Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Цитотрон

   
П
О
И
С
К

Словесность




ОПЫТЫ  УПЛОЩЕНИЯ


- Вы живете на широкую ногу, - заметил гость, прогуливаясь по кабинету. - Сплошной Айвазовский - между нами, преизрядный халтурщик. Врун. Секстанты, штурвалы, барометры, компасы. Вот это все натуральное, смею заметить, медь и латунь. Вон я вижу на под потолком чучело нарвала. А шкура - белого медведя. Теперь мне ясно, что океанологам недурственно платят.

- Профессорам, - разгладил слегка раздраженный академик махровый халат. - И тем, кто выше рангом. - Сказать по правде, я принял вас исключительно из-за вашей назойливости. В придачу, признаюсь, мне хотелось позабавиться тихим - ведь тихим же? - безумием. Человек, который утверждает, будто живет на дне Тихого океана... - В квартире было душно, пахло нафталином и еще какой-то мерзостью. Гость, дюжий молодец, сел и поморщился. - Никак не привыкнуть, - пробормотал он. - Сказать по правде и только вам, иначе меня запрут в звуконепроницаемое помещение, я первый терранавт, который проник в ваши мозги. Я до отвала наелся вашей ядовитой корюшки. Вы не заметили, сударь, как уплостилась ваша грудь? А где же ваши черные от ультрафиолета квадраты, профессор?

- Член-корреспондент, - машинально поправил тот.

- Он уж точно не тот, каким был когда-то. Итак, вы напрасно приняли меня за масляное пятно. Я ваш Гагарин в космосе, где, кстати, всем вам тоже ничего не светит. Вернее, светит, но так морозит и жарит, что даже нас пробирает озноб. Я ведь вообще это вы. Гляньте в зеркало. Вас всех заменят.

Тот послушался и вдруг заорал:

- А меня куда же?

- Для этого, - нравоучительно сообщил Водяной, - внизу и стоит полицейский наряд. С циркулярной пилкой. У вас ведь нет небось ничего, кроме скальпа? Так, одному, мне не справиться. А эти ребята переведут вас в плоскость невидимости - разумеется, постепенно, чтобы вы привыкли к океаническим перегрузкам: обернут дыхательной пленкой, пока за миллиард лет не сформируются жабры. Пленка потом снимается, вы учитесь, пока не будет жабр, с позволения сказать, всем телом. Жабой выползете на берег, превратитесь в рептилию, погибнете от холода и метеоров. Ну, этого мы не допустим. За этим присмотрят, и вы представьте себе простейших и всю эволюцию заново. Вас интересует дно океана? Вы знаете, какое там давление? Как там жарко? Вам известно, что мы нарастали слоями источившись до микронов, ангстремов, нуклеотидных цепей? И при этом учиться? Но вот мы выбрались туда, где можно худо-бедно развиться из придонного ила. И даже развернуться. Поворотить всех жаб. как у вас выражаются.

- А дальше? - уронил слюну академик.

- Дальше? - А полицейский наряд?

По лестнице затопотал наряд.

- А я в Бога не верю! - вдруг выпалил океанолог. - И никакой эволюции не было!

- Дя? А где же он, ваш Бог?

Рассвет был близко.

- С иконками этими, ребята, аккуратнее. Оклады дорогие, снимайте их осторожненько. Образа - вообще крутизна. Полгода пасли! Конечно, через перископы.

апрель 2017




© Алексей Смирнов, 2017-2022.
© Сетевая Словесность, публикация, 2018-2022.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность