Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Читательский выбор 2001

Очерки и эссе:
Дмитрий Горчев



ПРОЩАНИЕ  С  ПОКЕМОНАМИ


"Геликон Плюс", СПб, 2001
[Заказать книгу]

Впервые опубликовано
в журнале "Терабайт",
СПб, 2001 г.


Мы забыли покемонов.

Мы разъехались летом кто куда, а покемоны дожидались нас в своих пыльных покеболах, вздыхали, разминали затекшие крылья, рога и плавники, ждали осени.

Но осенью Константин Эрнст приказал общероссийскому телевидению больше никогда не показывать покемонов, потому что к нему приходил Страшный Мастер Телепузиков, скрежетал зубами, гнул кочергу, щелкал плеткой-семихвосткой и обещал всех поджечь, если по общероссийскому телевидению еще раз покажут хотя бы одного покемона. И перепуганный Константин Эрнст кивал головой: да-да, конечно, мне и самому эти покемоны не очень, знаете ли, вот другое дело Телепузики, да-да.

И мы стали смотреть Телепузиков и читать журнал Ом, а покемонов забыли, как забыли когда-то передачу Будильник и журнал Моделист-Конструктор, из которого можно было вырезать бумажную космическую станцию Салют с крылышками, солнечными батареями и переходным отсеком для пристыковки грузового корабля Прогресс с посылками для космонавтов.



На самом деле про покемонов теперь уже никто ничего толком не помнит. Например, все думают, что покемонов придумали японцы. Это совершеннейшее вранье. Японцы за последнюю тысячу лет придумали только чайную церемонию и несколько хайку, а все остальное: роботов, автомобиль Хонда и Сони-Плэйстэйшн они просто довели до ума. Японцы именно тем и знамениты, что все могут довести до ума, даже если вы им дадите автомобиль Таврия, они и его до ума доведут.



А тут однажды прочитал один японец книжку про чебурашку, ничего не понял, конечно, потому что ни один японец по-русски читать не умеет, им по-русски читать не нужно, по-русски все равно ничего хорошего не напишут, зато очень уж ему понравились картинка: не мышонок, не лягушка, а что-то составное как робот-трансформер, который у японцев почитается за наиглавнейшую японскую ценность.

Отнес этот японец картинку в компанию Нинтендо, там все от радости низко друг другу поклонились, и через две недели все Сеги цивилизованного и даже не очень цивилизованного мира уже показывали игрушку про сто пятьдесят одну модификацию Чебурашки. Через месяц - уже двести пятьдесят одну. На этом Нинтендо остановилась, потому что число 251 - это последнее число, которое изучают в японских школах. Им дальше считать не нужно, за них компьютеры все остальное считают.



Если бы писатель Эдуард Успенский был японцем, он бы никогда не придумал Чебурашку. Но если бы он сначала придумал Чебурашку, а потом сразу стал японцем, он бы придумал двести пятьдесят одного покемона гораздо раньше, чем Нинтендо, и сидел бы сейчас на собственном острове в самой середине самого Средиземного моря, и звонил бы ему Билл Гейтс, чтобы перехватить пару миллиардов до пятницы. А писатель Эдуард Успенский отвечал бы ему, что без проблем, хоть до следующего вторника. А Билл Гейтс дал бы ему за это Секретную Версию Виндоуз, которая НИКОГДА не виснет. И писатель Эдуард Успенский раздал бы эту версию всем своим друзьям и знакомым, а те - своим друзьям и знакомым, и скоро у всех у нас была бы такая Секретная Версия, и всем было бы Счастье, кроме линуксоидов, которые все бы лопнули от злости.

А вместо этого писатель Эдуард Успенский забросил Чебурашку и начал сочинять истории про Простоквашино, и теперь вынужден вести по телевизору передачу "В нашу гавань заходили корабли", чтобы хоть как-то свести концы с концами. А все Счастье досталось Нинтендо и братьям Уорнерам, которые и раньше не очень бедствовали.

Но мы больше не будем говорить на эту печальную тему, а вместо этого поговорим немного о собственно покемонах.



Что такое покемон?

Этого не знает никто, даже те, кто их придумал. Покемоны бывают твердые, жидкие, газообразные, липкие, ядовитые, электрические, паровые, кирпичные и вообще несуществующие.

