.
    Это все, тем не менее, важно будет когда-нибудь прояснить...Но "докторов наук" вы стойко не любите, верно. Это тоже интересно...

    ККК. Проще пареной репы: социальная ненависть пролетариата от поэзии: они - паразиты - деньги получают, а мы, ГЕНИИ - х*уй.
    Повторю, многотысячный раз:
    "Аллен Гинзберг, тутошний Евтушенко (по статусу), в 80-м признался в нашей с ним передаче по теле, что стихами - он зарабатывал 4 000 в год (при этом, представлявший нас проф. Джо Круппа, специалист по поэтике помянутого Аллена - сообщил, что получает 40... тысяч, естественно. Средняя профессорская зарплата)."
    (ПИСМО Татьяне Лярсон, Олегу Иванову, Дерику Нугманову, Рашиду Тухватуллину 10 декабря 1994)

    куда уж интересней...

    Д.И.
    Некуда...

    ККК... лучше б, вместо моего полу-шизоидного бреда и ненависти к проституткам-профессорам - выложить бы эти мои любимые рассказцы, которые помню наизусть и даже пытался опубликовать в журнале "DE VISU" розенштрома/галушкина - но журнал именно на этом, кажется, выпуске и накрылся...

    Д.И.
    Почему бы не..?

    ККК. :-(.. ну хотя бы - один...
    вот, 1994 (несостоявшаяся публикация):

    КНИГА БЕЗ ОБЛОЖКИ *

    Здесь придётся прибегнуть к прямым цитациям (по памяти, разумеется).
    "Обмотаюсь крупчаткой промеж грудей, в чулках, безусловно, сахарный песок - и трясусь на "Максиме", как каторжная." /О спекулянтке. Позаимствовал заставкой в 1-ю часть своего романа "Хотэль цум Тюркен": "Мулета-А", Париж, "Вивризм", 1984, стр.48. [В публикации - "вокруг грудей", за точность цитаты всё одно не ручаюсь]/.

    "Ежели не все люди от обезьяны произошли, то тогда Николай Евлампьевич один от обезьяны произошёл. К примеру, увидит у кого зуб золотой - и себе вставит. Места не найдёт - здоровый выбьет, и вставит. <...>
    А тут сын у него родился. А жил Николай Евлампьевич на проспекте Карла Либкнехта. И очень ему эта вывеска приглянулась, всё думал, как бы для себя приспособить. А тут, на счастье, сын. "Назову его, - говорит Николай Евлампьевич, - проспектом Карла Либкнехта." Жена в слёзы, тёща тоже. В ЗАГСе начали отговаривать: "Берите, говорят, что-нибудь одно: или Карла, или Либкнехта." А Николаю Евлампьевичу главное - "проспект". "Беру, говорит, первое - Проспект." Так в книжку и вписали: "Проспект".
    /"Новорожденный Проспект"/.

    "Дядюшка мой - человек исторический. Как куда ни пойдёт, обязательно в какую-то историю влипнет. Пошли мы с ним как-то в пивную. Музыка там, конечно, и прочее. Дядюшка сливочное мороженое заказывает. Чувствую, сейчас тут всё и начинается. А напротив нас гражданка, с голой грудью и в шляпке, тоже мороженое ест. Земляничное. И с земляникой, значит. Вижу, дядюшка мой шестёрку подзывает. "А отчего это, говорит, милок, всякой шлюхе мороженое с ягодой, а нам вроде бы даже и без ничего?" "А у них, говорит, земляничное, а вам, говорит, господин хороший, сливочное у вас, и ягоды не положено." "То-есть, как, говорит, не положено? Ежели сливочное - то и ягоду соответственную подай! Сливу подай!" Тут официант рукой махнул - "Чудите, мол, господин." А дядюшка его - за грудки. Ну, конечно, стулья, бутылки, горох - всё в кашу. <...> Оттого и говорю я, что дядюшка мой - человек исторический."
    /"Сливочное мороженое"/

    - а этот уже, почитай, целиком:

    ЖЕРТВА ВО ИМЯ НАУКИ
    (весьма возможное происшествие)

    Приходит тут это папаша мой как-то, и такое грит: "Таперича всё без бога производится. Примерно, человек преклонных годов желает превратиться в молодёжь. Сейчас ему, в два счёта, такую почку под заглавием железа, к печенке пришьют - и дуй в комсомол." "Вы, говорю, папаша, в градусах, потому и лепите всякое." А он: "Ты меня вином не урекай! А что касаемо почки - то у меня всё предусмотрено. И людей, грит, таких нашедши, чтоб ентое дело обтяпать. - Ты, грит, старик, не сумлевайся. Твое дело пузо подставить и почку принять. А расходы все на нас уляжутся."
    На следующее утро - опять за почку. Я ему: "Долго ли, говорю, докторам и зарезать, умеючи?" Он на меня даже руками замахал: "Эка, грит, дурак ненормальный. Из десяти случаев только девять смертных, а один - завсегда честь честью!"
    Плюнул я, и уехал в деревню, потому оченно муторно было на отцовское ребячество глядеть. Приезжаю через месяц, вхожу в квартиру - а меня по ушам пение и музыка. Гляжу - жена моя, стерьва, какого-то паренька по головке разглаживает, а паренек гитару мою щипает и словами такое поёт: "И вот он с ею распрощался, И подошёл к большой реке. Луна свой вид изобразила, При светлой месяца игре." Ах ты, думаю, мать твою! С чужими женами - да месячную игру? Только я хотел было паренька обкласть, а паренек - гитару на кровать, и ко мне: "Митька, грит, сынок милай!" Тут меня словно на еропланте подняло. Стою, и глаза кулаками тру: отец, но в каком виде? Как я до японской войны - харя округлая, с румянцем и без усов. Лет восемнадцать, не более. Это с шестидесяти-то!
    Что ни день - отец всё глупее. Стал с моим сыном Егоркой в первую ступень ходить. "Парень, грит, я малограмотный, надоть науки пройтить." Прихожу я как-то домой, а на столе клетка с кенарем, и кенарь издохши, и красного цвету. Я Егорку за ухо - "Кто, говорю, такое наделал?" "А это он, он, - говорит, - птичку краской выкрасил!" И на отца моего пальцем указывает.
    Выдрал я отца, и три дня дома не был. И сегодня не пойду - ну его к чорту!"

