Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ИСТОРИЯ  ОДНОЙ  СТРАСТИ

(Пьеса по мотивам романа Стефана Цвейга "Мария Стюарт")


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Королева Мария
Принц Генрих (муж королевы)
Граф Ленокс (отец принца Генриха)
Эрлин (кузина Генриха)
Джеймс Босуэл (главнокомандующий вооруженными силами)
Доктор

Действие 1-ое

(Сцена разделена на две части. Свет включается поочередно. В одной части сцены комната. В комнате на постели лежит принц Генрих, рядом кузина и доктор.)

Эрлин (наклоняется к больному): Кажется, жар утих и взгляд прояснился. Генрих, вы меня узнаете? Мне кажется, что болезнь отступает?

Доктор (подходит к постели больного): Да, нынче его высочеству получше, похоже, что наши с Вами усилия не прошли даром. А Вы, Эрлин, отличная помощница врачу. Когда принц выздоровеет, то будет Вашим должником.

Эрлин: О чем Вы доктор? Бессонные ночи у постели тяжело больного Генриха, возможность ухаживать за ним и облегчать его страдания для меня в радость, скорее я должна его благодарить за предоставленную мне возможность быть хоть в чем-то полезной ему.

Доктор: О, юная прелестная Эрлин! Опасно влюбляться в женатых мужчин.

Эрлин: Не пытайтесь меня смутить, доктор. Мы с принцем вместе росли. Нас связывает наша детская дружба. Хотя, не скрою, он вызывал во мне чувства более глубокие, чем дружба. И не удивительно, ведь Генрих очень хорош собой. Высокий, широкоплечий, с таким красивым нежным, почти женским лицом.

Доктор: Да... Боюсь только, что шрамы от оспы могут остаться.

Эрлин: Это пустяки. Шрамы его не испортят. Его несчастье в другом. Я могу говорить с Вами откровенно, потому что ни для кого не секрет, в каком он сейчас оказался положении. Когда он восемнадцатилетним мальчиком женился на королеве Марии, я горько плакала оттого, что расстаюсь с ним. Но в то же время и радовалась за него, и гордилась им. И что же - прошло всего несколько месяцев - и его супруга разлюбила его, и отвернулась от него. Нет, я не понимаю. Ну, хорошо, он наскучил ей, но она могла бы сохранять внешнее приличие. Так нет же! Она открыто высказывает ему свое пренебрежение, презрение, холодность, почти враждебность. И ее отношение сразу передалось лордам, баронам, всему двору, народу. И принц, которому по его положению надлежит повелевать и править - по ее милости - всеми гоним, унижен, одинок. Он стал чужим среди чужих в собственной стране.

Доктор: Да положение принца не завидное в настоящее время.

Эрлин: Оно таково, что он решился уехать. Но она не дала ему этого сделать. Лестью, лаской, лживыми посулами удержала она его возле себя. А дальше хуже. И он, и его родные чувствуют, что есть угроза самой его жизни. Потому он укрылся в хорошо защищенном доме своего отца. И главное преимущество, что рядом с домом гавань, в которой стоит корабль, готовый в любую минуту принять его высочество на свой борт и увезти из этой мрачной нищей страны к другим берегам.

Доктор: Да, да... это грустно...

Эрлин: И эта его болезнь... С одной стороны мы все беспокоимся о его здоровье, а с другой - это удобный предлог, чтобы ему не выходить из дому дни, месяцы...

(Слышен громкий стук, голоса. Входит взволнованный граф Ленокс)

Доктор: Что сучилось?

Граф: У ворот королева со своей свитой. Она хочет видеть Генриха?!

Доктор: И что?

Граф: Зачем он ей понадобился! Она столько месяцев избегала встреч с ним и вдруг приехала? Что ей нужно?!

Доктор: Возможно, что это искренняя обеспокоенность его здоровьем?

