Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




                        

НОСТАЛЬГУШКИ
Ироническая проза

Рисунки автора



1.


Подполковник Васенька и майор Сухопутов резались в домино с другими героями моих произведений - старым еврейским солдатом Котиком и Яном Карловичем Лацисом-Медведем. Забивая "козла", каждый кричал проигравшей стороне: "Надеть противогазы!"

На дворе стоял 1998 год. Америка вновь объявила ультиматум Ираку. И бравые старички проверяли пригодность противогазов на противнике.

Надышавшись резиновых паров, постановили: годно к употреблению, только не взбалтывать.

Потом разлили на четверых. И разошлись по домам, к телевизору. Смотреть на Монику Левински и Саддама Хусейна. Всех их интересовал исход войны за популярность между этими двумя телевизионными звездами.

Старый еврейский солдат Котик и Ян Карлович Лацис-Медведь ставили на Монику. Подполковник Васенька и майор Сухопутов - на Саддама.

Проигравшая в споре сторона ставила, по уговору, поллитровку "Столичной". Выпить хотели все. Ностальгия!





2. ТУТ ИЛИ ТАМ - ВОТ В ЧЕМ ВОПРОС


Подполковник Васенька, дедушка Шуркиной шантрапы, пошел на пляж с младшим внучком Хаимкой. Расположились под тентом, разлеглись у воды на коврике. Стали загорать-нежиться. Под ласковым солнышком да под зазывные выкрики продавцов с ящичками на перевязи: "Артик! Артик!"

- Дедушка, купи мне артик, - попросил мороженое на палочке Хаимка.

Дедушка кивнул. Охотно поднялся с коврика и двинулся к ближайшему продавцу, орущему на весь пляж: "Артик тут!"

Идет к нему, значит, к зазывале с ящичком, а тот, видя отставного подполковника, тотчас переменил пластинку. И орет совершенно противоположное: "Артик там!"

Дедушка оглянулся. Действительно: там другой продавец с другим ящичком. Пошел к нему, другому. А тот, видя его, нового репатрианта с выправкой офицера иностранной армии, кричит истошно, наоборот - в противовес сказанному прежде: "Артик там!"

Повернул подполковник Васенька, заторопился к первому продавцу: не дай бог, мороженое растает. А тот, первый, и приветствует его на надрыве голосовых связок: "Артик тут!"

Но недоверчивый уже дедушка, сблизившись с зазывалой, спрашивает-интересуется, чтобы вышло все без промашки: "Артик тут?"

Наглый продавец отвечает старику совсем по-хамски: "Артик там!"

"Тут он или там?" - нервничает отставной офицер, вспоминая о незапятнанной даже на попойках чести мундира.

"Тут!" - ликуя, отвечает мороженщик.

Дедушка отстегивает на его "тут" деньги. А наглый насмешник с пингвином на фартуке, сгребая шекели в потный кулак, вместо сдачи выдает предъинфарктное: "Артик там!"

Этим, последним самым издевательским "там" разносчик холодной закуски и подавился. Бывший преподаватель Первого Одесского артиллерийского училища имени памятника Ришелье, не выдержав, влепил ему по зубам.

Теперь он временно, до выяснения, сидит тут в кутузке, а думает, что находится там. Так как все вокруг говорят с ним только по-русски.

Объясняют, что "Артик тут" в переводе с иврита значит "Артик клубничный", а "Артик там" - "Артик вкусный". Растолковывают ему в каталажке все эти премудрости на родной мове, по-русски, иначе обидится и начнет снова распускать кулаки. А в тюрьме это не принято - побить могут...





3.


Кеша Голодушкин брал сберкассы в бывшем Советском Союзе.

Но можно ли прожить вору в законе на пенсионные накопления?

Отрядился он в Израиль, где солнце, море, цитрусовые и банки, а не занюханные сберкассы.

Завел счет в банке "Дисконт". Затем, разобравшись с поступлением и накоплением наличных, явился в это заведение в маске и с пистолетом "Беретта".

- Бабки на кон!

Грабеж прошел с явным успехом и гладко, без усилий и физических оскорблений личности. Кеша был доволен. И гульнул в ресторане с российским загулом.

Утром, на больную по тяжелой нетрезвости голову, он прочитал банковскую распечатку, прибывшую с нарочным, умеющим переводить басурманский текст на русский язык. Сначала он не поверил переводу нарочного, потом своим глазам.

Минус пятьдесят тысяч шекелей!

В приписке к сумме было печатно сказано:

"Уважаемый Кеша Голодушкин! На вашем счету до вчерашнего дня было сто шекелей. Сегодня вы располагаете минусом в пятьдесят тысяч. Позаботьтесь о гарантах. О банковском проценте наш банк позаботится самостоятельно".

Кеша протер глаза. И пошел в ресторан вторично. Пить ему еще было на что. А вот возвращать долг банку практически нечем. Как говорится, сгорел на работе.





4. ЭКВИЛИБРИСТИКА 2001 ГОДА


У них Путин.

У нас Шарон.

У них взрывы в Москве.

У нас взрывы в Иерусалиме.

У них Чечня.

У нас Газа.

Им можно.

Нам нельзя.

Однако, газета "Алфавит" (апрель, 2001 г.) словами журналиста Павла Кузьменко утверждает: "Вот они (израильтяне) своих террористов гнобят, а их никто в неадекватных мерах не обвиняет. Двойные стандарты".

Получается: нам можно, им нельзя.

Эквилибристика!





5.


На рассвете Гулик проснулся от несварения желудка. Жена его, ворошиловская стрельчиха Шурка, наварила по вине запора целую бадью чая из ромашки. Пей - залейся!

Но сержант израильской полиции не успел отхлебнуть жидкости и на комариный прикус, как в незапертую дверь ввалился другой герой моих произведений Фоня Непутево-Русский. Причем, как обычно, не один - со стихами. И давай, коль уж зашел в гости, травить ими своего товарища по оружию.

Нет, я не фраер! я другой!
Я сын Отечества и Воли!
Я в МЕРЕЦ не вступлю ногой.
И в ШАС я не вступлю тем боле.
Не думайте, что я слепой.
Я гений стихотворной доли.

С Гуликом после прослушивания виршей о политических пристрастиях Фони Непутево-Русского случилось что-то противоположное запору. Чай из ромашки ему не понадобился, к полному душевному облегчению Шурки. Всю бадью она снесла на базар. И продала. Но не оптом, а в розницу. По десять шекелей за стаканчик. Расхватывали, необходимо отметить, - как булочки с маком. Под расписку о неразглашении рецепта приготовления.

Так что все котики, которые в дни праздника Пурим наели животики, были благодарны сообразительной Шурке за помощь в делах житейских.





6.


В иерусалимской бане повстречались два мужика. Петя и Аркаша. Бывшие студенты Литературного института.

- О! Да ты обрезанный! - воскликнул Аркаша, поразив своим неподкупным удивлением моющийся народ.

- А где твои глаза были прежде? - невозмутимо сказал Петя близорукому сокурснику.

Тот потупился. Опустил голову - долу. И - о, ужас! - осознал: и на сей раз, оказывается, не поспел за Петей.





7.


Прачечную переоборудовали в пивную. И в нее повалил загульный люд.

"Заодно и помоемся", - представлялось некоторым из нетрезвых алкоголиков.

Представления их не оправдались.

В Израиле даже для алкоголиков вытрезвителей еще не держат. Нет здесь российского размаха.





8.


Старуха, опираясь на клюку, бродила по улицам Иерусалима. Все ей, подслеповатой, было любопытно до колик в животе. Стена Плача. Гастроном с диковатым названием "Машбир". Ган а-паамон - парк с колоколом.

К недоумению старухи, на этот колокол взгромоздились наглые еврейские мальчишки. Не подумайте, что старуха была противоположной от этих детей национальности. Национальности она была правильной. Документы не подделывала при въезде на историческую родину. Родину - историческую или какую-другую - всегда любила своим умом, начавшим развитие еще до угара НЭПа. Однако порядок любила еще больше. Поэтому, ради порядка, конечно, попыталась клюкой согнать с верхотуры нахальных оболтусов - племени младого, незнакомого.

- Нехристи! - кричала. - Долой с колокола! Свят-свят-свят!

- Гойка! - с радостным изумлением отзывались детишки на неугомонную в ярости бабушку.

"Какая же я гойка, то есть - не еврейка?" - задумалась старая еврейка, мало-помалу успокаиваясь и тем самым утихомиривая колики в животе.

Израильские дети продолжали вопить. Ни на минуту ни задумываясь: нехристи они или нет. Все обрезаны по еврейской традиции. При чем тут вообще "нехристи"? Не при чем.

Опечаленная старуха написала своей клюкой письмо в русскую газету о невоспитанности израильских детей. И подчеркнула плакатным пером, что вышеописанная невоспитанность случилась с детьми в ее женский день, 8 марта. Ладно, посетовала, не признали в ней женщину. Это в жизни ее бывало. Но не признать праздник за праздник? Где уважение к празднику?

"Помнится, - писала она дальше, - 1 мая или 7 ноября мы..."

Да, старуха когда-то ходила колоннами. По Красной площади. Вдоль Мавзолея. А теперь? Теперь клюку приравняла к перу. И пишет-пишет. Стала уже внештатным корреспондентом. Но никак не угомонится. Очень клюка у нее писучая.





9.


В Израиль завезли по случаю хвосты от крокодилов и яйца от страусов. Дикая вкуснятина!!!

Кавторанг Лешка Морской закупил их со скидкой для пенсионеров в русском деликатесном магазине. После отравления он отказался подавать в суд на австралийских поставщиков. Недоумевающему адвокату сказал: это боевая ничья. Мы их на Маккабиаде отравили в речке Яркон, они нас хвостами и яйцами.

Да, у израильтян был выбор. У австралийских спортсменов, попадавших с шаткого моста в ядовитую Тель-Авивскую речку, выхода не было - нахлебались.

Распростившись с приставучим адвокатом, Лешка Морской вытащил из холодильника "перцовку", заел ее луковицей. И вылечился, без всякого судебного разбирательства.

А мог бы подать в суд. И получить за хвосты и яйца компенсацию в размере миллиона австралийских долларов. Но ждать судебного процесса он не хотел. Долгое это дело. А выпить хотел. Это дело быстрое, хотя и тонкое.

Потом, в благодарность за его поступок, в газете написали о Лешке Морском под рубрикой: "так поступают советские люди".

И действительно, советские люди поступают именно так. Даже в Израиле.





10.


К нам на радио звонят разные люди. По разным собственным потребностям. Все им надо узнать. И во время узнавания выйти в открытый эфир, будто они ангелы.

Кто звонит? Фамилии: Малоумная. Кривая. Непомнящая. Бесхребетная. Чужая. Каки-Оглы. Ненормальная в девичестве, по мужу Больная, после развода опять Ненормальная.

Звонят... звонят...

Не было такого, чтобы я поднял трубку с трезвонящего телефона и услышал:

- На проводе Рабинович. Здрасьте вам!

Такого не было...

Полагаю, вечно живой Рабинович остается по сей день в России, чтобы досадить тамошним жителям своей неискоренимостью. Пора поставить ему памятник при жизни. Смерти его, вероятно, никто не дождется.





11.


В Иерусалиме состоялось ограбление публичного дома. Под лозунгом: всех блядей постреляем! Бляди, услышав родную речь на домотканном языке, тут же подняли ноги вверх, сдаваясь.

Наглые насильники и бандиты были шокированы такой, непредусмотренной ими, покорностью публичного дома.

В результате, как читатели догадались, они были вовлечены в известную всем проституткам и их клиентам ловушку.

В момент оргазма все Мишки Япончики были повязаны местными сутенерами. А через пять минут повязали и сутенеров. Естественно, не представители конкурирующей фирмы, а полицейские.

После такой замечательной победы над искривлениями морали, один важный чин сказал:

"В Иерусалиме надо молиться. А не кидаться на женщин".

Но и тут заковыка. Ни грабители публичного дома, ни сутенеры этого заведения на женщин не кидались. Брали их по взаимному согласию.

А полицейские, и это достоверный факт, накинулись на них, чтобы повязать им ножки и ручки. Главное в этой истории то, что девушки поднимали от страха ножки только по той причине, что в руках у них была зажата выручка - в долларах и шекелях.

Так что простим их за незнание военных дисциплин.





12.


Хаим Бродскис, уроженец Литвы, написал в Иерусалимском Еврейском университете диссертацию о Бродском Иосифе, лауреате Нобелевской премии и почетном жителе Васильевского острова, что в Ленинграде, которого уже нет на карте.

Под грифом "СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО" сообщил: он - двоюродный брат собрата по перу. Вместе в ясли ходили, первые стихи на одном горшке слагали.

Диссертация, укорененная на яслях, не прошла медкомиссию докторов от науки израильского университета. Ходил Бродский в ясли вместе с Бродскисом или не ходил - научного подтверждения этот факт не имеет. И вчера не имел, и завтра иметь не будет.





13.


Надо рассказать и о Коле Белове. Был он хороший парень и хороший поэт. Писал о землянике, малине, сосне и березе. С чувством и свойственным лично ему талантом. Работал вахтером при заводе. Или охранником на мосту. Бывало, носил полувоенную форму. Иногда и винтовку Мосина, производства 1895 года. Со штыком. Во время Второй мировой - Трехлинейка.

Однажды в трамвае поднялся он на защиту заводской девушки, к которой пристали хулиганы с дурными наклонностями и нехорошими побуждениями. Коля был в этот момент своей жизни без винтовки и военной формы. И ему долбанули по затылку бутылкой. Бутылку, следует отметить, Коля очень уважал. Подчас смотрел в ее донышко с детским любопытством. И ему было трудно жить из-за того, что именно бутылкой, причем не распитой на троих, он получил по башке. В результате переживаний он оказался в больнице. С проломанным, в соответствии с диагнозом, черепом.

Потом бахвалился, что дырку в головушке заделали платиновой заплатой. А платина стоит - о-го-го! и тянет на несколько сотенных или на хороший гульбеж в ресторане.

