Словесность

[ Оглавление ]




КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ВЕТРА  ВРЕМЕНИ


Город. Дороги. Сотни зданий и улиц. Тысячи людей. Тысячи незнакомых судеб и лиц. Миллионы шагов, взглядов, мыслей, затерявшихся на необъятных пространствах истории, уносимых ветрами времени. Перемешавшиеся слова, крики, звонкий смех и тягостные вздохи. Одно сменяет другое бесконечное количество раз: и вновь повторяются забытые трагедии, нечаянные встречи; жаркие объятия и безотрадные горести. Едва слышна вкрадчивая поступь одиночества, то и дело забредающего в высокие двери квартир; там же озорной детский топот, стремительные шаги молодости и степенная походка зрелости; чудо рождения и скорбь разлуки. И бесконечное количество раз сменяется день ночью, а ночь - днем; играет музыка и гудят автомобили; шелестят листья парков, и, храня свою тайну, молчат камни мостовых.

На огромные клокочущие проспекты центра, в захолустья окраин задувают ветра времени пыль, песок; рушат ветхое и едва стоящее; уносят людские дела и жизни; наполняют воздухом паруса новых чувств, идей, судеб. И в каждом переулке, в каждой щели дверей и окон, если прислушаться, различим их свист. То грозно завывающими вихрями крушат они все на своем пути, то ласкают нежным дуновением, принося аромат распускающихся цветов.

По перрону шли двое, рассекая дрожащую пелену тёплого летнего воздуха. Слышались отдаленные гудки поездов. Размеренно постукивали каблуки женских туфель. По громкой связи что-то бубнил диспетчер.

- Может мне завтра приехать? Ты устала, наверное?

- Нет - нет! Никуда ты не поедешь! Ты чего?! Я и вещи уже в гостинице оставила. Господи, сколько лет мы не виделись... Лишь эти скупые письма!

- Да, ты права, Лена... Елена Павловна... Время, как вода, течет. Отца уже шесть лет как не стало... Катенька моя через год в школу пойдет!

- И не говори! Летит время! Как ветер, проносится... Оглянуться, брат, не успеем, а уж состаримся: вся жизнь словно миг.

- Ну ла-адно, начали тоже "за упокой"! Айда в кафе! Встречу отметим. Расскажешь хоть, где ты сейчас, чем занимаешься, как живешь.

- Пошли, Костик!

Громкоголосые улицы мало-помалу пустели. Неспешно, под аккомпанемент зеленой листвы, разливалась по дворам и аллеям вечерняя прохлада.

В высоких веерных окнах кафе переливался красный закат августовского солнца. Пара сидела за уютно убранным столиком. Брат все говорил, временами улыбаясь и размашисто жестикулируя. Лена смеялась, и её задорный смех отзвуками наполнял пространство зала. То, вдруг, оба грустнели: начинали что-то вспоминать. Костя дрожащими руками закуривал. Ленины глаза наливались слезами: плакала, обнимала брата.

Торопливо пробегая, звенели посудой официанты. За окном уже опустилась темень. Звучала легкая плавная мелодия. Костя махнул рукой бармену:

- Будьте добры, нам ещё по чашечке кофе. И коньяку повторите, пожалуйста!

- Кость, а ты всё в библиотеках сидишь?

- Да я, Лен, защищусь, вот, через пару месяцев, а потом меня в этих библиотеках днем с огнем не сыщешь! Что хихикаешь?! Пра-авда!

- Да ну тебя! Сколько помню, всё сидел - читал!

- Нет, Лен, - хватит - завязываю! Семья! Защититься-то надо: платят мало... А ты, всё флиртуешь, небось?

- Ко-ость!

- Да ладно, уж я-то тебя знаю!

- Да, флиртую всё! Не хочу замуж... Не хочу свободу терять, вот и флиртую! И, знаешь, не могу понять, как можно жить этой вашей семейной жизнью: скукота ведь! Скукотиш-ша! Не для меня это...