Граф: Это исключено. Каждый раз, как эта женщина искала с ним примирения, она преследовала свою своекорыстную цель, после достижения которой его положение лишь ухудшалось.

Доктор: Но Вы не можете запретить ей увидеться с принцем. Она его законная супруга и королева.

Граф: В этом и проблема.

Генрих (приподнимается на кровати): Отец, что там за шум?

Граф: Приехала Мария навестить тебя.

Генрих (почти испуганно): Зачем? Что ей нужно?!

(Входит Мария)

Мария: Я узнала о том, что ты серьезно болен, и захотела тебя проведать. Ты позволишь мне войти к тебе?

Граф: Но Вы не просто решили проведать Генриха, Вы хотите увезти его с собой в столицу!

Мария: Там увидим... Я хочу сама ухаживать за своим супругом, который заразился опасной болезнью. В чем странность такого моего поступка?

Граф: Но Ваше намерение - увезти его из моего дома? Вы привезли с собой телегу.

Генрих: Зачем телегу?! Я не понимаю...

Мария: Позволь мне обнять и поцеловать тебя.

(подходит к кровати принца. Наклоняется, целует его)

Доктор: Не наклоняйтесь так близко, Вы можешь заразиться.

Мария: Я не боюсь.

Генрих: Зачем телега?

Мария: Я хочу забрать тебя с собой в столицу, если ты согласишься, конечно.

Ведь я не могу пробыть долго в доме твоего отца. Государственные дела требуют моего присутствия в королевской резиденции. А в нашем замке я смогу обеспечить тебе должный уход, лучших врачей, и сама стану часто навещать тебя в твоих апартаментах и ухаживать за тобой.

Граф: Уму непостижимо, что Вы такое говорите! Вытащить оспенного больного, в горячке, с еще не опавшим лицом, из постели и везти по лютому морозу в открытой телеге за два дня пути - это же противно всем законам медицины и здравого смысла!

Мария (графу): Вы хотите откровенного ответа - извольте. В стране нашей неспокойно - ссоры и свары, мятежи и бунты, и недовольство - нет мира и согласия ни среди знати, ни в народе. Исключительно благодаря усилиям главнокомандующего вооруженными силами - его выдержке, железной воле, умению подчинить себе войска удалось достичь некоторой стабильности в нашем государстве.

Граф: О, премного наслышаны. Главнокомандующий Босуэл у Вас теперь всё и вся. Ему подарены поместья, отобранные у опальных дворян. Он захватил всю власть в стране и правит, как наместник.

Мария: Как раз военная диктатура Босуэла помогла мне укрепить власть и набрать силу. Он храбрый воин, отлично знающий свое дело. И один из немногих истинно преданных мне людей. Кто виной того, что я не могу привлечь в помощники и доверить государственные дела своему супругу Генриху? И Вы, и он сам, и все свидетели того как я к нему относилась и что для него сделала. Я наградила его всем, чем могла. Но моя любовь и дарованная власть не пошли ему впрок. Безволие и безумная ревность привели к тому, что он пошел на сговор с бунтовщиками и возглавил заговор против своей супруги королевы, целью которого было отнять у меня королевскую власть, а возможно, что и саму жизнь!

Граф: Это немилосердно - сейчас говорить об этом. Вы обещали простить и забыть.

Мария: Ах, простить я всё прощу, но забыть не в силах.

Граф: Чего же Вы от него хотите?

Мария: Хочу ухаживать за ним и увезти с собой в столицу, чтобы продемонстрировать всей стране, что мы примирились и, как добропорядочные супруги, в полном нашем согласии правим государством.

Граф: Что же, это ему решать, как нужно поступить в конфликте с Вами. Мы оставляем Вас наедине с принцем.