Коля готов был продать доставшуюся ему задарма ценную для ювелиров заплатку. Но среди его друзей потенциальных покупателей не наблюдалось даже в кошмарном сне. Его друзья зарабатывали, как и он, не более 67 рублей в месяц. Писали стихи. И гнусно завидовали Коле. О каждом из них в час подпития можно было бы сказать: голова у него золотая. Но это метафорически, в переносном смысле. А Коля в метафорах не нуждался. Голова у него была и впрямь из драгоценного металла.





14. ПИСАТЕЛИ


Неосведомленному человеку представляется по наивности, что в уголовном мире - одни писатели.

- Или ты пишешь, или пишут тебя, - говорили эти писатели, призывая неосведомленного человека под свои уголовные знамена и вручая ему "перо". Правда, не гусиное.





15.


Дамская проза - это проза гимназистки, увлеченной первой своей любовью. Гимназистки, еще не знающей, что вскорости случится революция, затем гражданская война, что будет гимназистка эта мотаться по перегонам - от Красной армии к Белой, от Махно к Петлюре. И будет она на этих перегонах изнасилована в тифозных теплушках и красными, и белыми, и всякой прочей раскраски бандитами. И родит в умирающем времени ребенка. Неизвестно от кого. От себя - это точно. И вырастит его, и отправит на новую войну. И дождется похоронки - "смертью храбрых..." Умирающее время наконец-то умрет навсегда. А она, гимназистка, увлеченная первой своей любовью, возьмется за перо. И напишет сентиментальные строчки о гимназистке, еще не знающей, что вскорости случится революция, затем гражданская война...





16. ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ
СТАНИЧНЫЕ ИЗЫСКИ


Хорунжий Петрикеев изучал иврит. По самоучителю есаула Рабиновича. Басурманские буковки он еще не знал. Но русские выучился складывать по-еврейски. Справо-налево. И получалось! Диво - какие богатства спрятаны в недрах родной мовы, выверни ее только наизнанку. Не иначе как она, родная, в допотопные времена слямзила все таинства еврейского языка, а потом, избегая разоблачения, покатила от него в другую сторону - слева-направо.

Он сам-самолично, хорунжий Петрикеев - живой пример исторического факта. Наделен - каким? - исконно русским, родовым именем Иван. Ан, имячко-то с секретом, самых что ни на есть еврейских корней. Прочитай его, коли грамотный, справа налево - "Нави" - вырисовывается. В переводе с иврита - "пророк". Кроме того, "Иван" и слева направо - еврейских кровей. Русский же Иван, не помнящий родства, даже не подозревает, что иврит величает Иваном - ("Яван" на еврейский лад) - Грецию, одарившую славян православием.

Что же вытанцовывается из этой хитромудрии? А вытанцовывается презабавная штуковина. Считаясь для простаков-собутыльников, слабых из-за любви к мату в языкознании, примитивным одночлеником, он, хорунжий Петрикеев, на поверку - архисложный многочлен. Слева направо представляет собой величайшую страну древности, а справа налево - обитающего среди ее олив пророка. Свихнуться можно, глядя на паспорт. Не поддельным ли его величать ныне? Нет, паспорт не поддельный. Выдан согласно метрике, обмыт в курене, согласно традициям. Пили, помнится, до отключки. За этим самым столом. С папаней. Зверь-человек, из нержавеющего рудного металла выкован. Одним словом, Рудак!

"Ой!" - задышал через раз, на еврейский лад хорунжий Петрикеев, прокрутив по приставучей привычке батькино имя взад наперед. - "Кадур". На заморской еврейской мове - шар, мяч, пуля, патрон, таблетка. Как же теперь себя называть по батюшке? Таблеткович? Фу, таблетки не принимаем, душу воротит! Лучше на воинский манер - Патроновичем.

Пророк Патронович, а? Звучит! По-казацки звучит, хоть в первую сотню записывайся. Правда, казак ли он теперь, после перелицовки? Казак! Казак!!! Казак и после перелицовки, и слева направо, и справа налево - всегда к-а-з-а-к. Пусть и гутарит, представляясь станичному атаману по-заморскому - Нави Кадурович!





17. МАЛ АЛФАВИТ ДЛЯ ГАММЕРА


О, этот памятный 1965-й год! Калининград. Военный городок. Боевые стрельбы. Изнурительные марш-броски.

Но мне двадцать лет! И все - нипочем! Спортрота - нечто вроде армейской элиты, слабаков и на ружейный выстрел не подпускает.

Который раз я уже чемпион по боксу!

И... который раз я также кандидат на публикацию в молодежном журнале с многомиллионным тиражом - "Смена".

В нем уже третий год подряд НЕ ПЕЧАТАЮТ цикл моих юмористических стихов, хотя обещают. Заведующий отделом юмора и сатиры Михаил Андраша из разу в раз, каждый год надеется дать мою подборку на полосу, а то и на разворот. Но все ему что-то мешает.

По наивности и молодости я не понимал - что. А ведь впереди Первое всесоюзное совещание молодых юмористов и сатириков, куда я могу попасть после публикации в "Смене".