Поставим вопрос по-другому: какими свойствами должно обладать некое существо, чтобы его можно было причислить к покемонам? Ответ: такое существо не должно иметь точного аналога в живой природе. Например, обыкновенный зайчик покемоном не является. Но тот же зайчик ярко-желтого цвета, способный бить током, как электрический скат, уже называется покемоном Пикачу.

Рецепт изготовления покемонов необычайно прост: нужно пойти в детский мир, купить там два-три десятка разнообразных зверушек, принести их домой, аккуратно оборвать всем лапы, головы и хвосты, сложить это все в достаточно большой мешок и энергично встряхнуть. Затем из случайного набора частей собрать нужное число покемонов. Покрасить покемонов в неестественные цвета и дать им любые пришедшие в голову названия, желательно труднопроизносимые.

Более того, даже всего вышеперечисленного делать не обязательно.

Берем Крокодила Гену, который покемоном еще не является, и вкручиваем ему в лоб лампочку. Или будильник, это несущественно. Называем полученное существо Генокрок. Почти готово. Остался еще один пустяк, но о нем чуть ниже.



Первоначально предполагалось, что покемоны - это карточная игра, и возможно, в Японии так оно и есть. Но наши дети, как известно, уже много веков играют только в две карточные игры: в подкидного дурака и в пьяницу, хотя повзрослев, некоторые начинают играть в преферанс, а другие дети, которые так и не перестали быть бандитами, играют в тюрьме в очко и другие преступные игры. Но даже самый заядлый преферансист или карточный шулер вряд ли когда-нибудь сможет запомнить, сколько Чармандеров побивают одного Бульбазавра, и в кого они потом все превращаются.

Поэтому наши дети стали любить покемонов просто как живых существ. Благо, японцы постарались наплодить покемонов на любой вкус: для девочек - разнообразных полузайчиков и почти рыбок, а для вечно воинственных мальчиков - боевых драконов и расчленителей с бритвами.

Здесь мы подходим к еще одному важному свойству покемонов: каждый покемон непременно должен обладать четырьмя тактико-техническими параметрами, а именно: ТИП, РОСТ, ВЕС и ПРЕВРАЩЕНИЯ. Все эти параметры должны быть как можно более нелепыми.



Например, чтобы сделать из ранее изготовленного нами Генокрока настоящего полноценного покемона, мы должны написать:

ПОКЕМОН ГЕНОКРОК

ТИП: ненормальный/насекомое
РОСТ: 7 м
ВЕС: 0,02 кг
ПРЕВРАЩЕНИЯ: ГЕНОКРОК-КРОКОГЕН-ГЕНОДИЛ

Вот теперь точно готово.



Для мальчиков изучение таких характеристик может быть не менее увлекательным, чем изучение боевых показателей пистолета Макарова или самоходной установки Фердинанд. Многие мальчики сочинили своих покемонов с более подробными, чем у Нинтендо, спецификациями. В качество примера, можно привести здесь описание покемона, придуманного мальчиком Павликом Афанасьевым из Франции (орфография сохранена, простим ее французскому мальчику):



Вот, в сущности, и все, что можно сказать вслед ушедшим покемонам.



И, как говорят в сказках и мультфильмах, на этом история с покемонами вполне могла бы и закончиться, но однажды писатель Александр Житинский, который раньше писал нормальные повести и даже романы и, более того, был как-то связан с рок-движением, вдруг решил провести над покемонами довольно рискованную операцию: а именно, превратить их обратно в чебурашек.

То есть, взять эти, в большинстве своем, недоделанные чурбаны и обрубки и попытаться придать им какие-то человеческие черты. Ну, хоть чуть-чуть, а то даже смотреть на них неприятно. Более того, он попросил автора этих строк попробовать этих покемонов как-то изобразить.

Покемоны получились разные: похуже и получше, полезные и вредные, неизвестно кому нужные и просто душераздирающие. На одних были изведены все особые приметы друзей, знакомых и родственников, на других, по рекомендации Булата Окуджавы, надергивались нитки из собственной судьбы. Те, на которых не хватило уже ничего, были просто выдуманы из головы.