    - Это один из полудюжины рассказов, которые помню почти наизусть. Ещё и "О докторах", и обалдетельный "Вредный курорт" - целиком же, и уже 35 лет всем и вся пересказываю - зощенковедам, академикам, Мариэтте Чудаковой, какому-то Бочарову, сотням - никто не признаёт.
    А книжку без обложки и без титла (по виду и формату - "Библиотечка Весёлого Бегемота") я, по весне 1959 года разорвал и в печке сжёг, поскольку моя первая любовь, Ирина Ивановна Харкевич-Рюмина, которой я 9 месяцев спустя после встречи родил "Туман" (будущий клячкинский) - 13 октября 1959 года - сказала, что это "пошлость". Не про "Туман", а про рассказы.
    Но из памяти не выкинешь. Да и всё равно - без обложки и титла. И ни один из сотни литературоведов, не говоря за иные сотни "читателей" - автора не признал. Стиль, язык - очень близкий, почти конгениальный Зощенке - но кто?...

    <........>

    14 июля 1994,
    поутру (после ночных купаний с нагими русалками Мышью, Надькой и Танькой, и двумя борзыми),
    проснувшись и вспомнив.


    2005:

    * ... 11 (и, соответственно, 1959-2005=46 лет спустя), обнаружив в интернете имя автора рассказа "Вредный курорт", обратился к В.И.Эрлю и Н.Николаеву, с просьбой разыскать такового, не говоря за книжку...

    Дорогой Константин Константинович!
    Я Вам сообщал, что удалось найти книжку рассказов Вас.Андреева. Посылаю Вам выверенный текст. Вышли даже рисунки.
    Ваш Н.И.
    (емеля от 14 мая 2005)

    помимо истории с побегом Сталина из Туруханского края - Вас. Андреев неосмотрительно послал таковую вождю (напомнив о тулупчике, даденном в побег), на что - по разным вариантам, но не по сути - Сталин ответствовал: "Парадачные луди а таких адалжэниях нэ напаминают!" (но почему-то не посадил). В другом варианте - к автору явились энкавэдэшники и поставили телефон: "Ждите!"; последовал звонок самого вождя с приводимым текстом, после чего аппарат отсоединили и унесли...

    ... и вот эти, 46 лет искомые - рассказцы
    (можно и должно сравнить - с тем, что "по памяти"):

         ЖЕРТВА ВО ИМЯ НАУКИ.
          (Весьма возможное происшествие).

         Жил я с отцом, из души в душу.
         И вдруг сделалися мы с им ровно чужие.
         А причина, обидно сказать, кака-то паршивая почка.
         А дело обстояло так. Приходит отец, конешно, в градусах, и разные слова:
          - Таперя все без бога производится. Примерно человек преклонных лет желает превратиться в молодежь. В два счета! Только доктору заявить, а он сичас такую почку, под заглавием "железа", к печенке пришьет, и дуй в комсомол. Ловко.
          - Вы, говорю, батюшка, извините за нескромность, во внетрезвом состоянии и потому всякое лепите!
         А он в сердцах это:
          - Ты меня вином не урекай! А что касаемо железы, то все у меня предусмотрено.
         На другой день, уже в трезвом порядке, снова про почку.
          - Желаю, грит, энтую почку иметь. И людей таких нашедши, чтобы энтое дело обтяпать! "Ты, говорят, старик, не сумлевайся. С тебя мы ничего не возьмем. Все расходы на нас улягутся, а твое дело - только пузо подставить и почку принять".
          - Бросьте, говорю, батюшка, на старости лет вола вертеть! На кой вам сдалось пузо подставлять? А что ежели доктор зарежет? А? Долго ли ему, умеючи! А старик и руками замахал: - Эка, грит, дурак ненормальный! Дело энтое - самое верное. Из 10-ти случаев только 9 смертных, а один завсегда честь-честью.
         Так и не мог уломать. Взял я, с горя, отпуск и поехал в деревню, потому оченно муторно стало на отцовское ребячество глядеть.
         Теперь приезжаю из отпуска. Прямо энто с вокзала прихожу домой. Дверь приоткрыл - и меня по ушам пение и музыка.
          У меня подозрительность в голову.
         Остановился. Слушаю. А там кто-то мою гитару щипает и словами такое поет:
          И вот он с ею распрощался
          И подошел к большой реке.
          Луна свой вид изобразила
          При светлой месяца игре.
          Ах ты. думаю, это еще что за шут гороховый! Я те изображу! С чужими женами да месячную игру!
         Дверь как дерну! Вкатился и... гляжу: жена моя, стерьва, паренька какого-то по головке разглаживает, а он - с гитарой.
          Только хотел я обкласть, паренек-то гитару - на кровать, да ко мне:
         - Митька, грит, сынок милай!


         Тут меня ровно на ерапланте подняло. Глаза кулаками тру. Отец! Но только в таком виде, как я до японской войны. Харя - округлая, с румянцем и без усов. Лет 19 - не более - с 60-ти то!
         Сел я за стол и заплакал.
         С этого дня и пошел у нас международный конфликт. Жена с им тары-бары. Он на гитаре луну месячную.
         Да что луну! Дальше такое пошло - говорить страшно. Отец, что ни день, то глупее.
         Стал в 1-ю ступень с моим сыном Егоркой ходить.
          - Парень, грит, я малограмотный, надо науки пройтить.
          Сидят с Егоркою вечерами, задачи решают. А я - и что делать, не знаю.
         Шутка ли! Отец - и вдруг мальчишкою стал, шкетом из первой ступени...
         А третьего дня еще чище. Прихожу домой, а на столе - клетка с кенором; и кенор издохши и красного цвета.
         Я Егорку за ухо.
         - Кто, говорю, этакое сотворил?
         - Папка, - захныкал Егорка, - это он птичку краской выкрасил!
         И на моего отца указывает.
         Выдрал я отца и два дня дома не был.
         И сегодня не пойду... Ну его к чорту!


