Словесность

[ Оглавление ]







КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность


Тартуское культурное подполье 1980-х годов
Владимир Литвинов



Ускользающая ссылка: Примечания

0 «Тартуское культурное подполье»

1Нормальные люди долго и страстно писали дипломы.

2 Вена — город хороший. Там дают дивное пиво и дивное немецкое блюдо в виде запеченной свиной ноги. Одной такой ноги и литра пива хватает, чтобы вусмерть укормить двух взрослых мужчин килограмм по 80 каждый. А еще я там в японском ресторане беседовал по-русски с официантом, которому оказался братом, ибо он был монголом. Так и сказал «Мы же братья».

3 Советская. Эстонское название приятнее, в нем природная мощь и глубина советской власти. Это как Ныо или Эмайыги*. Майор на военной кафедре говорил над макетом города: «Вот наша позиция, вот река Эмайыга, а вот — город Тарту». Предполагался, похоже, именно штурм этого самого города соединенным отрядом филологов, историков и журналистов, будущих командиров мотострелковых взводов, эстонцев поголовно, кроме меня. Военка — дело особое. Кто-то похоже, спланировал, что гуманитариев все равно как собак нерезаных, пусть уж командирами мотострелкового взвода, раз ни на что путное, техническое, не годятся. Самое интересное в Тартуской военке было то, что она начиналась как раз на втором курсе, к которому как правило, в армию уже успевали сходить. Т.е. сначала армия, потом лейтенантские погоны, а там, глядишь, и еще два годика, только теперь балбесами командовать. В принципе, такого не должно было происходить, но в силу неразберихи военного планирования могло и произойти. Позднее я узнал, что прецеденты имелись*, тесть два раза в армию ходил, второй раз еле отбоярился месяца через три ношения сапог. Это на фоне ЮрМиха, дивной библиотеки, молочных рек в колбасных берегах. Контраст впечатлял. И из-за него я в первый раз вылетел из университета. Был «эксматрикулирован» за академическую задолженность: не сдал экзамен по огневой и зачет по тактической подготовке. Не успел сбегать вовремя в дурку*. Не прошел всех практических занятий, включая разбирание-собирание на время КПВТ (крупнокалиберный пулемет Владимирова танковый). Нет, в Тарту я ехал решительно не затем, чтобы КПВТ разбирать. Я же и в армии этим не занимался, изворачиваясь на правах генеральского сынка *.

4 Вторая глава «Девяти лет».

5 Пишущая машинка — особое чудо техники. Я еще в армии научился печатать почти вслепую и, видимо, сильно напрягал товарищей по комнате непрерывным треском. Я на ней не перепечатывал Бродского или Аксенова, как положено, ну почти не перепечатывал Бродского и совершенно не перепечатывал Аксенова, зато распечатал с Валиулинского* магнитофона спецкурс ЮрМиха по поэмам Пушкина (500 стр.) и Вяч.Вс.Иванова о Пастернаке (200-300 стр.). Вяч.Вс. был благодарен, особенно было благодарно его семейство, избавленное от этой чаши, а ЮрМих был удивлен, но как-то не очень обрадован, прияв пухлую папку.

6 Ныне другое пишет — см. книгу совместную с В.Я. Мордерер.

7 Спасибо Ларисе Ильиничне, в семинар к Ю.М. через год я все-таки попал и даже типа похвален был, хотя затем поруган тоже был, но позже. Теперь смело называю себя учеником Лотмана, когда надо орденами побренчать. В России проходит на ура. В Эстонии хуже, там кто не друг Довлатова, тот — ученик Лотмана (Черногорова* рассказала).

8 Курсовую работу писал по кн. С.А.Ширинскому-Шихматову*.

9 Востриков* так говорил

10 У Ю.М. в библиотечной кабинке висела картинка идеального государства, кто-то из предыдущих поколений рисовал. Там были, соответственно, женские и мужские монастыри, а в них — порознь студенты и студентки какого-то курса. При этом Юрмих — отец 3 детей, патриарх бесчисленного семейства, проповедник позднего Пушкина, «мой идеал теперь — хозяйка, да щей горшок, да сам большой»а.

11 Настоящая инициация! Тема для исследования, если не лень: «Rites of Passage in Tartu-Moscow Anthropology of Culture*». Главное — полевой материал собрать, проанкетировать всех культурологов и семиотиков разных поколений, и вперед, — публиковаться в «Языках русской культуры»*.

а Извращенный и невежественный человек, я слово «сам» очень долго воспринимал как эвфемизм в этом контексте.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ускользающая ссылка: Текст



© Владимир Литвинов, 2001-2023.
© Сетевая Словесность, 2001-2023.




 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Третья осень в Урюме [Уже ноябрь. Березки, черемуха и верба в моем дворе облетели. В деревнях, как правило, срубают все, что не плодоносит, или, по крайней мере, не заморское...] Ольга Кравцова: "Не стенать на прощанье и влюбляться навек": о поэзии Александра Радашкевича [Поэзия Александра Радашкевича притягательна своей смелостью, даже дерзостью ума и речи, загадочна именно той мерцающей магией чувств, которую обнаружит...] Андрей Мансуров: Начистоту – о рассказах А.И. Куприна [...после их прочтения остаётся тягостный осадок: что герои такие тупые и безвольные, и не испытывают ни малейшего желания улучшить свою судьбу и жизнь...] Алексей Миронов: Сомнительный автограф [Так бы хотелось быть воздухом лётным, / невыдыхаемым, неприворотным. / За поворотом бы ахнуть в потьме / так бы хотелось, конечно, и мне...] Георгий Чернобровкин: Качание эпох [Подумаешь, что можно вдруг шагнуть / за грань стекла и за вечерним светом, / зимы познать действительную суть, / что ведома деревьям и предметам...] Леонид Негматов: Улица Леннона [Ночь привычно шаркает на запад, / шлейф с подбоем синим волоча. / Вслед её походке косолапой / не смотрю. Я наливаю чай...]
Словесность