Но как оказаться на форуме, если Москва не печатает меня - даже в солдатской форме защитника Родины?

И вдруг письмо. Заветное. Из редакции "Смены". И когда? В декабре 1965-го... За полгода до...

Не тот ли это последний поезд, на который надо успеть, во что бы то ни стало?

Читаю.

Сначала типографский текст.

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

С М Е Н А
Литературно-художественный и общественно-политический
журнал ЦК ВЛКСМ
Издательство "ПРАВДА"
Москва, 47, 1-я ул. Ямского поля 28. Телефон 3-34-24

Далее - от руки.

Дорогой Ефим!

      С каждой вещью я вижу, что Вы талантливый автор. Несмотря на то, что мне не удалось ничего напечатать из присланного. Хорош и последний присыл. В Новом Году желаю Вам удачи. Постараюсь что-нибудь опубликовать.
      Сейчас пока - нет.

      С приветом (подпись) М. Андраша
      P.S. В вашей фамилии маловато букв для фамилии Гамеров. Ефим Гомеров, а?

Пусть русский алфавит оказался маловат для Гаммера, я все же был благодарен Михаилу Андраше за моральную поддержку, за слова "Вы талантливый автор", за все то, что открылось мне в письме, как говорится, между строк - и в этом, и в предыдущем, 1963 года.

    Письма Ефиму Гаммеру из редакции журнала "Смена" 1963 г., 1965 г.: www.era-izdat.com/smena-pism.htm
    Фотография. Ефим Гаммер, Калининград, Первомайский военный городок, спортрота, декабрь 1965 г.: www.era-izdat.com/gammer-65.htm

Я отказался от предложения изменить на русский лад свою фамилию. Не стал ни Гамеров, ни Гомеров.

И не беда, что так и не напечатался в "Смене", не попал на всесоюзное совещание молодых юмористов и сатириков, позволяющее гвардии рядовому Ефиму Гаммеру выйти в генералы, скорей всего, свадебные, от официальной литературы героической эпохи застоя.

В генералы не вышел. Но не пропал. К русскому алфавиту продолжаю относиться с тем же пиететом, что и прежде. Не добавляя ни единой буквы к своей фамилии, печатаюсь на трех континентах - в Израиле, США, Франции, Австралии, России. Под той же фамилией, но уже в качестве художника, участвую в международных выставках в Израиле, США, Канаде, Франции, Австралии, Германии, Болгарии, Латвии, с 2004 года в России.

И что удивительно, с того момента как я переехал в Израиль, фамилии моей не тесно в русском алфавите. Чувствую себя так, будто этот алфавит сшит точно по мне.





18.


Когда Бог вывел евреев из Египта, то по малости опыта общения с ними, жестоковыйными, оставил в заспиньи у невольников родину их рабовладельческую - в целости и сохранности. В виде соблазна для маловерных и искушения для слабых духом. А в пищу рабам тем, нагуливающим аппетит в пустыне, дал манну небесную. Но объелся народ на халяву небесной кормежкой и возроптал: мясо ему подавай в котлы да рыбу нильскую. В Египет его возверни, к фараону, пирамидам, кнуту и прянику. Сфинкс, видите ли, ему - народу еврейскому - понадобился. Затосковал он, понимаете ли, по сфинксу с загадочной душой его заегипетской.

Когда Бог вывел нас из Советского Союза, по гематрии, к слову, равнозначному древнему Египту, то опыта общения с нами, жестоковыйными, у Него было уже предостаточно. С присыпочкой, так сказать, из пота и соли. И Он убрал у нас в заспиньи Советский Союз, разрушил его, размолотил в песок. И оглядываться не моги. Нет для нас там ничего-ничегошеньки. Только Мавзолей с загадочной русской душой - средневолжский разлив еврейско-калмыцкого свойства. Остается - не оглядываться и надеяться на манну небесную.

Вот и надеемся... надеемся...

Вот и ждем.





19. ОТЧЕГО ВОЗНИК АНТИСЕМИТИЗМ


Нет, не оттого, что еврейский народ напрямую говорил с Богом и договорился до такой степени, что стал избранным. Нет, не оттого, что Бог после разговоров с евреями даровал им Тору, которую другие народы отказались принять. А оттого - по представлениям трудящихся, - что только евреям досталось кормиться на халяву целых сорок лет, не зарабатывая в поте лица на хлеб насущный. И чем кормиться? Не сухарями. Не костной мукой. Не собственными жилами. А манной небесной и перепелками.

Назавидуешься. Станешь тут антисемитом...





20. СЮЖЕТ ДЛЯ ФИЛЬМА УЖАСОВ


Один папуас призвался в иностранную армию. Ему выдали форму, ружье, нательный жетон с личным номером. Но какой папуас без кольца в носу? Вот он, националист папуасский, и выискал себе кольцо, приметив его на осколочной гранате.