(Граф, Эрлин и доктор выходят)

Мария: Генрих, я истинно беспокоюсь о тебе. Я приехала, чтобы примириться и ухаживать за тобой, пока ты болен. Какими бы напряженными и даже враждебными не были наши отношения в эти месяцы, мне грустно видеть тебя в несчастье, больного и исхудавшего. Позволь мне ухаживать за тобой. Что бы ни случилось, я супруга Ваша и Вы мой супруг и нельзя нам расторгнуть наш союз. А, если тебе кажется, что Я поступила с тобой несправедливо, то прости меня.

Генрих. Сядь ко мне (Мария садится). Я смотрю на тебя и боюсь, что это сон. Я лежу здесь один - и дни, и ночи терзаюсь мыслью о том, что ты, которой я предался всецело, так жестоко оттолкнула меня и прогнала прочь.

(Мария наклоняется к нему и нежно целует)

И ты опять ласкова со мной, моя возлюбленная.

Мария: Но что причина нашей ссоры? Когда мы поженились с тобой, то я надеялась, что смогу опереться на помощь своего молодого, сильного супруга. Но ты своей глупостью и безволием испортил наш брак. Да, сердце из воска, которое каждая сильная рука лепит по своему произволу. Ты позволил моим врагам влить тебе в уши ядовитую клевету про меня и воспылать злой ревностью и жаждой мести. И к чему это привело?! Ты не подумал о нашем сыне, о его интересах. А ведь они должны быть важнее всего. Твои жалобы о моей, якобы имеющей место быть, супружеской неверности могли поставить под вопрос законные права нашего сына - будущего короля - на престол. Ничто не должно бросать тень на его рождение... (Берет руку Генриха, сжимает) Я клянусь тебе, что это твой сын... это настолько твой сын, что хотя бы ему когда-нибудь не пришлось пожалеть об этом!

(Генрих подходит к ней, обнимает, становится на колени, целует руки, плачет)

Генрих: Прости меня... Мало ли твоих поданных против тебя согрешило, и ты всех простила, а ведь я еще так молод. Клянусь, если ты теперь простишь меня, я не заставлю тебя жалеть об этом. (Смотрит в глаза ей, целует руки) Ты скажешь, что не раз меня прощала, а я снова впадаю всё в те же ошибки. Но разве так не бывает, что человек в мои годы, послушавшись дурного совета и второй, и в третий раз впадает всё в те, же ошибки, нарушая данное слово, но зато уж потом, наученный горьким опытом, окончательно берется за ум?! Если ты теперь простишь меня, я не заставлю тебя жалеть об этом.

Мария (задумчиво): Генрих, что если... я тебе уже предлагала это... что, если нам дать друг другу свободу. Формально оставим так, как есть - законный брак; и для всех - мы любящие супруги, но каждый живет как хочет... и я не против, чтобы у тебя появилась любовница...

Генрих: Не говори так. Все мои помыслы о тебе и только тебя единственную жажду я как любовницу. И ведь мне ничего от тебя не нужно, только чтобы мы, как верные супруги, делили кров и ложе. А, если ты не захочешь меня простить, то лучше мне не жить... Я жестоко наказан, что сотворил себе кумира и ни о чем не могу думать кроме тебя одной. (Целует ей лицо, шею). Останься у меня этой ночью, прошу тебя, не уходи...



Действие 2

(Одна часть сцены затемняется и включается свет во второй части сцены. На сцене Мария и Босуэл.)

Мария: Уже поздняя ночь. Я пишу тебе это долгое послание, чтобы не оставаться наедине со своими мыслями, со своей совестью. Я сегодня приехала к ним. Генрих встретил меня насторожено. Но я лаской и нежными речами усыпила его бдительность. Бедный, глупый мальчик - он опять тянется ко мне и верит каждому моему слову! Я надела личину любви и он опять подчинился мне полностью. Это ты вынуждаешь меня к притворству, которое внушает мне ужас и отвращение, ты навязываешь мне роль предательницы! Никогда я никого не обманывала, а теперь во всем покорна твоей воле. Прости, что я упрекаю тебя... Мы долго говорили с Генрихом и, знаешь, я раньше не слыхала от него более разумных и кротких речей. И ничей приказ, кроме полученного из твоих рук, не приневолил бы меня побороть сострадание.

