Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ПОСЛАНИЕ  СТИХОТВОРЦУ

(отрывки из письма)





    Бахыт, Бахыт, разгладив пальцем лбы,
    легко бежать водоворотов страсти
    (вот в этом неприятии судьбы
    и был здоровый дух советской власти).
    Ну да, удобно, но подобный финт
    не требует пророческого дара.
    Теперь, с мечом ворвавшись в лабиринт,
    не встретишь даже тени Минотавра.
    Сесть на бордюр, устроить перекур...
    И поплестись домой... Скажу как стоик:
    Бахыт, здесь очень много львиных шкур.
    Хотя овчинка выделки не стоит.

    Деревьев мачты. Волны снежных куч.
    Крещендо с крыши падающих капель.
    Сверкают стекла. Солнца яркий луч
    вскрывает мозг, как медицинский скальпель.
    День заставляет перебраться в круг,
    с предметами затеять перебранку,
    и мозг мой выворачивает вдруг,
    как рукавицу, мехом наизнанку.

    Все тихо. Ни копыт и ни рогов.
    И ты один, надменный пленник грусти,
    на внутренностях умерших богов
    под лампою гадаешь, как гаруспик,
    и мрачно ухмыляешься в усы.
    Ночь. Белый ветер. Черное окошко.
    Сломай свои песочные часы.
    В них не песок, а мраморная крошка.

    Сбиваюсь с мысли? Я бы не винил
    себя за это. Голос мой неброский
    сипит, шуршит, как стершийся винил.
    Игла, волнуясь, скачет по бороздке
    и выдает затейливую блажь.
    Но я не Пруст, и не Станислав Лем я,
    чтоб будущее брать на абордаж
    и подчинять своим капризам время.

    Компьютер. Стол. Похоже на уют.
    Квадрат окна расплывчат, сер и матов.
    Шумит кофейник, реквием поют
    распахнутые глотки циферблатов.

    Мне все равно, чем крыть свою вину,
    и чем платить - оболом или гривной.
    Но ты, Харон, храни мою страну.
    Не я её назвал странноприимной.
    Мы все здесь гости, строго говоря.
    Но плюс здесь быстро переходит в минус.
    Зиме тесны границы января.
    От дуновенья ветра стонет плинтус.
    Не отвечает милый адресат.
    И даже в шубе барского покроя
    так холодно, что тянет написать
    еще одну поэму без героя.

    Когда зимой бредешь в постель, устав,
    прослушав натощак прогноз погоды,
    ты весь - огромный ноющий сустав,
    бессилье проклинающий и годы.
    Что не мешает видеть новизну
    во всем ее фальшивом, ярком блеске.
    Я рад сегодня всякому письму.
    Пиши когда захочешь.
          Твой Гандлевский."



© Ренат Гильфанов, 2007-2018.
© Сетевая Словесность, 2007-2018.





 
 

Модная одежда Circa в интернете.
ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Владимир Гржонко: Три рассказа [После, уже сидя в покачивающемся вагоне метро, Майла почувствовала, что никак не может избавиться от назойливого видения: на нее несется огромный зверь...] Алексей Вакуленко: Очарование разочарования [О Поэтических чтениях на острове Новая Голландия, Санкт-Петербург, май 2017 г.] Владимир Кисаров. "Бегемота" посетила "Муза" [Областное музейно-литературное объединение из Тулы в гостях у литературного клуба "Стихотворный бегемот".] Татьяна Разумовская: "В лесу родилась ёлочка..." [Я попробовала написать "В лесу родилась ёлочка..." в стиле разных поэтов...] Виктор Каган: А они окликают с небес [С пустотой говорит тишина / в галерее забытых имён. / Только память темна и смурна / среди выцветших бродит знамён...] Михаил Метс: Повесть о безмятежном детстве [Ученик девятого класса, если честно, не может представить тему своего будущего сочинения, но ясно видит его темно-малиновый переплет и золоченые буквы...] Екатерина Ливи-Монастырская. На разрыве двух миров [Репортаж с Пятых Литературных чтений "Они ушли. Они остались", посвящённых памяти безвременно погибших поэтов XX века (Москва, 30 ноября и 1-2 декабря)...] Михаил Рабинович: Бабочки и коровы, птицы и собаки, коты и поэты... [У кошки нет национальности - / в иной тональности она, / полна наивной музыкальности, / открыта и обнажена...] Максим Жуков: Другим наука [Если доживу до декабря, / Буду делать выводы зимой: / Те ли повстречались мне друзья? / Те ли были женщины со мной?]
Словесность