Пусть будут. Кто-то должен был зафиксировать факт кратковременного пребывания этих существ на нашей планете, не Нинтендо же этим будет заниматься. Плевать этому Нинтендо на все на свете, кроме драгоценного своего копирайта, за который они запросто отца родного задушат.



И на этом уже окончательно всё, дорогие мальчики и девочки.

Дмитрий Горчев  






Из полной энциклопедии покемонов
текст А. Житинского, рисунки Дм. Горчева


СКВИРТЛ

Сквиртл   

С симпатичным маленьким Сквиртлом обычно работают начинающие дрессировщики. Тренировать его непросто, потому что у Сквиртла нет ушей, и он не слышит команд. Питается дождевыми червями и головастиками, которых ловит в пруду.

Сквиртл такой мирный, что просто удивительно, как из него получаются потом свирепые Вартортл и Бластойз. Он не кусается, потому что зубов у него тоже нет. Любит отгадывать кроссворды и ребусы, охотно занимается фотографией, но больше всего любит смотреть телевизор, лежа на дне аквариума и глядя сквозь толстое стекло своими круглыми блестящими глазами.

Голос у него хриплый и грубый, что выдает в нем будущего драчуна и разбойника.




ВАРТОРТЛ

Вартортл   

Как только у Сквиртла отрастают уши, он становится Вартортлом - существом совсем иного характера, поведения и даже образования - вот что удивительно!

Вартортл задирист, злобен, мстителен. Если на улице драка, там обязательно один или два Вартортла, потом полиция, суд, тюрьма.

По статистике каждый второй Вартортл попадает в тюрьму за хулиганство. А каждый первый состоит на учете в полиции.

Тем не менее, работать с этими сообразительными и дерзкими покемонами интересно. К тому же они прекрасно плавают и стреляют из всех видов стрелкового оружия. Пусть вас не смущает даже то, что Вартортлы довольно часто нападают на собственных хозяев, потому что характер у них мерзейший.




КАКУНА

Какуна   

Какуна - это личинка весом в десять килограммов, абсолютно неподвижная и с виду безжизненная.

Она покрыта твердым панцирем, защищающим Какуну от хищников.

Какунами усеяны поля китайской провинции Силуцзян. Крестьяне собирают Какун и делают из них целебный напиток Каку-калу, помогающий при болезнях желудка. Из твердых панцирей изготовляют пуговицы и украшения.

Нужно быть осторожным в июле, когда Какуны превращаются в злых пчел Бидриллов. Это происходит внезапно в виде взрыва. Лопается панцирь, и оттуда с жутким воем выползает голодный Бидрилл. Если не удастся сразу огреть его лопатой, нужно бежать в дом или же прыгать в ближайший пруд или реку.




КАТЕРПАЙ

Катерпай   

Эта зеленая гусеница величиной с огурец - самый бесполезный из покемонов. Катерпай не летает, не плавает, не бегает, не стреляет и не плюется огнем. Он ползает.

Однако ошибочно думать, что он совсем не нужен. У него в голове есть мысли, иногда очень здравые и неожиданные. Однажды он поразил сообщество покемонов простым вопросом: "Зачем мы?" Этот вопрос он задал по телевидению.

И сам себе ответил: "Незачем!"

После чего уполз щипать листья папоротника.

Очень вдумчив. Среди его друзей можно найти учителей пения, водопроводчиков и солдат срочной службы. Друзья любят спрашивать у Катерпая, как жить, и он всем отвечает. И всем разное, вот что ценно.




МЕТАПОД

Метапод   

К зиме Катерпай сворачивается в большой зеленый кулек и ненадолго превращается в Метапода. По существу, от него остаются одни глаза и небольшой нос, впрочем, без ноздрей. Метапод не дышит и не ест. Он просто ждет превращения в бабочку Баттерфри. И думает о чем-то своем.

Опытные хозяева вешают Метаподов гроздьями над печкой или батареей отопления, чтобы они быстрее созрели. Однако это мучительно для Метаподов. Они потеют и страдают, это видно по глазам.

Лучше всего положить Метапода под кровать и забыть о нем до весны. А весной, в первый солнечный день, вдруг увидеть, как из под кровати выпрыгнет увесистая бабочка Баттерфри размерами с телевизор и плюхнется на подоконник, нежась от теплого солнца.