Босуэл (недовольно): Так пожалейте его. Разве я могу указывать Вам.

Мария: Я все думаю - нет ли другого пути?

Босуэл: От официального развода Вы отказались.

Мария: Развод невозможен, потому что он негативно скажется на правах наследования престола моим сыном.

Босуэл: Соединитесь со своим супругом и разорвем нашу связь.

Мария: Нет, не о том... Это кабы я не знала, что его сердце из воска, а мое не было бы тверже алмаза... А так... Я не могу выносить его с собой рядом. Если б ты знал, как я страдаю оттого, что опрометчиво в недобрую минуту соединила свою судьбу с человеком меня недостойным.

Босуэл: Но я не могу решать за Вас и жду Вашего решения.

Мария: Нет, я теперь во всем покорна твоей воле. Намекни хоть словом, чего ты хочешь от меня - и я выполню это, чего бы мне это не стоило. Я готова сама стать нищей, но тебя сделать богатым. "Лишь для тебя и трон мой, и венец..."

(обнимает и целует Босуэла) Я об одном молю тебя - не презирай меня за этот мой поступок, за то, что я согласилась на такую низость. Ведь это ты всему причина. не отворачивайся от меня. Прости меня... (плачет)

(Свет переключается на другую сторону сцены)



Действие 3-е

(В комнате Генрих. Входит Эрлин)

Эрлин: Вам пора принять лекарство. (подает ему лекарство)

Генрих: Отчего ты плакала?

Эрлин: Вам показалось.

Генрих: Нет, скажи.

Эрлин: Я скучаю по тем вечерам, когда могла сидеть возле Вас и читать Вам книгу.

Генрих: Эрлин, как мой друг, порадуйся за меня, что я теперь весел, здоров и счастлив. И все это, благодаря присутствию рядом со мной моей супруги.

Эрлин: Но, Генрих, Вы опять во всем покорны королеве.

Генрих: Что ж делать... Что ж делать, если я мягкий и слабовольный человек.

Эрлин: Нет. Но даже, если это так, мягкий характер не является недостатком. Я знаю, что в Вас теплится неугасимое чувство чести.

(Входит королева)

Королева (Эрлин): Пожалуйста, отправьте это сообщение почтой, это мое послание главнокомандующему Босуэлу.

Эрлин (берет письмо, приседает): А я недавно виделась с главнокомандующим в его доме. Я ведь давно дружу с его женой.

Мария: Вот как?

Эрлин: Да. И как удивительно видеть грубого, неотесанного вояку Босуэла рядом с ней. Каким он стал тихим и послушным, и выполняет все ее желания, и ревнует ужасно, до смешного.

Мария: И что же, они так дружно живут?

Эрлин: Не знаю, но то, что он страстно влюблен в свою юную красавицу жену заметно всем. А еще я слыхала, что это Ваше величество сосватали Босуэлу в жены эту юную леди из богатого и знатного рода Хантлеев.

Мария: Да я. И весело отплясывала у них на свадьбе.

Эрлин: Я только не пойму, почему он так магически действует на женщин. Путь его усыпан любовными историями. По мне - он мало привлекательный верзила. Разве что успел приобрести некоторый лоск, служа при королевском дворе.

Мария: Нет. Босуэл человек достаточно образованный - говорит на разных иностранных языках, любит книги. А главное - отлично знает военное дело.

Эрлин: Наверное, я его мало знаю и могу ошибаться... Но его хамское высказывание о... (замолкает)

Мария: Не смущайтесь. Мне передали его слова - "что обе известные нам королевы даже и вдвоем не смогут составить одной хорошей бабы..." Но это неважно... Главное, что ему можно доверять.