- Лен, а ты-ы... Ты чувствуешь... счастье?

- Нет, Костя... А ты?

- И я, Лен, не чувствую...

- А его и не должно быть...Ты ж умный человек: сам все понимаешь... Общие слова, да и только... Разве мало тебе самой жизни?!

- А детей-то будешь заводить? Хочешь?

- Нет... Не хочу...

- Ну ведь, есть же, наверное, в тебе желание продлить в чем-то свою жизнь?! След оставить?! Создать что-то?! Я вот все с книгами возился, думал написать что-нибудь: останется, после меня прочтут... А сейчас понял - глупо всё это... Сухи книги, начетничество одно...

- Нет... Я всегда знала, что моя жизнь пройдет незаметно. Не вижу причин напрягаться. Зачем?! Да и свобода, сво-бо-да... Ни на что её не променяю!

- Э-эх, Леночка, свобода - она, как счастье... То ли есть, то ли нет: словно туман над озером... Если б только суметь избежать всех этих странных и громких слов! Знаешь, с годами мне все чаще не дает покоя одна жуткая мысль... Очень страшно для человека - никогда не суметь вырваться за рамки собственных ограничений, ... ещё страшнее - так и не суметь понять, в чем именно они состояли...

- Да, Костя... Сколько не пытайся понять, почти наверняка - ошибешься...

Официант принес кофе с коньяком. Костя показывал фотографию дочки, Катеньки. Родителей вспомнили. Шутили, смеялись. Никак не могли наговориться...

Ушли только под утро. Светало. Перекрестки и тротуары наполнялись спешащими людьми: кто - куда. Кто - энергично и размашисто, кто - с пустым поникшим взором, кто - сонно глазея по сторонам. Отблескивая, проносились завывающие автомобили. Город просыпался, перелистывая календарь своей жизни.

И каждую минуту, каждый день, подхватив, уносил ветер...




© Григорий Ермолаев, 2014-2016.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2016.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Константин Стешик: Рассказы [Умоляю вас, никогда не забывайте закрывать входную дверь в квартиру! Слышите? Никогда! Я знаю, о чём говорю, потому что это именно я тот, кто однажды...] Семён Каминский: Пицца-гёрл [Сначала вместе с негромкой музыкой появлялась она - в чёрном трико, очаровательная, тоненькая, с большими накладными ресницами...] Борис Кутенков: На критическом ипподроме [Полемика со статьей Инны Булкиной "Критика.ru" ("Знамя", 2016, N5) о состоянии жанра литературной критики в настоящее время.] Владимир Алейников: Лето 65 [Собиратели пляшут калеча / кругозор предназначен другим / нас волнует значение речи / и торжественный паводок зим] Алексей Морозов (1973-2005): Стихотворения [Не покидая некоторых мест, / кормиться тем, что вьюга не доест. / Сидеть в кустах, которыми она кустится. / И оборвать её цветок. / И отнести...] Айдар Сахибзадинов: Три рассказа [Конечно, расскажи я об этом в обществе, надо мной посмеются. Есть у меня странности, от которых не могу избавиться. Это, наверное, душа болит и получается...] Владимир Гольдштейн: Душевная история [Неужели в аду есть дурдом?! Или в раю?.. У Моуди об этом ничего нет... Не-а, наверное, это я сама тронулась... От пережитого...] Максим Алпатов: Мгновения едкий свист (О книге Александра Бугрова "Стихотворения") [Пока поэт не прищурится, музыки не будет. Его задача - сфокусировать оптику на неслышимых, неосязаемых явлениях и буквально заставить их существовать...] Любовь Колесник: Тебе не может больно быть. Ты слово... [Проходя по земле, каблуками целуя асфальт, / из которого лезет случайно посеянный тополь, / понимаю - мне не о ком плакать и некого звать / на отдельно...] Андрей Баранов: Тринадцать стихотворений [Здесь жизни прожитой страницы. / Когда-то думалось - сгодится / всё это, как крыло для птицы, / но не сгодилось никуда...]
Словесность