Нос его все же отыскали. Но это уже совсем другая история. Случилась она в другой стране. В другое время. И описал ее совсем другой автор, из шинели которого вышла вся русская литература.





21. ДИССИДЕНЦИЯ


А чего я хотел? Да практически ничего. Социализма хотел, с человеческим лицом. Под лицом человеческим, думал, сущность волчью не спрячешь. Ну и... пару-тройку слов здесь, пару-тройку слов там. Разоблачал-разоблачал... Пока во имя свободы не разворотил весь Советский Союз до основания, а затем... Свободы стало навалом. А Советского Союза не стало вовсе. И разоблачать некого.

А чего я хотел? Да практически ничего. Пару-тройку слов свободных... разоблачительных... на кухне... Без огласки.

Да промашка вышла с оглаской. Третье ухо оказалось подслушивающее. Второй язык - доносительский. Вот я и вышел в разоблачители. Пару-тройку слов здесь, пару-тройку слов там. Разоблачал-разоблачал, пока не разворотил все, не разнес по камушку. Ни града отчего, ни веси, к пуповине привязанной. Ни адреса. /Помните? "Мой адрес - Советский Союз"./ А кухня? кухня? Где уж ныне кухня моя стародавняя? Маленькая, спокойная, рассчитанная на пару-тройку слов свободных, разоблачительных. В чужой стороне, в запредельном государстве обретается кухня моя. А те, кто собирался в ней втихую, по-добрососедски, раскиданы по разные берега мирового океана и копят старательно доллары, чтобы, оплатив импортные визы, вновь потолкаться на прежней своей жилплощади, туристического соблазна ради. Вдохнуть дым Отечества, горький, прекрасный и как встарь чадливый от пригоревшего масла. И ностальгически вспомнить: а чего я хотел? Платить деньги за посещение собственной квартиры? Нет, не этого я хотел. Да практически и ничего не хотел. Пару-тройку слов свободных хотел, разоблачительных. Хотел как лучше. А вышло - как всегда. И разоблачать некого.





22.


Майор Сухопутов - под большим секретом - рассказал подполковнику Васеньке историю о том, как на заре туманной юности потерял невинность. Случилось это в 16 лет - с завмагом винно-водочного магазина, который /на самом деле - которая/ был женщиной. У нее была хорошая особенность в характере. К выпитому стаканчику она всегда приплачивала по рублю на сигареты за каждый, удачно завершенный половой акт.

Майор Сухопутов рассказывал свою секретную историю достаточно громко и понятно какими словами - по причине запойной пьяни. Его признание подслушал другой герой моих произведений - Абраша Арнольдович Конь. Подслушал и донес на старого козла жене своей - Лосю, Катерине Масловне. Она и двинула по-соседски к майору Сухопутову с требованием работника налогового управления: оплатить прибавочную стоимость за потерю невинности.

Забылась девушка. От майора Сухопутова дождешься денег, как же!..

Надо доложить, назад к мужу она вернулась, будто и ее лишили невинности. Правда, в это поверить трудно, зная ее габариты и силу пудовых кулаков.





23.


"Ученые доказали..." Как часто теперь, в последнее время, мы встречаем эти слова на газетной полосе. И то они доказали, и это. Доказали, что динозавры вымерли. Доказали, что все человечество произошло от одной общей праматери, и жила она, эта праматерь, на курортном побережье Африки. Но с кем жила - неведомо. Позапамятовала, и ученым не сообщила. Доказали, что в Антарктиде наступило потепление. И там сейчас не минус сорок, а тридцать девять с половиной. Можно надевать тапочки и загорать в шезлонге.

Словом, ученые доказали и то, и это. Им с благоговением внимают. А вот, положим, настоящие открытия, истинные откровения проходят зачастую мимо просвещенного читателя газет. Их под рубрикой "Ученые доказали..." не печатают, так как эти авторы, погружаясь в научную проблематику, не всегда предварительно остепеняются. Итак: на одной планете Земля параллельно развиваются несколько взаимоубойных, хотя и разумных цивилизаций. На контакт между собой они выйти не способны из-за разности в восприятии времени. Что для человека секунда, то для микроба век. Попробуй, растолкуй ему на палочках, что дважды-два - четыре. Вымрет пять поколений микробов, пока ты доведешь свою мысль до логического конца. Их же информация доступнее и воздействует на нас скоротечно. Две палочки Коха плюс еще две палочки и получай в результате скоротечную чахотку, либо туберкулез.

Или другая цивилизация... Бабочка-однодневка. Как ей втемяшишь, бедной, в булавочную ее головку, что сначала она была гусеницей, потом куколкой, и лишь затем, под занавес жизни, превратилась в красу ненаглядную. Как ей втемяшишь, когда ей яйца откладывать охота. А когда она к тебе со своей скоротечной информацией, ты ее в виде гусеницы - на крючок и к рыбке, а в подобии куколки - на корм свиньям. А в образе королевы воздушного бала - на иголочку и под стекло, для украшения коллекции, едят ее мухи!