          О ДОКТОРАХ.

         Что доктора холеру подсыпают и остальное прочее, то это - провокация старого режима, а не люблю докторов совсем по другим мотивам.
         Если говорить на чистоту, то доктора эти самые всю мою жизнь задом наперед постановили, и благодаря им стал я человеком самым нестоющим, вроде как омоложенный в обратном смысле.
         Однако, начну по пунктам.
         Дело обстояло так.
         Служил я санитаром в госпитале. Не совсем хотя санитаром, а всетаки. Тазы выносил, посудины там, и опять же заведывал отоплением.
         И вот потянуло меня на докторов. Зависть, или как это назвать - не знаю. Словом, так: входит, примерно, в палату доктор, и вид у него - действительный, т.-е. и в глазах - действие, и в организме, и везде.
         Этого посмотрит, того послушает, третьему глаз отвернет за край:
          - Железом, грит, питаться нужно!
          И все больные на него с надеждою и упованием.
         Стал я ночи даже плохо спать.
         Ну, хочется быть доктором - и все тут!
         Буду, думаю, учиться.
         Купил книжку, только она оказалась насчет животных - ветеранная.
         А потом из госпиталя уволился и, по неимению средств к жизни, поступил в Зоологический сад, на предмет ухода за бегемотом.
         И в то же время познакомился с девочкой Таней и почувствовал к ей любовный позыв.
         Девочка была из серьезных и неглупая и первым долгом - о моей жизненной карьере.
         О бегемоте я, конечно, умолчал. И даже, наоборот:
          - Я, - говорю, - вроде как доктор, хотя не совсем.
         А она:
          - Медик? - спрашивает.
          - Именно, - говорю, - медик.
         Стал я к ним в дом вхож.
         И вот, однажды, прихожу, а Таня с полотенцем на голове. И стонет.
          - Ах, - говорит, - как вы кстати! У меня ужасный мигрень. Помогите!
         У меня сердце, можно сказать - в нижнюю часть.
          Но делать нечего. Пощупал ейную голову, глаз отвернул:
          - Железом, мол, питайтесь!
          А она:


          - Вы вот шутите, а мне не до шуток. Ну, кое-как я отделался.
          - Очень, - говорю, - сожалею, но тороплюсь по делам.
         Надулась Таня. Неделю дулась. После - ничего.
         И, наконец...
         Ей-ей, вспомнить страшно!
         Днем как-то, летом, исполняю я свои прямые обязанности - бегемота шваброй веревочной мою, а он, стерьва, на бок ложится и брюхо подставляет.
         И вдруг оглянулся я случайно.
         Батюшки!
         Стоят у самой клетки Таня и отец.
         У ей платок чуть не во рте - смеялась или плакала, не знаю.
         А отец - волком из клетки №17 (злющий там волк) - так будто и норовит меня сожрать - это отец-то ейный!
         Бросил я швабру прямо в бегемотов профиль, заплакал и убежал.
         За расчетом пришел через неделю. Пьянствовал.
         Вот за это и не люблю докторов, а что холера - то это прокламация.

    <.....>

    заключим (о памяти - пропитой в 1972-м):

    "His clear mind and graceful accents of only a short time ago are now too often blurred by drink..."
    (Suzanne Massie, "The Living Mirror", 1972)

    ... вот и сейчас: третью неделю пью - а память, вроде, как-никак, функционирует (даже - "на прозу", случается)

    но за память - не платят (разве, когда-то, в одноименной организации... о которой все уже - позабыли.)

    Д.И.
    Питие, видимо, это "та Россия, которая всегда с собой". Владимир Святой - варяжский кагано-конунг так заповедовал. Интересно, какие практики возлияний были более всего пользуемы на разных этапах вашего окружения? Запои были неизбежной формой существования вашего хабитуса - диссидентской художественной богемы шестидесятых-семидесятых-восьмидесятых годов? Ваши алкогольные пристрастия претерпели изменения с переездом в Америку? Как вы оценили (мезо)американские грибные достоинства приносимых вашими друзьями-шаманами мухоморных деликатесов - по сравнению с традиционно любимыми водкой-коньяком-виски...? Можно ли представить такого ККК, который, что называется "вообще_не_пьет"? Будет ли это "тот же ККК"? Без необходимых агрессивных "восхищений плоти" возможно ли, по-вашему, полноценно и долгопрудно работать типическому представителю русского перманентного авангарда? Чтобы без сакрализованных опиатов и без вакхического вина..