(Эрлин уходит)

Генрих: Мария, ты считаешь Босуэла своим другом, а я так вижу его врагом. И, как он обнаглел с тех пор, как ты его возвеличила - никто ему не указ и никого он слышать не хочет. У меня при дворе есть и другие враги, но он хуже их всех.

Мария: Не беспокойся об этом...

Генрих: Не я один так думаю. И многие лорды считают, что Босуэл слишком занесся и мечтают избавиться от него. И скажу тебе, что от меня не все еще отвернулись и среди дворян есть многие, кто рад поддержать меня. Я еще разберусь с ним...



Действие 4-ое

(Свет переходит на другую часть сцены. Мария одна, потом выходит Босуэл)

Мария: Да... Босуэл... "Он первый мной владел..." Как же это случилось тогда... Холодный, осенний вечер. И мы гнали на лошадях много часов. Потом уже поздним вечером заехали в замок и засиделись за ужином до ночи... И что его подтолкнуло тогда - мой неосторожный взгляд или движение - что он осмелился напасть на меня и овладел мной неистово, грубо... Я сопротивлялась яростно, но не желала победить. А потом... Он насытился, и страстное жестокое желание сменилось в нем равнодушием... А я? Вместо гнева меня наполнило сладострастие, и я целовала ему руки... Впервые рядом со мной оказался мужчина с железной волей, суровый и стойкий, который сильней меня.

(Входит Босуэл)

Мария: Прошу - ответьте мне - супруга ли я Ваша?

Босуэл: Я Вас не понимаю.

Мария: Что ж тут понимать... Я слышу отовсюду, что Вы счастливый в семейной жизни человек и преданы безмерно своей молодой жене? Ее письма Вы читаете, целуете, храните, а мне Вы верить не хотите! Я только любовница, которую Вы готовы терпеть рядом с женой, лишь потому, что она королева?!

Босуэл: Мадам, я понимаю, что Ваше величество желает владеть тем, кто ей из каприза приглянулся.

Мария: Нет... Не как королева, но как женщина, я не могу делить тебя с другой.

Ты не гляди, что она обливается лживыми слезами, стараясь удержать тебя возле себя. А воззри на меня - всем жертвую я - честью, совестью, счастьем и величием. И на то деяние, на которое я иду против воли, единственно, чтобы заслужить ее место.

Босуэл: Мария, только законный брак может связать наши судьбы воедино. Моя жена хоть и сквозь слезы, но согласится на развод... Ваш законный супруг - вот кто преграда на пути к намеченной цели.

Мария: Я жажду отдать тебе все, чем владею. И я покорюсь любому твоему решению.

Босуэл: Приезжай скорей вместе с ним в столицу. Необходимые указания мной уже сделаны. Супруг Ваш остановится на время карантина в доме на пустыре возле Воровской слободы.

Мария: Но в таком доме не пристало находиться королю. Это сразу вызовет подозрения и кривотолки.

Босуэл: Только несколько дней, пока он полностью не излечится от оспы. Вы станете навещать его. А вскоре должно состояться празднество, прекрасный бал, который Вы украсите своим присутствием.

Мария: Да... И можно ли прибегнуть к более мягкому средству - к снадобью - оно надежней...

Босуэл: Не думайте больше об этом.

Мария: Еще прошу Вас, уничтожьте мои письма к Вам. Если их найдут, они могут погубить и меня, и Вас.

(Мария уходит)

Босуэл: Ну, нет, я спрячу их надежно. Эти письма защита мне от той же королевы. Вдруг ее милость отвернется и предаст меня, как предают другие.



Действие 5-ое

(Свет меняет направление. Стоят королева и Генрих)

Мария: Что ж, надо ехать.

Генрих: Всё так внезапно переменилось, что в это невозможно поверить.

А как я весел и бодр, и счастлив рядом с тобой. Одно меня тревожит. Я вижу, что ты печальна. Как будто какая-то тайна гнетет тебя.