Накалывая бабочку, мы и не догадываемся, что на острие иголочки торчит ответ на извечный вопрос: почему никак не сыскать нам братьев по разуму. Да просто потому, что живем мы в разных временных пластах. Что для нас минутная забава с иголочкой, то для бабочки - муки вечные. А вы говорите: "ученые доказали..." Вчера они доказали, что при бросании угля в топку можно двигать паровоз. А сегодня доказали, что при том же сгорании угля в атмосферу выбрасываются потоки углекислого газа, которые создают парниковый эффект. Это по-научному - "эффект", а по-простому - создают они душегубку. Доказали то, доказали это. А ты живи с этими доказательствами и не рыпайся. А то докажут, что и тебя никогда не было на свете, а была вместо тебя всего лишь толика Божественного сознания, вовлеченная при реинкарнациях в разные телесные оболочки. Чаще человечьи, а иногда... Ох, не накалывай, человек, бабочку на иголочку. Ты ведь еще не знаешь, кем потом возродишься...





24. ИЗ ИСТОРИИ РУССКОЯЗЫЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ИЗРАИЛЕ


Сегодня, глядя из Иерусалима 2005-го года - в год 1982-й, я публикую в Интернете совершенно несекретную переписку моего литературного героя Васьки Брыкина, проживающего в книге "Круговерть комаров над стоячим болотом", с Главным редактором - в тот исторический период - израильского литературного журнала "22" Рафаилом Нудельманом.

Васька Брыкин появился на свет в 1979 году после приятельского разговора с Яшей Цигельманом, когда он, член редколлегии журнала "22", сказал мне, что их элитарное издание обладает якобы "правом первой ночи". В переводе с языка крепостных литераторов это значило, что авторы как бы обязаны предоставлять журналу каждую свою новую вещь. Этакая рабская зависимость, согласитесь, закрывала перед ними двери иных, не менее уважаемых изданий. К тому же, опять-таки согласитесь, не очень приятно предлагать в другое уважаемое издание произведение, уже забракованное кем-то, не менее умным и авторитетным.

Тут меня и осенило: вам нужны писатели, знающие только один адрес? Пожалуйста, получите.

И народившийся экспромтом, но при том вполне доношенный "верный человек и живой роман" Васька Брыкин, усланный мной в провинциальный Кирьят-Гат к моей бабушке Иде Вербовской - для более тяжкого прохождения в мир столичной литературы, начал с 1979 года регулярно высылать по почте свои новые произведения в журнал "22" Рафаилу Нудельману.

В результате творческого соревнования с братьями Жемчужниковыми и графом Толстым, то ли папами, то ли мамами Козьмы Пруткова, под моим неунывающим пером возник первый на русскоязычной улице Израиля диссидентский роман в эпистолярном жанре, приписываемый мною Ваське Брыкину.

На его появление в свет Рафаил Нудельман откликнулся стихами, достойными бунтарского духа моего героя. Вот они:

"Вася Брыкин - это гений
Выше всех определений!
Как Эйнштейн во время оно
Ниспроверг он все каноны,
Создал новый тип романа,
И за то ему осанна!"

Итак, время назад!

Книга Ефима Гаммера
"Круговерть комаров над стоячим болотом"
(Иерусалим, 1982):
www.era-izdat.com/krugovert.htm
Журнал Васьки Брыкина
"Фаршированные крылья Пегаса":
www.era-izdat.com/brikin.htm
Засыл первый:
www.era-izdat.com/zasil1.htm
Засыл четвертый:
www.era-izdat.com/zasil4.htm
Засыл седьмой:
www.era-izdat.com/zasil7.htm
Премия Рона:
www.era-izdat.com/premia.htm

Сразу же после издания в 1982 году "Круговерти комаров над стоячим болотом" и небывалого успеха этой книги о Ваське Брыкине, верном человеке и живом романе, русском по паспорту в России и еврее по Галахе в Израиле, я получил напечатанное на машинке через один интервал, на бланке журнала "22", стихотворное послание Рафаила Нудельмана, стилизованное под штиль моего литературного героя.

Публикуется впервые - библиографическая редкость!

Друг Вася!

Получивши опус твой,
Спешу поздравить, дорогой!