    ККК. :-)... Волшебные грибочки...
    Один раз токо и поел - выступали с Джой Коул, поэтессой и содержательницей борделя - подошёл мужик: "слушай, ты мне понравился... на - тебе", и даёт два по виду шампиньона
    "а чего с ними, говорю, делать?" "а - захавай"
    "захавал"
    и всю ночь потом пел бесконечную песню:
    "волшебные грибочки
    растут они в лесу
    растут они на кочке
    точи свою косу..."
    и как косить эти грибочки, как солить эти грибочки, как сушить эти грибочки...
    мышь от хохоту по полу каталась и писАла на маг (плёнку потом заначил аспирант и.д.левин, которого госдеп в конце 90-х послал заведывать культурой в россии и шпионить, но за неуспех и, полагаю, малограмотность - отправили в африку... виталик-комарик, из звёздного дуэта, его в аэропорту встретил, с негритётенькой - в 2000-х)
    так я и не знаю, что там пел
    но долго
    как чукча
    а сибиряки-чалдоны - питьевой спирт крошёным корякским мухомором с голубикой закусывают
    не знаю, поют ли..
    но грибки - это уже по части моих сынков-внучат
    любимый покойный курёшка даже, как известно, научно доказал, что ленин был - ГРИБ...
    ... не, я здоровый потомственный алкаш - а здесь кроме "home grown how down", доморощенной марихуанки (от которой только ЖРАТЬ хочется - я так в техасе обжирался, что клал на живот доску и мышь носила со двора камни и ложила на неё - чтоб выперло-пропёрло...), хрен здесь чего найдёшь
    "акапулько голд" - для богатеньких миллионеров-плэйбоев (с одним из них, грэгом гэгенхаймером, председателем общества белых, "young americans for freedom", типа правых фашистов - я кокаин на его свадьбе с золотой ложечки нюхал - нет, чтоб через свёрнутый доллар, с зеркальца, как все - а невеста с гавайев, полукровка, как дура в зале ждала, когда с неё подвязку будут снимать... у этого грэга все стены были в головах-трофеях с сафари, носорогов-жираффов - это нищие левые ебанашки борются за экологию и в защиту животных, шубы норковые спреем мажут, людей с деньгами это не ебёт)
    а уж хороший кашгарский планчик (а не маньчжурское фуфло с опиатами), чёрный или жёлтый пластилин, или бирюзовую пыль - мы с белкиным и а.б.ивановым в 73-м весь повыкурили, путём чего и написался "плановОй роман": мы балдели, а девки - записывали... потом и набрали, за ту же любовь
    ливанский я лишь единожды тут пробовал - ничего, но пожиже кашгарии (из-за чего советы, похоже, и вторглись в афганистан)...


    [Виталий Комар и ККК, 1980, Техас, фотограф неизвестен (ЭКП?), архив ККК]
    Д.И. А пластилиновый гном вам не виделся как субститут "шамана"..?

    ККК. вот, этот башаримов ваш... ЭЛЛИКА БОГДАНОВА читайте, года 2 как чудом вышел (и с моим малость подцензуренным предисловием-мемуаром),
    "Заметки о чаепитии и землетрясених", НЛО, 2002 - вот у кого я учился... и прозе, и наркоте, и дзену, и абстракции... (а субститут - это не то же, что проститут?... я вот вечно путаю суккубов и инкубов, но не с инкубатором)...
    пишу вот сейчас о дебильных "метафорах" рокеров, эссю: "алюминиевые огурцы в поролоновом городе", к приезду летова...

    Д.И.
    Ну, положим, не такие уж они были и дебильные - эти метафоры...
    А по иноязовому вопросу - это же несложно: проститут - это субститут Любви...:-)..

    ККК. ... когда меня пару лет тому шаман-навахо Мелвин пейотлем накормил (выводя из запоя), никакого кайфу - дикий озноб и изо всех дырок содержимое попёрло - "ничего, говорит, это из него злые духи выходят"
    мышь говорит: "да он пьёт" - "ничего, не будет"
    хлещу коньяк - по запаху - он, по вкусу - тож, а градуса - ни-ни
    я ему ещё на зуб пожаловался - "какой же ты шаман, коли зуб шатающийся вылечить не можешь?"
    молчит, щурит глазки-щёлочки (а коса - до жопы)
    в полночь зуб сам вылетел...
    а в баньку - сидит по-турецки, поёт, камлает в погремушку, травки жжёт - не войти: температура сама собой поднимается
    хороший друг - но год уж вроде не был, жду..

    Д.И
    . Ну вот, так почти всегда. Но в конце-концов они всегда.. приходят..

    ККК. :-).. так чево вы меня там спрашивали?...
    про питиё и трезвенность?...
    от моих "нештяков" в 70-х - нарокоманы на голяке балдели
    первый текст я написал в солидном обкуре, а ещё с дюжину - симулируя таковой
    вставляло
    тож и с ей, родимой - нешто веничка или моше по пьяни писали?... по пьяни - и попИсать-то криво получается (особенно у кривулина, см. где-то у меня, о веничке)
    с похмелюги - тоже не очень (другим голова озабочена - см. пиесу коли вильямса, "алкоголики", в "континете" 80-х)
    но ведь и промежутки же случаются!...
    водка, родимая - была нашим пропуском на свободу, политическую и половую
    говорю тут комарику, лет 15 назад: "почему с американскими бабами ничего не получается?"
    "чудак, говорит, - у нас была алкогольная культура: раздавишь на двоих бутылочку портвейнового, и девушка - ножки врозь... а тут культура - наркотическая: косячок раскурить, таблеток принять..."
    "так что ж мне, говорю, на старости лет ради еб*ли - в наркомана превращаться?"
    что-то поздно уже...

    ... кто-то выжрал всю водку с коброй - ученИчка юлька из вьетнаму привезла
    (хотя и кобра-то была почти белая - от перманентно подливаемой в неё водки)
    <ну, засунул туда жёлчный пузырь и сердце - от убитой и съеденной днями гремучки... мелюзины...>

    но, возвращаясь к нашим баранам (есть тут, кстати, такой, профессор-хлебниковед хенрик баран, в квинс-колледже, куда переводчик альберт тодт евтушенку устроил - бродскому там не дали, не откололось, преподавал за городом)..

    Д.И.
    Но главные советские грибы-журналисты, конечно, это маститые боровики.. О покойном, совершенно секретном Артеме - самом младшем из них, занятно писал в своей чудесной "Книге Мертвых" Эд Лимонов..