ГОЛБАТ

Голбат   

Как летает этот странный покемон - непонятно, ибо размерами он, как Зубат, а весит, как добрая свинья. Он тяжело машет перепонками, пьет кровь, раздувается, бродит по пещере, волоча крылья... Короче, опускается, никому не интересен - ни журналистам, ни сотрудникам милиции.

Часто вспоминает молодость, когда был боевым Зубатом и мог выпить три ведра крови. Наверное, врет, но проверять эти факты никому неохота.

В сущности, его жалко, когда он бредет в темноте пещеры, никому ненужный, пропивший свою молодость кровью, и тихо хрипит свою любимую песню:

Голбат, батяня! Батяня Голбат,
Ты крылья не прятал за спины ребят...

Хотя какие спины ребят? Ребят в пещерах отродясь не бывало, одни туристы.




ГЛУМ

Глум   

Если листья на голове Оддиша регулярно поливать раствором марганцовки, из них вырастают грибы, похожие на "чертову перечницу", а сам Оддиш становится Глумом.

Глум, как и следует ожидать, глумится над окружающими, за что часто бывает бит. Побитый Глум слоняется по улицам, плачет, жалуется на судьбу, хотя во всем виноват сам.

Большинство Глумов пишет стихи, для этой цели у них есть маленькие руки. Стихи плохие, к тому же на японском языке, который мало кто понимает. Ведь Глумы живут в Америке, а не в Японии, потому что каждый Оддиш, ставший Глумом, стремится уехать в Америку.

Из "чертовой перечницы" Глумов американцы делают острый соус Tabasсo. Есть его нельзя.



© Дмитрий Горчев, 2001-2014.
© Терабайт, 2001-2014.
© Сетевая Словесность, 2001-2014.






 
 

создание интернет магазина

www.trendline.in.ua

ОБЪЯВЛЕНИЯ
ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Николай Шатров (1929-1977): Стихотворения [Когда уйду с земли, то вы, друзья живые, / Пишите на холме, где кости я сложил: / "Здесь человек зарыт, он так любил Россию, / Как, может быть,...] Ян Пробштейн: Неприкаянный покой (О поэзии Николая Шатрова) [Николай Шатров (1929-1977) жил трудно, а писал легко и естественно - так дышат, так птицы летают: "Но ребра под кожей сам Бог натянул/Земле неизвестною...] Михаил Ковсан: Вороненок [Тиберию Александру, которого Веспасиан оставил при сыне, было тоскливо, тягостно, ему нездоровилось. Точно так, когда слухи дошли о победах, и он в календы...] Семён Каминский: Чистая душа [Вячеславу Павловичу так хотелось найти и крепко, навсегда, полюбить чистую душу - просто сил не было, как хотелось. И тут ему подвернулась Зиночка - случайно...] Евгений Морозов: Реальность травы [В поцелуях, пинках и рывках промышляя сохранность, / поверяя себя на излом и привычность к ярму, / ненавидя столетнюю явь и минутную данность, / ...] Андрей Бычков: На погребальных кострах [Раздвинув ноги и раскинув крылья, вычистив колеса на ботинках и поправив алый воротничок зари, он сел и быстро неподвижно побежал, взбалтывая кефир в...] Джунот Диаз: Короткая чудесная жизнь Оскара Вао [Говорят, пришло из Африки, в стонах рабов, стало смертельным проклятьем у Таинов, вышло наружу как раз тогда, когда один мир ушел в небытие и начался...] Александр Коломийцев: Служители богов [Волхв Кологрив воду в Русе мутит. Жители не в церковь Христову, а к нему кажен день бегают, кто с хворями, кто за советами...] Сергей Лебедев: Крошечка-хаврошечка издательского мира ("Коровакниги": опыт некоммерческого продвижения хорошей литературы) [За вот уже десятилетие своего существования в истории "Коровакниги" случалось всякое - и громкая для этого очень маленького издательства слава, и даже...] Сергей Славнов: Письма Бланш от лейтенанта Бенца [Покуда город гудит и воет, / и жизнь по кругу ведет иглу, / нас всех играет над мостовою / джаз на Кузнецком, здесь на углу...]