Выпустить такую книгу -
Не властям в кармане фигу
Показать, как все мы "там"
Норовили "тем" властям.
Полагаю, что пророк
Все же прав был, что изрек.
Хоть и вычеркнул ты, Вася,
Я с Игнатием согласен:
Быть тебе лауреатом,
Знаменитым и богатым,
И тебя прославит хором
Весь писательский наш форум.
(Даже те, кто по злобе
Позавидует тебе.
Есть еще такие, Вася,
В эмигрантской нашей массе).
И врагам твоим назло
Потечет к тебе в Гило
Полноводною рекой
Чек на опус новый твой.
Шаг свершил ты эпохальный,
Хоть кому-то и нахальным
Показаться может он.
Как? - вскричит он, уязвлен -
Это ж не литература,
А безумная халтура!
Ты на эти злопыханья,
Вась, не обращай вниманья:
Хоть и нету чувства ниже -
Зависть, Вася, миром движет!
Так что, может, и завистник
Что-нибудь в отместку тиснет,
А ему в ответ другой
Клеветон напишет свой -
И начнется литпроцесс:
"Кто кого сильней уест!"
Я ж, от зависти свободен,
Говорю при всем народе:
Вася Брыкин - это гений,
Выше всех определений!
Как Эйнштейн во время оно,
Ниспроверг он все каноны,
Создал новый тип романа,
И за то ему - осанна!
Вот он, грянул, наш Мессия -
Брыкин-Гаммер из России!

Вася, остаюсь в надежде,
Что напишешь мне, как прежде,
Не взирая на роман.
Остаюся, Нудельман.

Получив полное признание, Васька Брыкин тут же откликнулся литературной премией Рона, которой на равных были удостоены личный его оппонент Рафаил Нудельман и личный его автор Ефим Гаммер, то бишь я. В денежном эквиваленте премия составляла всего пятьдесят долларов, больше у Васьки даже после сдачи бутылок в утиль не оказалось. Однако и пятьдесят долларов - деньги, в особенности, если вручены с Почетным Дипломом лауреата, изготовленным собственноручно. В сопровождении Васькиных стихов на случай:

Раз осанна, так осанна -
петь и я умею то ж.
Рафаилу Нудельману
отдаю последний грош,
ибо он своей осанной
очень в сердце Васьки вхож.

По-простецки, рад я, Рафа,
что добился ныне права
быть отмеченным тобой.
Руку жму, как прежде, правой,
и готов, как прежде, славой
поделиться, я - такой!
И редакторское кресло,
если станет мне в нем тесно,
мог бы, Рафа, уступить.
Но ведь ты, заметь-ка честно,
на мое не сел бы место.
Так что... Так тому и быть -
на Парнас тропой болезной
будем вместе восходить.

Ты условие исполнил.
Стих прислал. При свете молний
я его читал. Уверен,
ты достоин всяких премий.
Но учти, во время оно,
лучше нет, чем... точно... Рона!..

МЕЖДУНАРОДНАЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ
ПРЕМИЯ РОНА
лауреаты (по алфавиту)
Е. ГАММЕР
Р. НУДЕЛЬМАН
3 марта 1983 года:
www.era-izdat.com/premia-rona.htm




25. ВЫГОДНО ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ


Ученые доказали, что актеры, получившие Оскара, живут на 4-6 лет больше, чем обойденные в славе собратья по вредной для здоровья профессии. И с художниками, доказали ученые, та же история. И со спортсменами. И даже с самими учеными, доказали ученые. Лауреаты - живут, а все остальные - пробуют. И если не получается, преждевременно умирают.

Но самый разительный эффект, доказали ученые, проявляется в среде писателей. Премированные живут лет на десять дольше своих завистливых конкурентов. И не бегают к врачам, не пьют лекарства, не заботятся о давлении крови. Живут!

Получается, подумал я о геронтологии, стоит мне получить Нобелевскую, положим, премию, и я переживу всех губителей моего таланта, тем более, что издательские сроки рассчитаны на бессмертие автора. Так отчего же не получить "Нобелевку", когда это выгодно для здоровья и увеличивает прожиточный минимум? Да, лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Спасибо ученым за их доказательства.






© Ефим Гаммер, 2005-2017.
© Сетевая Словесность, 2005-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Тридцать минут до центра Чикаго [Он прилежно желал родителям спокойной ночи, плотно закрывал дверь в зрительный зал, тушил свет и располагался у окна. Летом распахивал его и забирался...] Сергей Славнов: Шуба-дуба блюз [чтоб отгонять ворон от твоих черешней, / чтоб разгонять тоску о любви вчерашней / и дребезжать в окошке в ночи кромешной / для тебя: шуба-дуба-ду...] Юрий Толочко: Будто Будда [Моя любовь перетекает / из строчки в строчку, / как по трубочкам - / водопровод чувств...] Владимир Матиевский (1952-1985): Зоологический сад [Едва ли возможно определить сущность человека одной фразой. Однако, если личность очерчена резко и ярко, появляется хотя бы вероятность существования...] Владимир Алейников: Пять петербургских историй ["Петербург и питерские люди: Сергей Довлатов, Витя Кривулин, Костя Кузьминский, Андрей Битов, Володя Эрль, Саша Миронов, Миша Шемякин, Иосиф Бродский...]
Словесность