    ККК. Советская сволочь - типа этих грибков-боровиков (папы и сына) не путала столицу Вашингтон со штатом... грамотные-подготовленные (даже уголовного вида эдгар чепоров - "противуестественная помесь эдгара по и анатолия чепурова", как прозвал его я, спец.кор "литературки", с татуировочкой...)
    Американские журналюги... один из них в 80-х написал, обо мне: "Его отец погиб под Сталинградом, который после войны был переименован в Ленинград."
    А уж профессура-слависты (с которыми тупо воевал Набоков в "Аде", изобретая псевдо-русские города)...
    Вот на днях надо давать интервьё какой-то девушке преклонной, из местной газетки - надо ЗАЩИЩАТЬ ДЖИПЫ
    Девушка в прошлом году аж "ГУЛАГ" одолела, и что-то там про блокаду - спрашивала
    А у меня "мишка" блокадный ещё жив - из обрывков гимнастёрочной материи детишкам зимой 41/42 шили - кому бы продать? Уникум же...
    Потому "за литературу" мне категорически и отродясь ничего не плотют: 70 рублей за "туман", покладенный на музычку клячкиным, по сту рублей (на двоих, с лёнечкой палеем) за кантату "родине нашей вечно цвести" (я всё порывался вставить "плесенью") - это ТАМ, за 15 лет
    Тут - 300 долларов за стихи Ерёмина с "Би-би-си", суд на 7 200 000 долларов за одну фотку в антологии (том 3Б, автопортрет мондавошки-аркашки) и ни копейки за 9 томов (1980-86), да с апреля по март (1996-97) получал в "новом русском слове" по 75 долларов за еженедельную колонку (газетный лист)
    Вот и все, вроде, доходы

    Жив однако

    Пойду скандалить с мышью за коньяк...

    Д.И.
    Ну, с вами ей не выстоять.. Если вы чего решили.. выпить обязательно! :-)

    ККК... заметно ли, что я под интервью сегодня - выкушал с пол-литра коньячку (не считая пары стаканов сухаго - у оленьки, некогда подруги патриота м.синельникова, а ныне жены беглого штурмана и натур-философа пархоменки - день рождения)
    Пию и пишу, балакаю с вами...


    [Алисия Бэйкер, журналистка, строит рожки ККК
    1968?, Ленинград, фото Г.Донского]
    Д.И. :-)

    ККК. ... вот водка - напиток СЕРИОЗНЫЙ, её надобно - закусывать, и основательно
    а игривый французский коньячок - можно и под конфетку (с чего и начинал - почти 50 лет тому, в 1956-м, с лёвкой успенским, крёстным братиком), или под свою же смородинку-вишню, да оленька принесла КРАСНОЙ черёмухи, рядом - вяжет, но НЕ пахнет...

    всё здесь - другое...
    хоть и говорил зощенко: "
    человек - не блоха, ко всему привыкнуть может"
    и вторил ему (не читавши) никита хрущов, на вопрос:
    "почему советские люди не ездят за границу?" - "человек - не блоха, туды-сюды прыгать!"
    я вот - прыгнул, НЕ привык - но не прыгать же обратно?...
    допрыгался..

    Д.И.
    Прыжки - дело чуткое.. Но чтобы не умножать без лимита разговорные сущности, близя финал, все же хотел вот напоследок спросить вас: есть ли (по контрасту со многими вашими негативными ремарками о вышепомянутых аналитических авторах) какие-нибудь достойные описания вашей деятельности в околонаучном подлунном мире? К примеру - недавний "авангардный выпуск" амстердамского старейшего европейского славистического журнала "Russian Literature": многие из его статей дают в референциях именно ваш номен. Как вам, например, статья Ильи Кукуя, которая больше других занята именно вашим вкладом в дело русского поэтического авангарда послевоенной поры..?
    Если вспоминать авангард несколько другого склада, то приходит на ум роскошное стихо производства "Тредиаковского", вынесенное в началие нашей беседы. Ведь это тоже продукт "академических схолий", от профессора В.А.Успенского. разве не любопытно?

    ККК. :-) это четверостишие я тоже помню - "с детства ж", и "кравы" тож как-то смутно всплывают...
    написал-накопал тут за ночь - изрядного материальцу (это я к вынесенному в эпиграф четверостишию), на тему василь кириллыча - но не всё же враз?
    и о ильюше кукуЕ писано было - мне ж свеженькое почти сразу, даже в деревню, попадает...
    но всё тщетно пытаюсь вспомнить - откуда же "элифанты"?

    а родился я, как известно, 16 апреля 1940... в один день с чарли чаплином и николай палычем акимовым - 3 великих комика (правда, к нам ещё и королева дании маргрет затесалась, и даже в один год со мной - но у неё в библиотеке младой виктор максимов обнаружил мою антологию лет 5 тому, и начал интернетить - но так и завяз на 1-м томе... и половина ссылок не работает!)

    услышал же - не в доме ли ль Льва Васильича Успенского, где я вырос с 9-то по 20-21, чья жена "Лисанька", тётя Шура, была моей крёстной и подругой детства моей матери?...
    встретились они, отдавая во 2-й класс первой английской школы №213 - меня и Лёвку, с которым мы и провели всё "детство, отрочество и юность", общаясь и потом - до моего отъезда в 75-м...

    Д.И.
    Сближения разные бывают.. как и совпадения.

    ККК. ... или - вот, может, от "Викниксора", Виктора Николаевича Сорока-Росинского, к которому я попал в 17-18, быв приведён своей первой женой, его ученицей (где-то в 59-60-м Викниксор погиб, попав, по слепоте, под трамвай - у дома, на Садовой - между площадью Тургенева и - какая там улица?... спросить у Мыши - а, Лермонтовский!)
    точно, однако, помню, что ни с Л.В., ни с В.Н. мы о Тредиаковском никогда не говорили...

    и вправду, не в доме же двух "смольнянок", Галины Николевны Байбаковой и Валерии
    Германовны Дистфельд
    , подруг материной юности (Валерия есть на фото), где с Серёжкой Байбаковым мы воспитывались с 1946 по 1949 - куда реже далее, попав в ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ классы - ашнику с бэшником дружить было нельзя, даже - семейно...
    хотя именно там нам, 6-7-летним - и преподавал лейб-гусар, скорее лейб-гвардеец (по росту) дядя Костя - начатки "Гусарской азбуки", несколько строф запомнилось и по сю...