Мария: Нет, ничего...

Генрих: Скажи мне, я помогу тебе. Поверь, что вместе мы справимся с любым несчастьем.

Мария: Нет, это так... Пойду распоряжусь. (уходит)

(Входит Эрлин)

Эрлин: Генрих, позвольте мне, как другу, любящему Вас, сказать вам откровенно...

Генрих: Я слушаю тебя. А если это просьба, я с удовольствием ее исполню.

Эрлин: Да. Я умоляю Вас - не уезжайте из дома своего отца. Супруге Вашей доверять нельзя. Такую власть взял Босуэл над ней, что она сама себе теперь не госпожа.

Генрих: Оставим разговор этот ненужный.

Эрлин: Это обман...

Генрих: Да, да... обман... что ж...

(Входит граф)

Граф: Так ты решительно едешь?

Генрих: Да.

Граф: Зачем?

Генрих: Чтобы делить с королевой постель и стол и наконец-то опять воцариться в своем государстве и ее сердце.

Граф: Ты глуп и это причина всех твоих несчастий. (Смахивает слезы)

Генрих: Вы плачете, отец?!

Граф: Старые люди чувствуют приближение беды.

Генрих: Простите... (Уходит)



Действие 6-ое

(Сцена сначала освещена с одной стороны, потом включается тусклый свет и на другой стороне. На одной стороне королева в красивом платье и Босуэл, звучит музыка. Они танцуют. На другой стороне при тусклом освещении кровать, на которой спит Генрих. Позже входят два бандита с кинжалами. Бандит замахивается кинжалом и опускает его. Раздается глухой стон Генриха. В это же время королева вскрикивает и падает в обморок)

Босуэл (держит королеву): Что с Вами, Ваше величество?

Мария (смотрит вдаль перед собой): Только что я увидала там во мгле седую женщину в ярко-красном, как кровь, платье медленно поднимающуюся по раскаленным ступеням... и эта женщина... я...



Октябрь 2013 г.




© Тамара Арефьева, 2013-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2017.





 
 

Тут http://www.artflag.ru/index.php/dekoracii представлена услуга по оформлению сцены.

www.artflag.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Можно [Мрак сомкнулся, едва собравшиеся успели увидеть взметнувшийся серый дым. Змеиное шипение прозвучало, как акустический аналог отточия или красной строки...] Виктор Хатеновский: День протрезвел от нашествия сплетен [День протрезвел от нашествия сплетен. / Сдуру расторгнув контракт с ремеслом, / Ты, словно мышь подзаборная, беден. / Дом твой давно предназначен...] Владимир Алейников: Скифское письмо [Живы скифы! - не мы растворились, / Не в петле наших рек удавились - / Мы возвысились там, где явились, / И не прах наш развеян, а круг...] Татьяна Костандогло: Стихотворения [Мелодия забытых сновидений / За мной уже не бродит по пятам, / Дождь отрезвел, причудливые тени / На голых ветках пляшут по утрам...] Айдар Сахибзадинов: Детские слезы: и У обочины вечности: Рассказы [Мы глубоко понимаем друг друга. И начинаем плакать. Слезы горькие, непритворные. О глубоком и непонятном, возможно, о жизни и смерти, о тех, кто никогда...] Полифония или всеядность? / Полифоничная среда / По ту сторону мостов [Презентация седьмого выпуска альманаха "Среда" в Санкт-Петербурге 4-5 марта 2017 г.] Татьяна Вольтская: Стихотворения [И когда слово повернется, как ключик, / Заводное сердце запрыгает - скок-поскок, / Посмотри внимательно - это пространство глючит / Серым волком...] Татьяна Парсанова: Стихотворения [Когда с тебя сдерут седьмую шкуру, / Когда в душе мятущейся - ни зги; / Знай - там ты должен лечь на амбразуру, / А здесь - тебе прощают все долги...]
Словесность