    Французы лихо польку пляшут
    Факиры землю ху*ем пашут

    Драгуны - вид войск наилучший
    Дро*чить в сортире - очень скучно

    (что-то, вероятно, ещё)
    но Тредиаковский - навряд ли...

    с Галиной Николеевной Байбаковой - мы, помню, ругались за Пикассу (году уже в 56-м): почему, если он может "нормально" нарисовать быка (серия рисунков от реала до кубизма) - то зачем он его уродует выкрутасами?...

    про "литературу" - категорически ничего не помню, хотя обе подруги-"смольнянки" преподавали в ЛГУ французский и немецкий, а Байбакова я "встретил" уже в Нью-Йорке - публикациями агентства АПН (экономика-политика?...)

    [Впрочем, от них от всех - я получил язык. Базис. (Добавив к нему - уличный и современный - и по сю.)]

    откуда же тогда я знал эти четверостишия?...
    "круг общения" у меня был более чем узок, исчерпывясь упомянутыми - видал в гостях и Клавдию Шульженко, курили в 59-м привезённый из Порт-Артура академиком А.А.Мыльниковым "Беломорчик", с опийком...
    не генерал же Караев, "соавтор" Л.В.Успенского по "пулковским мередианам" и "параллелям", возивший нас, 13-летних, на чёрной "Волге" (или "ЗИСе"? - в машинах, кроме джипов, я не секу - в отличие от вас там всех, нынешних - судя по детективной прозе!), стихами нас потчевал?...
    может, Никита Гуров (или Никита Вербов же), оба учившиеся на филфаке, нас просвещали?... помню, что через одного из Никит - я и отправил в 62-м 16-летнего вундеркинда Женю Пазухина к Ахматовой (куда сопровождающим друга - напросился и Кривулин)...

    Д.И.
    Туманно, однако..

    ККК. ...смутныя дела - о "сраках лесных"
    помню, что в школе, в 1954-57-м я их кому-то цитировал (или - МНЕ?...)
    сынков знаменитостей у нас в школе хватало: сын Черкасова, сын Халилеевой-Марченко Фруктов (мой враг), "Джон" Каменев, тож чей-то знатный сынок...
    но о литературе мы в школе говорили только с Вадиком Прозерским (моим "дельвигом"), сыном профессора, да с Сашкой Витохиным, вроде (чей отец - прокатился по университетскому коридору на велосипеде), Сашка же Котов, хоть и жил в одной квартире с Ольгой Берггольц (и рассказывал, как она на коммунальной кухне, пьяная, читала стихи, сшибая кастрюли и сковородки), литературой интересовался не особо...
    а сынки издателя Лесючевского (заложившего Мандельштама) и критика Виноградова (того же разливу), "Лиса" и "Веник", живших в писательском доме на Грибоедова - только волокли из папашиных библиотек 1-й том Хлебникова и "Футурист Мафарка" Маринетти, в переводе В.Г.Шершеневича (для смеху - показать и поржать), были тупыми троечниками...

    ума не приложу, категорчески - от кого?... и - когда?...

    Д.И.
    В этом вся "соль нарратива"... :-)..

    ККК. ... Не понял. :-(.. Что такое.. "нарратив"? (Даггеротип у меня ещё с чем-то смутно ассоциируется, но не это). В следующем интервье, буде последует, я выложу весь свой запас иностранных слов (вам на остатнюю жизнь разбираться), со мной извольте говорить по-русски (хоть на фене).

    Д.И.
    :-) Видимо, вы всегда помните Веху Хлебникова - он ведь не терпел слов с латинским, с западным корнесловом, славянофильствуя и в своих языковых изысках ориентируясь на противоположную Латинствующему Западу лингво-географию...

    ККК. лингам им в хайло, большинству совковых лингвистов (не поливановы же, не якобсоны, и даже не брики - статья осипа "звуковые повторы"!). А вот перечисляемые вл.а.успенским "академические" имена - все мои поголовно враги и недруги (или, по крайней мере, не зело любезны сердцу моему)
    Но вообще говоря, занятная статья... Наводит на всяческие размышления.

    с интернету ж:
    "Еще из псевдотредиаковского (ну, это-то наверняка все знают):
    Екатерина Великая, о!
    Приехала в Царское Село.
    и
    Лежит стадо тощих крав,
    Ноги кверху вздрав.
    Сходное явление в наше время -- псевдохармсовские литературные анекдоты типа "Толстой очень любил детей". Я честно говоря, так и не знаю, кто их сочиняет.
    (книппер-чехов, которого тут же потерял, с интернету)

    остальные вращаются вокруг "сраки" ("анальной жопы", по гозиасу) и ничего нового

    эх, не спросил тютюнника (prof. Ira Titunik), которого гонял по библиотекам копать архив державина и материалы по боурингу...
    единственного встреченного специалиста по веку осьмнадцатому
    дивного человека и редкого знатока...

    ну, в каком-то строчкове (которого я всегда путаю со сморчковым или тучковым, кто-то из них лауреат премии оси бродского, посетил-поссал-пописал в венеции):

    Сикофанты и сектанты и иные сраки
    Собиралися на гранты, учиняли драки

    (ср. "Элефанты и леонты и лесные сраки
    Забиралися на монты, учиняли браки."
    )

    Д.И...
    А я, вот, признаться, не самый большой любитель его Лиры..:
    Метель мне пела песенку:
    - Спи, ёханый бабай!..
    :-(

    ККК... зато василь кириллыч попадает в "список песен егора летова и гр. коммунизм"):

    ЗАКУКУЛИНО ЗАМУМУЛИНО

    Закукулено, замумулено
    Заколочено, зазамочено
    И у вас не хватит мочи
    Раскукулить, раззамочить
    Если кто-то закукулил
    Если кто-то замумулил

    ЭЛЕФАНТЫ И ЛИОНТЫ

    Элефанты и лионты
    И лесные сраки
    И орлы, оставя монты
    Учиняют браки
    О, колика-ся любезно
    Хай выспренно, взачено
    Нарочито ты полезно
    И сугубо смачено
    Стрекочищу-кузнецу
    В зленом блате ссущу
    Нарочиту червецу
    По злакам ползущу
    Элефанты и лионты
    И лесные сраки
    И орлы, оставя монты
    Учиняют браки

    Д.И. А вот это - уже явно "другое дело". Очень ведь все верно.. Особливо вирш "закукулино" - он ведь может живописать состояние величественных дел в "печатном станке-кузнице" современной ризницы "русской поэзии", пропитанной лампадным маслом и протухшей "мочой горнфельда" (все авторы, как вы можете понять, напропалую - разрешенные)
    вот такой фрагмент из имеющейся в открытом доступе фотографии


    имя которого предельно мифопоэтично. В смысле - если вспоминать Великого сказительного Кухулина или его Псов-не-Гекаты... Правда, имя это не слишком, что-ли, подходит самому человеку - какому-то такому....несчастливо и жалостливо тугоумному... Упоминаемые персоналии, конечно, вполне себе интеллектуально-экстатические и по-разному достойные "двигательные герои" московской бумажной и небумажной поэзии; ее видимый глазу галапагосский смысл и ее трансцендентное Просветительное Спасение: оне чутко-знатные исследователи и чаемные духовидческие подвижники - герои нашего времени Кукулин, Кузьмин и тихий анахорет Алехин... Вот кто вам, дорогой ККК, на смену-то пришел.. и притом уже довольно давно... Сравните, однако, по виду и по содержанию - вашу многотомную Антологию и томики "издательства" "Арго-риск", или душевно призрачную "Библиотечку журнала Орион"...

    ККК. :-) А вообще, за такие вирши - "закукулено-замумулено" - у нас в детском саду (во дворце пионеров) мочили... но инфантилам-рокерам - простительно: оне не читают, оне - поют и скачут (плясаше и скакаше, как царь давид пред ковчегом...) тщетно даже самого грамотного - шевчука - лет 10 учу...
    "И отверже бога праведного и круг тельца златого скакаше, окаянные.
    И плясаше, - бормотал дед в бороду." то бишь, я ("вазир-мухтаром")

    Д.И.
    Никак не могу с вами здесь согласиться. Как раз Игорь Ф. Летов - из тех, кто читает и много концептуально "правильной литературы", и притом, одним из первых начал в те годы в "роке" исповедовать хармсизмы и введенизмы... Напомню вам, что весь дух ОБЭРИУ советские перестроечные подростки узнавали через него. Не через жеманного кельтофила БГ, но через искренного и жесткого Летова. К слову, текст Хармса "О Рыжем человеке" я впервые в жизни услышал на пленке, в кататоническом и замечательно тонком исполнении Егора... Так что - так. Летов - почти "классик", он не Алехин же - петля Ориона, и не его смрадный журнал тщедушной "проэзии" - тут "убиваем в себе Государство", это дело кардинально другое... Как говорил мне в частном разговоре один очень известный и серьезный петербургский поэт: "От журнала Арион у меня сыпь на х-ю".. :-).

    ККК... Егора мне тут мои поросята, панк-рокеры, рвутся привезть ко мне, где-то 10-го октября. Посмотрим-понюхаем... И чего вы меня всё тычете алёхиными (знаю только шахматиста, да матюжника петра алёшкина в словаре недотраханной ахметьевой), да какой-то силосной кукурузой кормите...
    вот - как писал 16-летний ярослав васильков, который чего-то там потом переводил из "махабхараты" или около её - стихами 1960-го года:

    Эй, мадьяр!
    Кто б ты ни был -
    Иштван или Золтан -
    Променяй года-глыбы
    На деньки золота!

    Помирать - хорошо,
    А ещё бы хорошее -
    Полоснуть палашом
    По холёной шее!

    (которые его стихи мне читали 2 его соученика - викторы кривулин и соколов, в начале 1961-го; про "махабхарату" - слышал потом)

    Д.И.
    А еще кого чествуете? :-)

    ККК. ... башкирцев, курдов... к башкирцам я - со всею душою (и к тому салавату), о чём свидетельствует мой -

    БАШКОРСТАН ПОЛОЗКОВА И ЗАРУБИНА-ЧИКИ
    (песнь салавата юлаева)

            "графъ Чернышёв (бе атаман Зарубин-Чика)
            осатанел и стал рубиться пика
            но отЪ Императрицы вышла бяка
            и князъ Потёмкин муторно заплакалъ"

    надувайте волосатые щёки
    раздувайте пожар от башкир
    от натуги лопнет мясо и щёлки
    закричат голосами бакши

    ай якши пугачу на секире
    ой яман палачу на доске
    топорами комаров насекайте
    комарами топоров натаскав

    бачка батюшка орёл стонет кичка
    ак-булат меня стегает камчой
    и поёт в уфе браток костя кинчев
    настя скатертью стелется камчатной

    и орут от урала до камчатки
    от арала до степей уренгая
    ой кольчуга да стальные колечки
    и урла орёт в урман убегая

    в башлыке заглохнет глас башлачёва
    баш на баш и бешбармаком сычёным
    то ли сыч поёт а то ли сычата
    что в уфе и в сарапуле зачато

    раздувая волосатые щёки
    раздевая красных девок до щёлок
    это варится в котлах мыло щёлок
    это щёлоков щекочет юных телок

    целиною уренгая казанью
    шёл башкирский полк как волк на казаков
    бачка-царь велел им выкатить бочки
    а потом отбить налитые почки

    салават заливался соловьём ли
    только стылая земля нам не внемлет
    тептяри и мещера ощерясь
    на урал идёт несёт медвежью челюсть

    чуваши черемисы и мокша
    сплошь брадатые заросшие мохом
    в чекменях сермяжных важно выступают
    во главе народного восстанья

    и летят кривые стрелы и пики
    и кривятся поражённые лики
    ай якши бурнус облитый кумысом
    мокроступы во главе с комсомолом

    так башкирцы покоряют округу
    по херам и похеряют подругу
    то на лошади поправив подпругу
    мчатся вольно в сёдлах подпрыгивая

    лук и стрелы самопалы и пики
    у батыров и помощников чики
    государь со облаков наблюдает
    как самара на уфу нападает

    и гремят в казани медные трубы
    и плывут по волге бледные трупы
    и башкирия от хивы до урала
    голосами башлачёва орала

    то орлы не поднимаясь над кручей
    бьются стадом чёрным облаком кучей
    чёрной радугой провисшей над тучей
    наш закат не загоревшись потухнет

    ай якши яман в потёмках потухнет
    только слово словно олово ахнет
    и лицо непроницаемо опухнет
    и над русью кизяком горько пахнет

    /1 августа 1991/

    30-40 миллионов курдов (НЕ имеющих собственной территории, как и туареги, палестинцы, цыгане) - и сколько-то там сот тысяч породивших их башкир...
    а поскольку сейчас я занимаюсь курдологией (как а.пушкин - езидами-"сатанистами" в набросках к "путешествию в арзрум") и друзами, впрочем, - то отчего же и не проиллюстрировать индологов и риг-вед-оведов...
    вроде и в "песне салавата юлаева" каких пра-арийских (гиперборейских) корней найдётся...

    Д.И. ...
    Езидами еще, помнится, занимался Алексей Ремизов, живя в Париже.. А кроме него, также и много путешествовавший по Ирану Юрий Терапиано...Что ж, дорогой ККК, на гиперборейских этих словах мы, кажется, и, завершим нашу с вами беседу - по крайней мере, непосредственно эту. Спасибо, еще раз, за этот затяжной и, надеемся, не последний, прыжок в колодезь вашей литературно-поведенческой авангардистской памяти.. Мы ведь не последний день живем, Константин Константинович?
    ККК. Мы все в полном порядке - вычетом того что ФОКА часа 2 назад надристал опять под мою кровать... А детей его надо мазать от блох
    Выиграл вот сегодня на ебае ПИХУ-КАЕТТУ - боюсь и мыши сказать (треть нашего месячного бюджета ухлопал...)
    http://yandex.ru/yandsearch?text=%EF%E8%F5%E0-%EA%E0%E5%F2%F2%E0&stype=www
    но уж и охота за ними - миллионщиков-коллекционеров...у меня 2 - но обе дефектные (рукояти ломаные)
    Д.И.
    Клинки, конечно, эстетически вам близки...
    ККК...:-) Но заключим,
    по поводу дюжины москвичей-соцартовцев и двух питерских сосунков, представляющих ВТОРУЮ ПОЛОВИНУ ушедшего века в русском искусстве (на вкус америкотни) в Гугенхайме:

    Указ по армии искусств:
    "В честь очередного Гугенхуя (с Африкой и Тимуром) - переименовать Питер в Пидер-бург."
    Батька КККузьминский-Махно, 26 сентября 2005
    (при том, что к афричке ЛИЧНО и к тимуру - запоздало-заочно - я отношусь с изрядной симпатией...)

    ... через год я оптом - пушкина с лермонтовым переживу (37+29)
    чего же вы хотите от преклонного поэта, не прославившегося талантом ни в 29, ни в 37...

    и вообще - кто я?...
    (джефф-ефим блюмис, ученик и подручный неизвестного, днями принёс мою "La Toit" - в бронзе, отлив... выставлял я это в 1973 на психфаке ЛГУ, техника: "рыба, бумага, металл", функциональный ассамбляж...
    не только церетели-шемякин, но и мы в бронзах увековечены...)


    [Фото Шуни Бекетовой]

    путин же любовался тут влагалищем церетели на гудзоне (даже приёмная дочь, оленька, она же ныне памела циприани, плюётся - звонила)

    а мне писать про ихний "гугенх*уй"...
    начав с эпиграфа из Льва Халифа, 1976:
    "В России лопнула канализация, и всё говно хлынуло на запад."
    (о нашей "колбасной" эмиграции)

    Д.И. ...
    Это еще патриарх Тихон о Ленине - о нетленных мощах, елее и канализационных всходах...:-)

    ККК. ....теперь - построили трубопровод и качают: оно - туда, а доллары - обратно...
    пусть кушают на здоровье: у нас его - много...

    (29 сентября 2005, в день открытия выставки ВАЛЕНТИНА ИСАКОВИЧА ЛЕВИТИНА, моего первоучителя, в Русском музее)
    на чём прощаюсь...:-)

    Д.И.
    И до новых свиданий...:-)




© Денис Иоффе, 2005-2017.
© Сетевая Словесность, 2006-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Тридцать минут до центра Чикаго [Он прилежно желал родителям спокойной ночи, плотно закрывал дверь в зрительный зал, тушил свет и располагался у окна. Летом распахивал его и забирался...] Сергей Славнов: Шуба-дуба блюз [чтоб отгонять ворон от твоих черешней, / чтоб разгонять тоску о любви вчерашней / и дребезжать в окошке в ночи кромешной / для тебя: шуба-дуба-ду...] Юрий Толочко: Будто Будда [Моя любовь перетекает / из строчки в строчку, / как по трубочкам - / водопровод чувств...] Владимир Матиевский (1952-1985): Зоологический сад [Едва ли возможно определить сущность человека одной фразой. Однако, если личность очерчена резко и ярко, появляется хотя бы вероятность существования...] Владимир Алейников: Пять петербургских историй ["Петербург и питерские люди: Сергей Довлатов, Витя Кривулин, Костя Кузьминский, Андрей Битов, Володя Эрль, Саша Миронов, Миша Шемякин, Иосиф Бродский...]
Словесность